МАУ ИЦ «Норильские новости»

Анатомия права

Анатомия права

Анатомия права

На днях норильские журналисты встретились с уполномоченным по правам человека в Красноярском крае Марком ДЕНИСОВЫМ. Кроме прочего, во время этой встречи была названа кандидатура представителя уполномоченного по правам человека в Норильске.
Марк Денисов

— Марк Константинович, вы уже не первый раз в Норильске. Насколько сегодняшний город отличается от того, который вы видели в свои прошлые визиты?
– Действительно, я уже не первый раз в Норильске. И, на мой взгляд, город сейчас нормально и стабильно развивается. Власти и комбинат делают многое для того, чтобы жители чувствовали себя здесь относительно комфортно. С другой стороны, накопилась масса проблем. Одна из них связана с тем, что целое поколение пенсионеров–норильчан, которые отдали городу лучшие годы своей жизни, не могут выехать на материк. Хотя это общая проблема для всех северных регионов. Поэтому половина вопросов, заданных мне норильчанами, была связана именно с ней.
На мой взгляд, сложности с решением этой проблемы связаны с несовершенством федерального законодательства и нехваткой бюджетных ресурсов как в крае, так и в государстве в целом. И если вопрос по переселению с Севера инвалидов и других категорий граждан хоть как–то решается, то права северян–пенсионеров ущемлены. Поэтому как уполномоченный в этой области я фиксирую массовое нарушение прав человека. В своём заключении я отметил данный факт, и федеральные органы власти были поставлены о нём в известность.
Кроме того, этой теме была посвящена целая глава в моём прошлогоднем докладе. И ситуацию с переселением северян на материк я классифицирую как тяжёлую системную проблему, над решением которой предстоит работать всем органам власти не один год. Хотя, как мне кажется, тут не хватает элементарного понимания между различными уровнями власти. Порядка 80 процентов законодателей живут в Москве и исходят из представлений о мире, свойственных москвичам. Им не всегда очевидны и понятны проблемы регионов и в частности северян.
— Вы недавно встречались с мамой призывника, который погиб в омской воинской части № 64818 при невыясненных обстоятельствах. Удалось вам пообщаться? К чему пришли?
– Да, она приходила ко мне на приём в Талнахе. Ситуация тяжёлая. К сожалению, такие трагедии происходят с печальной регулярностью. Это свойственно не только Норильску, но и другим территориям Красноярского края. Я намерен получить у должностных лиц исчерпывающую информацию о причинах гибели молодого человека. И если будет необходимо, то я буду обращаться в Министерство обороны. Постараюсь подключить общественные структуры, которые могут работать, имеют авторитет в этой сфере. Мне вообще непонятно, почему с матерью так грубо обошлись и не дали осмотреть тело сына. Здесь можно говорить либо о бездушии людей, либо хуже того — о попытке скрыть какие–то обстоятельства этого несчастного случая. Пока будем называть это происшествие так.
— С какими ещё вопросами приходили к вам на приём люди?
– С вопросами, связанными с трудовыми правами, — порядком и обоснованностью увольнения людей. Были обращения по поводу порядка исчисления пенсий, пособий, стажа. Часть вопросов касалась проблем жилищно–коммунального хозяйства, размеров и порядка оплаты, а также споров с управляющими компаниями. Были вопросы относительно проблем здравоохранения, защиты прав детей. Никаких других особенных и острых тем, кроме переселения на материк, я здесь не увидел. В целом ситуация здесь похожа на ту, которая складывается во всём крае.
Хочу добавить, что уполномоченный по правам человека не прокурор, не судья. Он не может предписать или заставить кого–то выполнить то или иное действие. Мировая практика работы уполномоченных показывает, что эффективно работающим считается тот, кто сумел восстановить право человека в диапазоне от 10 до 20 процентов случаев. Мы ведём работу в досудебном порядке, а это переговоры, сближение позиций сторон, консультирование и так далее. В прошлом году я и мои коллеги сумели восстановить право в 12,5 процента случаев. 49 процентов всех обратившихся граждан получили юридическую поддержку.
В ряде случаев я отказывался от принятия заявлений к рассмотрению, так как не в моих полномочиях принимать жалобы на суды. Я пытаюсь решить те вопросы, когда человека гоняют из одного суда в другой, много месяцев не могут определить подсудность, когда не выдают на руки судебные решения. Но при этом я не выясняю, прав судья или нет. Это не мой уровень. Я не буду рассматривать жалобы, связанные с межличностными отношениями. Как правило, не рассматриваются имущественные жалобы, связанные с деятельностью хозяйствующих субъектов, — это в ведении арбитражного суда. Не стоит обращаться с жалобами на президента, Государственную Думу, какое–то другое государство, поскольку эта сфера деятельности не находится в юрисдикции уполномоченного по правам человека. И только в редких случаях, когда человек действительно находится в тяжёлой ситуации, я могу обратиться к коллегам в других регионах с просьбой оказать ему помощь.
