МАУ ИЦ «Норильские новости»

Исповедальня

Исповедальня

Курилка для пациентов в роддоме? Парадокс — удивитесь вы. Нет — объективная реальность.

Попала я в это медучреждение не по причине предстоящего материнства, а по своим, так сказать, женским делам — кроме родильного отделения, там есть еще и гинекологическое. А поскольку являюсь курильщиком со стажем, первым делом, как устроилась на своем койко–месте, поинтересовалась у медсестры, где здесь укромный уголок для таких, как я, — обладателей вредной привычки. К моему удивлению, таковой имеется, и не только для медперсонала, но и для “постояльцев” заведения.

Я еще больше удивилась, когда обнаружила там нескольких беременных женщин и новоиспеченных мамаш. Первые — пациентки “патологии”, их можно было отличить по разнокалиберным животам и домашней одежде, вторые — родильницы — щеголяли в застиранных ситцевых халатах, небрежно помеченных казенным штампом, из–под которых торчали не менее выразительные сорочки. Женщины с удовольствием затягивались сигаретой и делились проблемами вынашивания детей. Одна, совсем юная, особа с чуть наметившимся пузиком допытывалась у своих товарок:

– Нет, вы мне скажите, зачем врач заставляет меня грудь перетягивать?

– Так ты и спроси у нее, — не вдавались в подробности те.

– Ага, дождешься от них. Вот, говорит, у меня почки не в порядке, пилюли какие–то назначила, а на УЗИ не отправляет. А вдруг эти таблетки малышу навредят? — не унималась пигалица, нервно глотая дым.

– Так не пей...

– Так они ж дорогие, куда их теперь девать? Придется пить.

Другая дамочка, постарше, сетовала:

– А мой–то недоношенный родился. Жалкий такой, лежит в реанимации, весь в трубках.

– И мой тоже, — вторила ей дебелая молодайка (картину Кустодиева “Русская Венера” видели? Вылитая ее копия.). – Мне даже его после родов не показали, сразу унесли. Я–то уверена была, что у меня мальчик, даже имя придумала. А после родов оклемалась, медсестра подзывает: мол, как в свидетельстве ребенка записывать будем? Данила, говорю. “Какая Данила? Это что, новое женское имя?” Так узнала, что девочка у меня, оказывается. Вот теперь голову ломаю, как назвать. Не готова была к такому повороту событий.

– С мужем посоветуйтесь, — не удержалась я и встряла в разговор “бывалых”.

– Так он, козел такой, который день уже не просыхает. Звонила ему — привези мне кое–какие вещи, а он в ответ: не могу за руль сесть — пиво пью, полежи еще пару дней, дорогая. Какое там имя ребенку!..

– Так муж, наверное, на радостях... Первенец ведь... — попыталась я успокоить мамочку.

– Третий уже... И последний!.. Все — баста! Вставляю спираль.

– А мой пострел мне покоя не дает, — торопливо попыхивая сигаретой, поддержала беседу еще одна мамаша. — Вот сейчас кормить побегу, ни на минуту нельзя оставить. А завтра на выписку, мужа попросила привезти что–нибудь понаряднее из вещей да косметику — надо ж красивой быть, событие все–таки...

И опять я не удержалась:

– А зачем же вы курите, ведь грудью ребеночка кормите?..

– Так ведь нельзя сразу резко бросать. Это вредно для него — он ведь к никотину уже привык!..

– ?!

На следующий день, перед обедом, эта мамочка вновь объявилась в курилке — при макияже, с претензией на прическу, опять быстро проглотила очередную порцию никотина и счастливая умчалась. Домой.

Встречались здесь и другие персонажи, особенно в позднее время. Женщины средних лет и постарше. Их отличали эластичные чулки на ногах и потухший взгляд. Потом я узнала — это пациентки после операции. Их грустные исповеди о страшном диагнозе — онкология, как правило, заканчивались безжалостным к себе вердиктом — “сама виновата, запустила”. Они уходили домой с тяжелым сердцем — как жить дальше?

Дни шли своим чередом. Менялись в курилке дамочки: пузатые, штампованно–ситцевые, грустно–чулочные.

Много женских историй, счастливых и невеселых, хранят те стены, пропитанные толстым слоем никотина. Они уже привыкли и к ненормативной лексике, коей изобилует речь молодых мамочек, и к степенным разговорам женщин постарше, к ворчанию санитарок, каждое утро усердно убирающих банки с окурками и россыпи пепла на полу. ИСПОВЕДАЛЬНЯ — так окрестила я это место.

Да, а малышку той “русской Венеры” назвали Кариной. С моей подачи. Надеюсь, ее отец одобрил этот выбор.

Елена ОСИНКИНА.

27 октября 2006г. в 13:30
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.