МАУ ИЦ «Норильские новости»

Предмет гордости

Предмет гордости

Предмет гордости

Норильск — город очень компактный. Из конца в конец его можно пройти минут за сорок. Его улицы нам хорошо знакомы и, кажется, ничем не могут нас удивить. Но это не совсем так. Знаете ли вы, к примеру, сколько в Норильске памятников?
Строительство часовни на «Норильской Голгофе». 1995 год

Точки на карте

Согласно перечню 2011 года, составленному Музеем истории освоения и развития НПР, в нашем городе и его окрестностях установлено 34 памятника и памятных знака, а также 43 мемориальные доски. Они есть в Центральном районе, в Талнахе, в Старом городе, на «Надежде», в оганерской больнице и даже в районе озер Лама и Мелкое.
Учтите еще, что в этот список не вошли новые или восстановленные памятники и знаки, появившиеся в последние годы: «Приют беспокойных сердец» недалеко от Красных Камней, поклонный крест на трассе Кайеркан — Норильск, самолет Ан–26 на «Надежде», памятный знак на Нулевом пикете, вагонетка и штольня на горе Рудной. Кроме того, по городу разбросано несколько скульптурных композиций (девушка–норильчанка на берегу Долгого озера, Пушкин со сказочными персонажами, Северный человек, олень, медведица, морж, аисты у роддома) плюс въездные стелы. В общем, перечень набирается внушительный.
Городские скульптуры
Городские скульптуры
Кому–то старые памятники напоминают о трудных для страны и города временах, кого–то радуют вновь установленные монументы. Кто–то поднимает народ на строительство памятников недостающих, а кто–то с грустью вспоминает об утраченных. В список последних сотрудники музея внесли памятник Михаилу Калинину, что стоял на привокзальной площади, талнахский обелиск Воину–освободителю, самолет Ли–2 в Алыкеле, «снежинку» на здании на Ленинградской, 3.
Были утрачены, но вновь восстановлены уже упомянутый самолет на «Надежде» и комплекс «Здесь начинался Талнах». От себя могу добавить, что нет на месте двух мемориальных досок (на бывшем здании ПУ–58 и на музыкальном училище), а один из памятных знаков бауманцам в Талнахе оказался заслонен зданием магазина и, похоже, уже разрушен вандалами.
Лилия Луганская
Лилия Луганская

Вы чьих будете?

Кто же следит за состоянием норильских достопримечательностей, кому адресовать вопросы и жалобы, если какая–то из них может вот-вот исчезнуть с карты города? Недаром считается, что сохранить памятник зачастую намного сложнее, чем его поставить.
Лилия ЛУГАНСКАЯ, ведущий специалист отдела развития отраслевых услуг управления по делам культуры и искусства администрации Норильска:
— Если вы видите, что памятнику грозит опасность, вы можете обратиться в управление культуры. В первую очередь нам понадобится определить собственника объекта. Может быть, горожане не задумываются об этом, но каждый памятник или мемориальная доска с юридической точки зрения — это чье-то имущество. Именно собственник несет за них ответственность, только он может заниматься их ремонтом или реставрацией.
Какая-то часть наших памятников относится к муниципальному имуществу, Первый дом и памятник Ленину находятся в федеральной собственности, бюст Авраамия Завенягина принадлежит ЗФ ОАО «ГМК «Норильский никель». Но, к сожалению, многие памятники и мемориальные доски в Норильске — бесхозные. Их устанавливали в разное время, часто на эмоциональном подъеме, что-то появилось в ходе народной стройки, но в итоге собственник не был обозначен. Такая история, например, у обелиска «Первым!», что стоит на дороге в Талнах, и у памятных знаков бауманцам.
Разрушенный памятный знак бауманцам
Разрушенный памятный знак бауманцам
Рождение нового памятника — безусловно, радостное событие. Но инициаторы всегда должны думать о его дальнейшей судьбе, понимать, что это большая ответственность. Само возведение — это лишь надводная часть айсберга. Под объект нужно оформить земельный участок, получить разрешение на строительство и, главное, определить, кто будет хозяином памятника, содержать его. Многие памятники у нас пребывают в плачевном состоянии. Но администрация города не имеет права расходовать средства на уход за чужим имуществом. Сложная ситуация, например, с памятником Ленину. Пока он находится в федеральной собственности, его нельзя привести в порядок. А процесс передачи пока не завершен.
Иногда кажется, что решение проблемы лежит на поверхности: записать бесхозные монументы в городскую собственность – и все тут. Но на деле это непростая и длительная процедура, которую нужно проводить по каждому памятнику. Нужно время, чтобы его признали бесхозным, и лишь в случае если хозяин не объявился, начинается процесс приема имущества в собственность. А пока хозяина у имущества нет, нет и ответственности за его порчу. Бесхозные памятники — беззащитны.

