МАУ ИЦ «Норильские новости»

Будем приспоСАБливаться

Будем приспоСАБливаться

Будем приспоСАБливаться

Безопасность в небе начинается на земле. В этом убедились корреспонденты «Заполярной правды», познакомившись с работой службы авиационной безопасности (САБ) аэропорта «Норильск».
Будем приспоСАБливаться

Переступив порог любого аэропорта мира, пассажир оказывается на особой территории, где царь и бог — безопасность. Каждый наш шаг с этого момента в центре внимания сотрудников службы авиационной безопасности. Даже если мы этого не замечаем (а мы этого не замечаем!), нас контролируют вплоть до посадки в самолет. Там зона ответственности САБ заканчивается. На борту царь и бог — КВС, командир воздушного судна.

«Первая линия обороны»

Чего скрывать: многие пассажиры считают, что в аэропорту им треплют нервы и придираются по мелочам. «Без недовольных не обходится», — соглашаются сотрудники службы безопасности. Но продолжают «трепать» и «придираться». Поблажек — никому. Ни чиновникам, ни пилотам, ни коллегам из САБ, ни журналистам «при исполнении».
«Пожалуйста, выложите из карманов мобильные телефоны, ключи, зажигалки, сигареты, мелочь. Положите в лоток и поставьте на ленту. Пройдите через рамку. Поднимите руки. Повернитесь. Проходите». Параллельно рентгенотелевизионные интроскопы «сканируют» содержимое багажа и ручной клади. Эта техника нового поколения, для справки, способна обнаружить даже проволоку сечением до десятых долей миллиметра.
Привычная до последнего времени процедура теперь имеет свои нюансы. С начала года, согласно приказу Минтранса России, контроль авиационной безопасности усилился в целях предотвращения террористических актов («ЗП» писала об этом 14 января в материале «Сухой закон» ).
Роман Беренгардт
Роман Беренгардт
– Все, что находится в карманах одежды, теперь обязательно проходит проверку через рентгенотелевизионный интроскоп, — обращает внимание начальник группы досмотра аэропорта «Норильск» Роман Беренгардт. — Зачем? К примеру, в пачку сигарет или телефон можно заложить заряд, которого хватит для проведения теракта. В данном случае это исключено — интроскоп покажет наличие взрывчатых веществ.
После рамки металлодетектора пассажиры проходят теперь обязательный тактильный досмотр. Багаж также могут подвергнуть ручному досмотру, если содержимое вызывает сомнения у инспектора. Будьте готовы, что вас попросят открыть чемодан или сумку. Поэтому, советует САБ, не упаковывайте багаж заранее. Делайте это в порту.
Основная масса пассажиров на такие манипуляции реагирует с пониманием. Безопасность в наше неспокойное время важна. Но всегда находятся люди, говорят сотрудники САБ, которым дополнительные меры не нравятся. Такие товарищи портят настроение не только себе и окружающим. Инспекторам группы досмотра — тоже. В этих ситуациях выдержкой персонала «первой линии обороны» (определение Романа Беренгардта. — Прим. авт. ) можно только восхищаться. Они продолжают культурно и вежливо общаться. Хотя «создавать хорошее настроение» в их обязанности не входит.