Человек изначально должен сам постучаться хотя бы в одни двери. Обратиться в муниципалитет или в ту структуру, которая, по его мнению, должна решить его вопрос. И, если он не нашёл разрешения своей проблемы на начальном уровне, тогда уже нужно обращаться к правозащитнику.
Другое дело, что меня помимо юридической основы интересует ещё и житейская ситуация, моральное состояние человека. Очень важно по–человечески отнестись к заявителю, посмотреть на мир и ситуацию его глазами. Постараться за хитросплетениями законов найти ту единственную зацепку, которая позволит человеку выйти из сложной ситуации. В этом и заключается специфика работы уполномоченного.
Главная наша задача в том, чтобы, обобщив большое количество частных случаев, вынести свой вердикт по поводу причин, которые порождают нарушения прав граждан на территории Красноярского края. А затем с этими выводами внятно, чётко, публично обратиться к властям, населению с требованиями, просьбой, предложением изменить что–то в законодательстве, практике правоприменения, вообще в нашем отношении к жизни, чтобы таких жалоб стало меньше.
За прошлый год ко мне на приём пришли порядка десяти тысяч человек. Было обозначено 48 системных проблем, порождающих нарушение прав человека. В Красноярском крае на протяжении последних нескольких лет грубо и массово нарушались права детей–сирот, которые не имеют закреплённого жилья и должны обеспечиваться квартирами государством. До недавнего времени на эти цели в Красноярском крае из бюджета выделялось не более 17 миллионов рублей. В этом году эта сумма была увеличена примерно в семь раз. Это капля в море, но она позволит снять напряжение для большой категории населения, к которой относятся дети–сироты. Тем более что сейчас в крае нуждаются в жилье более четырёх тысяч детей.
— Можете ли вы подвести какой–то итог вашего общения с заключёнными?
– Человек в неволе — это отдельная тема, которая несколько отличается от других. Меня всегда интересует состояние исправительных учреждений. Норильский изолятор временного содержания находится в хорошем состоянии. Видно, что проделана большая работа по созданию нормальных условий для тех, кто там содержится. Это касается и вентиляции, и питания, и спальных мест. Из общения с осуждёнными я не увидел больших проблем, тем более что у меня была возможность поговорить с некоторыми из них с глазу на глаз. Кто–то получил отказ в рассмотрении жалоб, других я обещал поддержать в их просьбах.
Отличительной особенностью ОИК–30 является то, что 80 процентов осуждённых обеспечены работой. Люди могут получать деньги, решать проблемы свои, своих семей и тех, кому они причинили ущерб. В целом по краю это очень большая сложность для мест лишения свободы. Так, в крае не более 40 процентов осуждённых обеспечены работой.
— Марк Константинович, удалось ли вам определиться с кандидатурой представителя уполномоченного по правам человека в Красноярском крае в Норильске?
– В скором времени здесь будет работать общественный представитель уполномоченного, через которого можно будет осуществлять связь со мной, с моими сотрудниками. Я вынес на рассмотрение городского Совета кандидатуру депутата городского Совета Натальи СЕЛИНОЙ.
– Многих горожан интересует, каким образом они смогут попасть на приём к вашему представителю?
– Ему можно отправить письмо, у представителя будет почтовый адрес. Кроме того, с прошлого года стало возможным направлять жалобу по электронной почте. Уполномоченный будет проводить регулярные приёмы в Норильске. Кроме того, в Дудинке есть выносной пункт, где работает мой заместитель Семён Яковлевич ПАЛЬЧИН. Помимо этого, человек, бывая в Красноярске, может прийти на приём ко мне, к моим сотрудникам, юристам. Мы базируемся на Карла Маркса, 122. Если я на месте, стараюсь принять человека, тем более приехавшего издалека. В общей сложности в Дудинке, Норильске, Талнахе за время своего пребывания я принял более ста человек, и на это ушло около 16 часов.

Обратиться к уполномоченному

по защите прав человека можно
через официальный сайт
http://ombudsman.gov.ru/links/sub.shtml.

Наталья ЧЕРКАШИНА
Фото Владимира МАКУШКИНА

28 января 2010г. в 17:30
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.