МАУ ИЦ «Норильские новости»

Он сам обманываться рад

Он сам обманываться рад

Устраиваясь на работу, так или иначе мы заключаем сделку, продавая свои умения, опыт, знания, способности. Как можно не оформить эту сделку, доверяя липовым бумагам, словам? Это же себя не уважать. В нашем государстве порядок и законность, в принципе, в почёте. Однако гражданам эти понятия пока только снятся. Кто в этом виноват и как с этим бороться — в очередном интервью с человеком, который следит за соблюдением на территории трудового законодательства. В гостях у “ЗП” — Надежда ЕРАСТОВА.

Надежда ЕРАСТОВА — с 2003 года начальник Норильского отдела инспекции по труду. По образованию юрист. За плечами — 4 года стажа в УВД, с 1997 по 2003 год — работа в администрации города Норильска.
–Никого из работодателей в этом городе не посадили за нарушения по части нарушения трудового кодекса?

– Этот вопрос стоит адресовать прокуратуре. За невыплату зарплаты свыше двух месяцев подряд следует уголовная ответственность. Насколько мне известно, прецедентов, чтобы уголовное дело было возбуждено по данной статье, в Норильске нет. Но я могу и ошибаться. А вот директора ООО “Промкомсервис–4” Чуприну от дел отстранили.

– Комбинатские работники — частые ваши клиенты?

– В ЗФ ОАО “ГМК “НН” проблем с выплатой заработной платы нет. Был людской наплыв, когда из “Норильского никеля” выводили ТМиБ, НПОПАТ.

На местах людям зачастую не объясняют последствия того или иного шага. А работодателю законом дано право иметь ту штатную численность, какую он считает необходимой. Но закон накладывает на него обязанности при соблюдении трудовых прав работников, когда речь идет именно о сокращении штата.

– В бюджете это тоже началось — образование, например...

– К сожалению, и в учебных учреждениях идет сокращение количества классо–комплектов. В связи с этим в школах педагогов либо переводят на неполную нагрузку (при этом уже присутствует существенное изменение условий труда, которое тоже должно идти по определенной процедуре), либо сокращают.

– Можно не смотреть телевизор и не читать газет, но по обращениям в вашу инспекцию аргументированно судить о городской политике.

– Политика города у нас на каждом приеме — минимум 50 человек за прием, рекорд — 90. За пять последних месяцев к нам обратился 881 человек! Для сравнения: за весь 2003 год — 677 обращений.

– Поэтому многие Норильск и называют умирающим городом — жить становится всё хуже, на работу не устроишься, а устроишься — так обманут...

– Да у нас народ сам себя обманывать позволяет! Я устала на эту тему говорить: спасение утопающих — дело рук самих утопающих. Нам никто в этой жизни ничем не обязан. Если работник приходит к работодателю, о чём–то с ним на словах договаривается, а тот потом говорит: “Я с тобой завтра заключу договор, послезавтра”, то кто в этом виноват? У нас был рекордный случай, когда человек трудился девять месяцев, не получая за это заработную плату. На честном слове, на кормлении “завтраками”.

Устраиваясь на работу, так или иначе мы заключаем сделку, продавая свои умения, опыт, знания, способности. Как можно не оформить эту сделку, доверяя липовым бумагам, словам? Это же себя не уважать. Человек изначально подписывает то, что подписывает. И говорить о том, что он подписал по незнанию — ну, это не детский сад... Насколько я знаю, даже в общеобразовательной школе проходят азы оформления трудовых отношений.

Норильская инспекция по труду относится к Федеральной службе по труду и занятости, та в свою очередь входит в Министерство здравоохранения и социального развития РФ. Основные функции инспекции — надзор и контроль за соблюдением трудового законодательства предприятиями и организациями всех форм собственности, в том числе должностными лицами, а также предпринимателями, осуществляющими деятельность без образования юридического лица. Помимо этого — проведение проверок, выдача предписаний, участие в комиссиях по расследованию несчастных случаев.
– Люди приходят к вам за помощью в надежде, что справедливость восторжествует. То есть вы еще являетесь и моральной поддержкой?

– Я же не исповедник — морально поддерживать кого–то. Люди идут в госорган затем, чтобы получить конкретную консультацию, за разрешением возникшего спора с работодателем. Сразу хочу подчеркнуть, что есть категория споров, которая вне компетенции нашей инспекции. Многие вопросы рассматриваются в суде: это касается восстановлений на работе, увольнений по любым основаниям.

Установить факт трудовых отношений — тоже компетенция суда. Здесь разъясняется порядок обращения в суд и дается элементарная юридическая консультация, как избежать подобного впредь.

Когда у человека должным образом оформлены трудовые отношения, на основании его письменного заявления мы проводим проверку. Если факт подтверждается, работодателю выдается предписание, за неисполнение которого следует административная ответственность.