Сухой закон. Продолжение

Введенный в дни новогодних каникул запрет на перевозку в ручной клади любых жидкостей (в том числе объемом до 100 мл), кремов, аэрозолей, гелей, женской косметики в целом стал неприятным сюрпризом для путешественников. Понятно, что без зубной пасты или губной помады в полете можно обойтись, но жесткий запрет на пронос в салон детского питания и лекарств едва не превратил усиление мер безопасности в фарс. Благо Минтранс и Росавиация вовремя спохватились и разрешили брать в салон питание для детей и медикаменты после специальной проверки.
К усилению контроля служба авиабезопасности аэропорта «Норильск» была готова, как и положено такой структуре. Соответствующую информацию через справку–автомат 006, СМИ, по громкой связи и через объявления в аэропорту доводят до пассажиров. То есть в идеале норильчане о новых правилах должны знать. Экспресс–опрос пассажиров рейса Норильск — Уфа — Баку показал, что знают, но в общих чертах. А вот к самому факту усиления мер безопасности отношение у всех положительное.
Динар, Эльмира и юный Эмиль Суяргуловы летят в Уфу. О нововведениях знают и ради безопасности готовы неудобства перетерпеть.
– Все вещи, которые нельзя брать с собой, упаковали и сдали в багаж, — говорит Эльмира. — С собой только водичка для ребенка. На входе в аэропорт у меня проблем не возникло — у женщин обычно в кармане только мобильный. А вот мужчинам там сложнее — у них и ключи, и сигареты, и сотовые, и мелочь в карманах.
Родителей Эмиля не пугает, что бутылочку с водой попросят оставить на досмотре.
– Могут забрать? — переспрашивает глава семьи. — Ничего страшного — купим в накопителе. Мы все понимаем и поддерживаем любые меры безопасности.
С трудом, но Самсоновым удалось косметичку запихать
С трудом, но Самсоновым удалось косметичку запихать
– То, что детское питание — кашки, соки — можно брать с собой, я знаю, — Наталью Самсонову наш вопрос не удивил. К полету с полуторагодовалой дочкой Мариной они с супругом подготовились. — Если попросят открыть и показать — без проблем. Все рядом, в отдельной сумке.
Однако новость о том, что такие женские мелочи, как помада и кремы, тоже запрещены, стала для Натальи откровением. Она даже приняла это за шутку. Мы призвали на помощь старшего инспектора группы досмотра аэропорта «Норильск» Надежду Каменских.
– Тени еще можно взять с собой, а помаду, тушь, блеск для губ, духи следует упаковать и сдать в багаж. Запрещено, — рассматривая косметичку, пояснила Надежда.
Супруга Натальи это возмутило.
– И куда я косметичку запихну? Сумки мы еще дома упаковали, — горячится Леонид. — Что мы плохого можем сделать с помощью губной помады или туши? Не понимаю... Придется сумку распаковывать, потом — уже за деньги — вновь упаковывать...
В конечном итоге ситуация разрешилась. Молодые люди нашли место для косметички. Но осадочек, как говорится, остался.
– А как поступать, если о запрещенных вещах человек узнает только на спецконтроле, когда багаж сдан? — интересуемся у Романа Беренгардта.
– Раньше все жидкости (общим объемом не больше литра) упаковывались в прозрачный пакет и пломбировались. Их можно было проносить, но запрещено вскрывать на борту, — поясняет начальник группы досмотра. — Сейчас даже в таком виде нельзя, кроме товаров, купленных в «чистой» зоне, в том числе в дьюти фри. Поэтому остается два выхода: либо передать вещи провожающим, либо сдать в камеру временного хранения. В последнем случае составляется акт, и на его основании по прилете, но не позднее трех месяцев, свои вещи вы получите обратно.

Все равны

Много вопросов поступает сотрудникам САБ по поводу правил провоза в ручной клади детского питания и лекарств. Тоже спрашиваем об этом у Романа Беренгардта. Получаем исчерпывающий ответ.
– Директивой Росавиации разрешено проносить на борт воздушного судна детское питание, в том числе материнское молоко, только после досмотра с помощью газоанализатора на наличие паров взрывчатых веществ. Если упаковка нарушена, или состав смеси вызывает сомнения у сотрудника САБ — вскрываем, проверяем газоанализатором и принимаем решение.
С лекарствами и так называемыми «необходимыми потребностями» ситуация похожая, правда, с несколькими «но»...
– Для проноса необходимых во время полета лекарств требуется справка–подтверждение. Больные диабетом, аллергики, к примеру, всегда их возят с собой. Но в любом случае все медикаменты будут досмотрены, — поясняет Роман Беренгардт. — Если на ампулах нет маркировки, или таблетки не в упаковке, их к провозу в ручной клади запретят. Что касается «необходимых потребностей». Если человеку в силу заболевания нужно пить много жидкости, или необходимо специальное питание, то все это тоже можно пронести на борт при наличии подтверждающей справки.
В сопровождении Романа проходим в накопитель. Интересуемся у матери двоих детей Малейки Абасовой, легко ли ей и детям дался предполетный досмотр. Женщина улыбается, но видно, что проблемы возникли.
– Я все заранее упаковала и, кроме еды для детей, в самолет ничего не взяла. На спецконтроле все прошло нормально. Сумку «просветили» и пропустили. Неприятно другое — старшую дочку заставили снять верхнюю одежду, хорошо, что младшую — ей меньше года — не нужно было раздевать. Плюс мне самой пришлось раздеваться, снимать обувь, часы... Если бы была одна, без свекра, пришлось бы тяжело. С другой стороны, я очень переживаю за безопасность детей, поэтому к таким проверкам отношусь с пониманием.
По словам Романа Беренгардта, ни возраст, ни социальное положение во время предполетного досмотра значения не имеют. Даже экипажи проходят такую тщательную проверку.
– Персонал аэропорта ежедневно проходит процедуру досмотра, как и работники торговых точек в здании, сотрудники транспортной милиции, билетных касс, представительств авиакомпаний, — резюмирует руководитель группы досмотра. — Если человек вышел покурить, он по возвращении будет досмотрен. САБ исключений не делает ни для кого. Даже для своих коллег.
Дмитрий БЫКОВ
Фото Владимира МАКУШКИНА

28 января 2014г. в 17:15
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.