МАУ ИЦ «Норильские новости»

Арктика Арктике рознь

Арктика Арктике рознь

Арктика Арктике рознь

Сторонников и противников объединения Таймыра, Эвенкии и Красноярского края роднит одно — желание обрести закон “Об арктической зоне”. Есть и беспокойство — чтобы эту идею не постигла та же участь, что и идею закона “Об особом статусе Норильска”. В течение всего прошлого года мы наблюдали, как дальше деклараций дело не пошло.
Арктика Арктике рознь

Кто виноват?

Губернатор края Александр Хлопонин во время своего визита в Норильск выразил недовольство, что за долгое время не был подготовлен даже соответствующий проект. Спикер Норильского горсовета Сергей Шмаков отреагировал на упрек так: “Критику губернатора принимаю. Голову пеплом не посыпаю, но наклоняю”. Итак, почему закон “Об особом статусе Норильска” так и не увидел свет?

– Жизнь не стоит на месте. Когда мы говорили о создании закона “Об особом статусе Норильска”, это было действительно актуально. Мы хотели поставить Норильск в особые условия. Но вышел 131–й Закон, который разграничил полномочия местных, краевых и федеральных властей (Федеральный закон “Об общих принципах организации местного самоуправления” подписан президентом 6 октября 2003 года — прим. автора). Возникла первая проблема.

В бюджет прошлого года было заложено 5 миллионов рублей на разработку закона “Об особом статусе Норильска”. “Но к большому сожалению, — отмечает Сергей Шмаков, — депутатский корпус не получил от администрации даже технического задания”. В итоге средства пришлось перераспределить при корректировке бюджета.

– Кто в течение года должен был заниматься разработкой закона, с идеей которого вы целый год ездили в Красноярск и Москву?
– Много можно говорить о нерадивости чиновников, но писать экономические законы — не прерогатива городского Совета. Поэтому и была проволочка в этом вопросе. Были совещания. Порешали. Или груз ответственности оказался сильно большим, или не знали, с какой стороны подойти. В общем, техническое задание в том виде, в котором должно было быть, не родилось. Написать такой закон — это не так, что сели три–четыре человека и написали. Это должен быть, по крайней мере, научный институт. Тогда Заксобрание стало бы рассматривать законопроект. Если под законом стояли бы имена Шмакова или Мельникова, я думаю, это не такие авторитеты для утверждения закона. Вот уже вторая проблема.

Третий момент. Мы сейчас имеем достаточный для Норильска бюджет и без особого закона. На 2005 год мы совместными усилиями добились тех нормативных отчислений, каких нет нигде в крае. У нас остается 40 процентов по прибыли, 40 процентов по подоходному налогу. У Красноярска по 33 процента и там, и там. Это уже какой–то особый статус Норильска.

Законы–близнецы

– Что должно было быть отражено в законе об особом статусе? Исключительно заработные платы и стандарты для Норильска. Теперь федерация разрешила устанавливать зарплаты на уровне исполнительной и представительной власти на местах. Я считаю, самое главное — легализовать “кавэшки”. Вот если это будет сделано для местных, краевых и федералов, — это 90 процентов от этого закона. Что касается краевых бюджетников, а это врачи, учителя, то отдельным краевым законом им могут установить зарплату, исходя из наполняемости бюджета.

Остаются вопросы по стандартам. Это требует глубокой научной проработки. Например, содержание 1 квадратного метра на Севере стоит столько–то. По этим тарифам бюджет должен компенсировать затраты на ремонт. Нужно работать довольно длительное время, чтобы разобрать всю ситуацию и обосновать все цифры. То же по стандартам с классами–комплектами.

