МАУ ИЦ «Норильские новости»

В моих руках — лишь горстка лет...

В моих руках — лишь горстка лет...

Вот спасибо начальнику Центрального архивного отдела Норильского ИТЛ и комбината МВД СССР, капитану внутренней службы Талякову, что возвел в ранг дела №9а “Сводки и радиограммы о вылове рыбы и реализации за 1948 год”, еще большая благодарность безвестным госпромхозовским ротозеям, благополучно посеявшим его, ибо единожды приобретя несуществующую конфиденциальность, пустяковая бумага так и кочевала из архива в архив через эпохи и вековечную российскую глупость, становясь все “секретнее”. Особенно трогательно выглядело это информационное “не пущать” в 90–е годы, когда в демократической ретивости госчиновники сдавали государственные тайны пачками, что и по сей день аукается потерями неисчислимыми. Впрочем, сегодня, кажется, маятник качнулся в обратную сторону...

Продолжение. Начало в №143, 145, 151.

Под грифом “секретно”

Теперь на каждом шагу секреты коммерческие и корпоративные. Ну, да бог с ними, в 48–м же году количество отстрелянных косых и тонны ряпушки таились на уровне объемов производства драгметаллов, никеля, меди. И какой–нибудь капрал Джон или Смит в разгар “холодной” (во всех смыслах) войны обалдевал на жутко законспирированной радиостанции на Аляске, перехватывая шифрованную радиограмму из Пуры или с Ламы, к примеру, такого содержания: “21.1 Кузьмину шифр 21–е 613\613 4–е 8300 5–е 23000 9–е 3\3 19–е 10000\20000 118 Малофеев”. Что это, количество сталинских соколов, готовых хлынуть ордой через пролив Беринга? Куда там Смиту в шпионском бессилии!..

Полагаю, что “секретилась” вся эта рыбная история по причинам вовсе не смехотворным, с позиции же современника абсурдным. На промыслах крупных не только песца добывали, рыбу неводили, имелся аэродром, на который запросто в те годы садился Ли–2, позже Ил–18, видывали рыбаки и самолеты другого рода, летавшие и садившиеся в полярных широтах вовсе не случайно. А чего бы и не присесть? Полоса в Усть–Тарее, к примеру, была длиною в три километра — современный аэродром! Смекайте!..

Миф о засилье “культа личности”

Теперь, думаю, самое время показать–рассказать, что же представляла из себя промысловая база в 40–60–е годы. Хотя бы та же Усть–Тарея. Теперь там, догадаться не трудно, разор, как говорят, Мамай прошел... А был порт, без ряжевых или, тем более, бетонных причалов, но плоскодонные, вместительные баржи с углем и прочим подходили к самому берегу запросто и разгружались, обеспечивая необходимым весь промысловый куст, вплоть до самой Пуры–реки. Про аэропорт уже сказано, добавим лишь, что помимо небольшого вокзального строеньица имелся настоящий ангар для ремонта самолетов. Была такая напасть у Ли–2 — радиаторы от непогод частенько “бежали”; паяли здесь же, как миленьких... Пошли дальше. Баня, магазины продовольственный и промтоварный, гостиница, в помещении которой крутили фильмы... Почта, как и фильмы, доставлялась регулярно и идеологически вооруженные рыбаки вдвое–втрое по–стахановски перекрывали добычные нормы. Стенная газета (о названии догадываетесь?) “Заполярный рыбак” на другом промысле, мысе Входном, передовицей призывала бороться “за выполнение и перевыполнение государственного плана вылова рыбы... и взятых социалистических обязательств”. Вот вам фамилии некоторых рыбаков–стахановцев, выписанных нами из приказа №7 от 2 февраля 1949 года промысла “Мыс Входной”: Колмогоров Иван Алексеевич, Таупманис Ольга Крестиановна(!), Пугачев Максим Иосифович, Торопов Николай Леонтьевич, Прочанюк Павел Романович, Поротников Александр Фролович, Гейнц Евгений, Шальнев Николай Федорович — нет ли имен знакомых?! Жаль... Фамилию же последнего рыбака запомним, о нем речь впереди...

Автор не историк, а газетная публикация — без претензий на научность исследования документов: каждый из них для меня интересен прежде всего с точки зрения сравнимостей, параллелей, социальных и экономических антитез с днями сегодняшними, с “Таймыром, который мы потеряли”, если хотите! Мы не “препарируем” документы, иначе следовало бы затеять небольшую брошюрку страниц этак в 150, мы ищем в них ассоциации, цвета, запахи в оживающем времени. И находим. Чаще печально–поучительные, случается, грустно–веселые, всякие... Исследователь отметил бы, читая документ, большое число прибалтов и украинцев (эк, куда их судьбина занесла от Балтийских морей и степей днепровских!) и, заметьте, вольнонаемных (1949 год на дворе); немало японцев, а вот поощрение “з/к” за труд доблестный параграфом обозначено отдельным. И к небольшому денежному приварку зэку прибавлялась о–очень важная формулировочка — “ходатайствовать рапортом...” — и сроки снижались! В заключение начальник промысла Галкин призывает “встретить 31–ю годовщину Советской армии и предстоящую Конференцию работников рыбного хозяйства высокими результатами работы” — 400 тонн рыбы только с одного промысла за год, чем не “высокий результат”? Тремя годами позже (приказ №220 от 2 декабря 1952 года по Центральному промыслу) “вдохновительная” часть приказа меняется сообразно актуальности: “Выражаю уверенность, что на основе развернутого социалистического соревнования коллектив промысла приложит все усилия и выполнит свои обязательства, даст 50 тонн рыбы к 21 декабря, дню рождения вождя всего прогрессивного человечества И.В. Сталина. Начальник промысла И.А. Панин”. И будет “...больше чугуна и стали на душу населения в стране”. Справедливости ради заметим, что этот пример верноподданического бумаготворчества — ЕДИНСТВЕННЫЙ из всего немалого количества документов, попавших к нам; миф о засилье “культа личности” в Заполярье всего лишь миф. Если и было засилье, то совсем другого рода... Впрочем, мы отвлеклись, излишне много уделив внимания “политической подкованности” промысловиков Заполярья.