На весах истории

— Лилия Григорьевна, но ведь все памятники охраняются государством? Разве не так?
— Разумеется. Но и здесь есть свои тонкости. Согласно Федеральному закону № 73 «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» к объектам культурного наследия относятся объекты недвижимого имущества, «возникшие в результате исторических событий, представляющие собой ценность с точки зрения истории, археологии, архитектуры, градостроительства, искусства, науки и техники, эстетики, этнологии или антропологии, социальной культуры и являющиеся свидетельством эпох и цивилизаций, подлинными источниками информации о зарождении и развитии культуры».
«Норильская Голгофа»
«Норильская Голгофа»
Если объекты культурного наследия по определению являются недвижимыми, то мемориальные доски из этого списка сразу исключаются; если мы говорим об исторической ценности, значит, городская скульптура тоже выпадает из этого списка. Перечисленными признаками обладает ряд норильских памятников истории, архитектуры и искусства. В законе описана процедура, которую должен пройти памятник, чтобы стать объектом культурного наследия. Это, во-первых, историко-культурная экспертиза, ведь подтвердить ценность памятника должен специалист – аттестованный Министерством культуры РФ эксперт. Следует определить категорию памятника: объекты могут быть федерального, регионального или местного значения. Необходимо оформить границы самого памятника и границы его охранной зоны. Все это затяжные, юридически сложные и затратные процедуры. Оплачивать их должен собственник, а мы уже говорили, что такового может и не быть. В Норильске много памятников, но важно понимать, что объектами культурного наследия пока считаются далеко не все из них.
— В этой таблице всего девять объектов культурного наследия из 34 памятников! А этот список будет расширяться?
— Если памятник или здание обладает признаками объекта культурного наследия, собственник может заказать проведение историко-культурной экспертизы, и при положительном решении тот попадет в соответствующий реестр. Но он будет предметом не только гордости, но и заботы. Все наши объекты культурного наследия считаются памятниками регионального значения. Что это значит? То, что их нельзя ремонтировать или реставрировать без согласования с министерством культуры Красноярского края. К сожалению, в Норильске нет представительства службы охраны памятников, а Красноярск отделяют от нас большие расстояния, и потому дело затягивается. Чтобы отремонтировать дом, являющийся памятником архитектуры, выполнять проектные и реставрационные работы должны подрядчики, имеющие определенные лицензии, ремонт должен вестись под дополнительным авторским и техническим надзором.
Могилы норильчан – Героев Советского Союза
Могилы норильчан – Героев Советского Союза
И даже с перечисленными девятью объектами культурного наследия не все обстоит гладко. Сейчас определяется собственник знака «Здесь начинался Талнах», в планах застройки Ленинского проспекта и Севастопольской улицы четко не определено, какие именно дома считаются памятниками архитектуры.
Последние два года мы плотно занимаемся Ленинским проспектом. Долгое время не удавалось выяснить, что именно входит в его ансамбль: вся протяженность проспекта или только здания до Гвардейской площади. Если считать по указанной в паспорте памятника хронологии — с 1940-х по 1960-й год, то это дома с № 1 по № 28. Была заказана и проведена историко-культурная экспертиза, собраны необходимые документы. На каждый из 48 домов проспекта, а некоторые имеют по несколько корпусов, мы собирали множество бумаг: копию техпаспорта, адресную справку, историческую справку, выписку из реестра собственников... Когда я повезла эти бумаги в Красноярск, их вес составил 30 килограмм! В итоге эксперт дал положительные заключения на здания Ленинского проспекта от Октябрьской площади до улицы Советской – от дома № 1 по № 22. Но процесс на этом не закончен. На проспекте нужно еще провести работы по установлению охранных зон и решить другие вопросы.
В перспективе такую же процедуру должен пройти ансамбль застройки Севастопольской улицы. Но фактически там остался только один дом, имеющий историческую ценность, — Севастопольская, 7. Больше от красивой улицы ничего не сохранилось. Да и этот дом стоит без одного крыла, а второе деформируется.
Мы очень надеемся, что в этом году нам удастся отремонтировать еще один объект культурного наследия — групповой памятник трем Героям Советского Союза, расположенный на городском кладбище. Мы уже подали соответствующую заявку в краевое министерство культуры.
Мемориальный комплекс «Норильская Голгофа» тоже недавно перешел в муниципальную собственность, в ближайшее время может пройти экспертизу и пополнить список объектов культурного наследия.
Как видите, для начала нам нужно решить вопросы с теми памятниками, что уже считаются объектами культурного наследия, и лишь потом браться за регистрацию остальных.
Информационная доска на памятнике архитектуры
Информационная доска на памятнике архитектуры