– Не дублируют ли друг друга законы “Об особом статусе Норильска” и “Об арктической зоне”? Губернатор обмолвился, что после референдума будут прорабатываться оба проекта.
– Дублируют. Но если закон принят на федеральном уровне, он имеет больше действия, чем закон, принятый на краевом уровне. Да, наверное, не додавили со стороны администрации, чтобы мы хотя бы техзадание на разработку закона “ Об особом статусе Норильска” получили. Но проблему 2005 года всё равно решили. Можно распылиться и впредь сделать оба закона. Но исполнение краевого закона зависит от того, сколько в бюджете средств. Не будет денег — не будет работать закон. Вот пример. На 2005 год Норильску было предусмотрено около 250 миллионов рублей по краевой программе “Ветхое и аварийное жилье”. Мы имеем из этих денег только 11 миллионов. Так получилось при корректировке краевого бюджета.

Я по–прежнему за закон “Об особом статусе Нориьска”, но знаю также, что слово “особый” вызывает негатив в Красноярском крае. Одно дело — написать закон, и совсем другое — принять его в Заксобрании. Лучше, по–моему, в федеральном законе “Об арктической зоне” указать различные нормативы для Воркуты, Магадана, Якутии и Норильска. Просто цифрой выделить каждый район Арктики. Арктика Арктике рознь. Но даже если мы к равному знаменателю приведем Норильск и Якутск по зарплате федералам, это уже будет хорошо. Мы стоим на распутье. Выполняя наказы губернатора, мы приложим все усилия, чтобы этот закон был разработан или, по крайней мере, намётан. Когда доля “кавэшек” вольется в зарплату, это решит проблему, в том числе и северных пенсий. Их уже никто не сможет отобрать.

Поощрить или наказать?

– Как вы расцениваете сценарии, которые представил губернатор в отношении исхода апрельского референдума?
– Это не запугивания, а конкретные экономические выкладки. До 2005 года государство платило Таймыру и Эвенкии по 3 миллиарда рублей ежегодно, а с 1 января перестало. Референдум не состоится — минус 6 миллиардов в бюджете края. Это пессимистический сценарий. Президент скажет: “Пусть существуют автономные округа, но все финансовые потоки всё равно пойдут через Красноярск”. Как Хлопонин выплатит “кавэшки”, если бюджет края потеряет 6 миллиардов рублей? Но это еще полбеды. Если референдум не состоится, по моим подсчетам Норильск потеряет минимум миллиард. Федералам “кавэшек” не будет. Нам придется срезать и социальные программы, которые в этом году мы еще можем использовать. Сократим капитальные ремонты. Вычесть могут уже из бюджета этого года. Скорректируют — и всё.

Другой сценарий: референдум состоится. Тогда 6 миллиардов краю даст государство. К ним еще по 2 миллиарда рублей до 2007 года. Из этих ежегодных 8 миллиардов мы сможем найти деньги на “кавэшки”. Это вопрос к губернатору: как он на федеральном уровне собирается решить проблему мгновенной выплаты (Александр Хлопонин пообещал, что уже 18 апреля все федералы получат то, что им недодали с начала года — прим. автора). По крайней мере, у Хлопонина после положительного исхода референдума будет право разговаривать с президентом на языке цифр. Будет подписан соответствующий закон. Я уверен, что в этот закон особым пунктом будет внесено всё. Как только 17 апреля все состоится, 18–го президент через Думу подпишет этот закон. Это своего рода награда: один поставил задачу — другой её выполнил.

Сейчас все субъекты начнут укрупняться. Для первой пятерки будут некоторые преференции со стороны государства. Как первооткрывателям. Я не беру сейчас в расчет Богучаны и Ванкор. Это для меня далекие проекты, но если верить губернатору, они уже после 2007 года начнут приносить по 20 миллиардов рублей. Такие деньги на дороге не валяются. Если референдум не пройдет, нас долго будут помнить на уровне государства...

Эпилог

Мы еще не раз услышим о важности принятия закона об Арктике. Эта тема останется актуальной и после референдума. Законы за одну ночь не пишутся. Александр Хлопонин сказал, что у нас будет целых три года на разработку и утверждение этого закона. Как знать, может, за это время жизнь снова успеет поменяться...

Елена УШКОВА.

2 марта 2005г. в 17:30
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.