Вернемся на безымянные улицы Усть–Тареи. В аэропортовый комплекс входили радио– и метеорологическая станции. Это вам не сегодняшний невнятный прогноз, замешанный на интернетовской гуще, что звучит в телефонной трубке!.. Густая сеть метеорологических станций опутывала все арктическое пространство, где жило и РАБОТАЛО множество людей, а не “ходило” экстремальными, раззвоненными до небес маршрутами. Пойти с мыса Входного до острова Диксон по ледяному панцирю океана... — да запросто! А погода там, я вам доложу... Кстати, хотите знать, какая погода была в последний день, накануне завершавшего сталинскую эпоху 1953 года? Только для вас. “31 декабря 1952 года. Температура на 8, 14 и 20 часов соответственно –40,5; –40,9; –41,5. Ветер на то же время юго–восточный, 4 метра в секунду. Поземка с 12 до 19.30. Старший метеоролог станции “Мыс Входной” Брейтмгам”. Однако это на 74–й широте, а на “юге”, на Тарее–реке, не теплее ли? Нет, тот же 41 градус подтверждает, увы, неизвестный метеоролог в радиограмме №57 в тот же день, а начальнику рыб- промхоза А.С. Пивню здесь же сообщается о неработоспособности рации: “...считаю, — без нерва докладывает начальник промысла, — участок без связи оставлять нельзя при таком количестве населения”. Ничего страшного, “обычные” хлопоты... Случалось, при тех же градусах по заимкам и рыбточкам по неделе (!) без топлива жили...

Трудом утвердиться

Пошли дальше... Хлебопекарня, несколько жилых одноэтажных домов на 100 с лишним человек, Дом геологов (значит, немало их было, коли так назывался), общежитие. К берегу поближе промзона — контора, бондарная мастерская, столярка, сушилка, засолочная, склады, санитарная часть (а как же, были и золотари в штате, с экологией, брат, не шутковали!), скотный двор... В приказе №109 от 8 июля 1952 года “О закрытии портновской мастерской” (и такая, стало быть, наличествовала. — В.М.) находим: “...портного Грицук П.С. перевести на работу по обработке рыбы по 4 часа в день, остальное время на доение коров”. Животноводческие рекорды совхоза “Норильский” бивали промысловики давно, да не памятны они за давностью лет, а напрасно... И не за экзотику (какая там экзотика!) и все такое, а за духовность и вдохновение, за стремление преодолеть — и трудом утвердиться! А еще бы отдельную главу посвятить женщинам–рыбачкам, потому как не только на дойке, на засолке, в портняжке, в общаге уборщиками трудились они (магазинами и складами сплошь заведовали мужики), но и в жутких условиях заполярной рыбалки. Нам стали известны их имена, вот некоторые из них: Кононова Анна Николаевна, Пичугина Марья Григорьевна, Саночкина Анна Фоминична, Агеева Фаина Ивановна, Астафьева Мария Александровна, Полынцева Анна, Дюкина Зинаида, Хрестолюбова Валентина... ОТЗОВИТЕСЬ, КТО О НИХ ЗНАЕТ! Сыщется ли когда для них толика добрых слов, для них, ехавших часто за мужьями в тундровую тьмутаракань. Такие примеры верности, бесхитростно–великие, обнаружены нами в книге радиограмм по промыслу “Агапа” за 1951 год. Что может сказать об этом радиограмма в несколько строк? Многое... И народилось после без повитух и акушерок целое поколение “коренных народов” вовсе не с раскосыми глазами, да немногие выжили в тех условиях, потому наверно так удивил меня вначале “младенческий” вальковский погост. А кто выжил, тому из тундры идти некуда. А уходить надо. Потому как не осталось от показанного–рассказанного мною ничегошеньки — Мамай... Ни на мысе Входном, ни на Тарее, ни на Агапе, развалины...

Все было не зря

Перелистывая страницы печали, осеннего настроения и былого, узнаю о сборах небольшой компании промысловиков на Агапу. За какой нуждой, помалкивают. Известное дело, народ промысловый, наперед трепаться дурным знаком почитает. Но все ж выведываю — точно не за песнями.

– Куда ж в холода–то?

– А чего нам холода? У нас там балки, дизель.

Вот, а я тоску на тебя, дорогой читатель, нагоняю: балки, дизельные станции, попер народ в тундру, оживает промысловое дело!

– Погоди, — охлаждают меня собеседники, никто никуда не “попер”. Это... как бы тебе объяснить? — следует мучительная пауза. — Раненая птица все равно ищет спасения в гибельном для нее небе. До конца. Вот и мы... никаких уже “мотивов” нет, ни экономических, никаких! Абсолютно! Это попытка самим себе доказать, что ли, что все было не зря.

– Что не зря?

– Жизнь не зря.

Окончание следует.

Виктор МАСКИН. Фото автора.

13 октября 2006г. в 16:45
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.