– А что в Норильске с малым и средним бизнесом? Задержки заработной платы там имеют место быть.

– По статистике в городе — одно предприятие–должник, по нашим данным — 11. Это я беру только ООО, юридические лица. Количество частных предприятий, которые не рассчитываются вовремя с людьми, на порядок выше. Кстати, индивидуальные трудовые споры между работодателем-физическим лицом и работником также подлежат разрешению в судебном порядке.

По данным инспекции по труду, только за два последних месяца путем вмешательства инспекции по труду людям возвращено порядка миллиона рублей заработной платы.
– Многие работодатели стараются подменить трудовые отношения договором гражданско–правового характера. Человек лишается при этом социальных гарантий. Признать такой договор трудовым уже невозможно?

– Только путем обращения в суд. И если человек идет на это, я за него очень рада — значит, он хочет и может отстаивать свои права. Но зачастую люди разворачиваются и уходят, махнув рукой. Это то, что называется правовой культурой, и в нашем случае часто — правовым бескультурьем.

Знаете, я бы эту проблему однобоко не высвечивала: мол, виноват только работодатель, а работник невинен. У нас это комплекс: один, пользуясь предоставленными ему действующим законодательством лазейками, пытается извлечь максимум выгоды для себя. А второй, работник, не отстаивая свои права, дает возможность работодателю это делать. А после приходит и говорит: “Защитите меня. Я вот такой бедный и несчастный”. Порядка 70 процентов случаев можно было избежать, если бы на начальном этапе человек думал о защите своих прав.

– Получается, некоторые наши предприниматели рассчитывают, пусть простят меня за выражение, на лоха?

– Увы. Трудовой кодекс стоит копейки, там есть раздел — права работника и права работодателя, прием на работу.

– Люди подписывают “неправильные документы” от отчаяния найти иную работу, от того, что надо как–то кормить семьи и выживать. А иначе они и трудового договора не дождутся, и без денег останутся...

– Если все будут грамотными и требовать трудового договора, дело можно сдвинуть. Уйдет один работник, не согласившись подписать гражданско–правовой договор, уйдет другой. Уйдут, также отказавшись работать без социальных льгот, десять, пятнадцать человек, и работодатель задумается: а кто в таком случае вообще ко мне наниматься придет? Так, глядишь, сами люди и перевоспитают предпринимателей.

– Как же работодатели убалтывают народ идти к ним на работу на “птичьих правах”, какие слова находят? Они что, психологи хорошие, экстрасенсы?

– Есть люди, которые сюда странным образом попали, у которых отобраны документы, они живут в вагончиках, безо всякой регистрации и так далее. Их привозят на объект, увозят с объекта. Как их можно назвать, если не рабами? Зачем с ними заключать трудовые договора, если работодателю зачастую достаточно их просто кормить...

– То есть за тарелку супа, проще говоря, бесправные и беззащитные люди готовы делать всё, что угодно?

– Абсолютно.

– Но такие к вам не приходят, это точно?

– А куда ж он придет? Свои права он может только в суде отстоять. А там ведь начнутся вопросы: каким образом ты очутился на территории, где регистрация и пр. Если не дай бог он иностранец — где разрешение на работу на территории России? Такой человек десять раз подумает, прежде чем идти куда–то жаловаться.

– Лето пришло: сезон шашлыков, палаточной торговли. Опять молодняк косяками пойдет обманываться? Ведь их берут на временные работы, сами знаете как...

– Мне их жаль, честное слово. Это ведь в основном дети, которые не от лучшей жизни остались в городе: у родителей нет возможности отправить их на материк на каникулы. Мама знает, что её 16–17- летний ребенок идет подрабатывать. Почему бы ей не озаботиться тем, чтобы проверить, заключен ли с её сыном или дочерью договор. Исключительно трудовой договор, и ничего другого.

Известно, что деньги за уличную торговлю предприниматели получают неплохие. В том числе за счет вот этих деток. Осенью эти подростки с мамами приходят сюда: мамы плачут, детки стоят, понурившись. Где ж вы раньше–то были, родные?

У нас нет закона, который бы поставил в жёсткие рамки работника и работодателя. Однако думается, что власть так или иначе могла бы повлиять на ситуацию в городе. При доброй воле она могла бы найти возможность создать на пути беззакония кое–какие препоны.

Понятно, что обязать работодателя оформлять трудовые договоры администрация не вправе. Но есть ведь другие инструменты. Можно, например, сказать хозяину торговой точки: “Я тебе выделю место и дам согласование, но покажи мне свой штат, покажи мне, что у тебя эти люди работают на основании трудовых договоров”. Превышение полномочий, с одной стороны, но это превышение во благо, во благо людей. Или кто–то думает иначе?

Беседовала Марина КАЛИНИНА.

9 июня 2005г. в 17:15
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.