Руководство к действию

— Но пока суть да дело, как же сохранить другие памятники?
— Неужели для того чтобы мы бережно относились к памятнику, возле него обязательно должна стоять табличка «Охраняется государством»? Собственник может вести уход за своим объектом без внесения его в госреестр. Например, площадь Памяти Героев недавно была передана из федеральной собственности в муниципальную. Она не числится в реестре объектов культурного наследия, но при этом собственник — администрация города — за территорией ухаживает, за памятником присматривают, убирают мусор и снег. Точно такая же ситуация с памятником «Вечно живым» в Талнахе.
— А как быть с мемориальными досками и городскими скульптурами?
— С первыми вопрос сложный. По сути, их содержание сейчас не регламентируется ни одним нормативно-правовым актом. Если у них есть владелец, это проще. Недавно нам удалось почистить две доски — на улице Завенягина и на улице Севастопольской. В этом нам очень помогли лаборатория механического завода ООО «Норильский обеспечивающий комплекс» и ООО «Энерготех».
Городские скульптуры относятся к объектам благоустройства. Соответственно, за их состоянием следит управление городского хозяйства. Кстати, памятники и памятные знаки тоже могут считаться объектами благоустройства. Мне очень нравится опыт Санкт–Петербурга, где есть музей городской скульптуры. В его ведении находятся и объекты культурного наследия, и мемориальные доски, и городская скульптура, и обо всем заботятся сотрудники музея. Конечно, в Питере памятников намного больше, чем в Норильске, но идея привлекательная.

«Заполярка», в свою очередь, тоже озвучит идею, которая стихийно уже реализуется. Пока не все памятники прошли историко–культурную экспертизу, нужно «пропавших» собственников заменить шефами. На добровольных началах и по родственно–соседскому принципу. Примеры есть: НИИ уже ищет способы очистки мемориальной доски Федоровскому, размещенной на стене здания института, железнодорожники приглядывают за паровозиком на Амбарке. Продолжая этот ряд: роддому сам Бог велел обласкать скульптуру аистов, а «Заполярка» снова будет «умывать» Северного человека, сидящего в нашем дворе. Это, кстати, может быть и позитивной социальной рекламой.

Светлана ГУНИНА

26 марта 2014г. в 17:45
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.