МАУ ИЦ «Норильские новости»

Песнь металлурга

Песнь металлурга

Песнь металлурга

У плавильщика никелевого завода Сабира ГУЛИЕВА есть все почетные звания и награды, которые только существуют в области металлургии. И он гордится, что труд его оценен. Но самой главной наградой в своей жизни ветеран труда России считает супругу Хиджран.
Супруги ГулиевыПеснь металлургаПеснь металлурга

Если бы нас с фотографом герои наших будущих статей встречали так, как Сабир и Хиджран, мы бы в дверных проемах застревали. Долма из виноградных листьев, курица с картошкой, отбивные, запеченные с помидорами и сыром, салаты, мясная нарезка, фрукты и овощи, два вида пахлавы... Все эти яства, ожидая дорогих гостей из редакции городской газеты, Хиджран Намазовна приготовила собственноручно, в лучших традициях азербайджанского гостеприимства. Супруги уверены, что интересный и откровенный разговор возможен только за щедро накрытым столом. И вот о чем мы беседовали.

О работе и семье

Тридцать один год назад Сабир по приглашению своего старшего брата приехал в Норильск. За плечами — средняя школа, армия и работа на порошковом заводе в азербайджанском городе Сумгаит. В первый же день, как прилетел в Заполярье, устроился плавильщиком в обжиговый цех никелевого завода в смену «А», где трудится и по сей день. За эти годы ни мастером не стал, ни начальником участка. Говорит, не стремился к повышению, другие цели и задачи перед собой ставил — работу свою знать досконально, все, что касается плавки, выполнять профессионально, с места на место не бегать. И о счастливой семейной жизни мечтал.
Отработав год на Севере, поехал в отпуск в родные места. А там его на свадьбу пригласили — да не просто как гостя, а чтобы спел и стихи азербайджанских поэтов почитал, уж больно талантливо у него это получалось. К слову, с годами музыкальность и чувство слова у нашего героя только улучшились: сейчас певучий металлург Гулиев — частый гость и ведущий на национальных свадьбах в Норильске.
А тогда пел он да на танцующих девчат поглядывал. И заприметил одну — высокую, статную, ладную. Очарован был Сабир красотой да пластичностью восемнадцатилетней Хиджран. И по традициям своего народа, по договоренности со старшими, выкрал ее вместе с паспортом и увез в Норильск.
И хотя муж Хиджран по душе и сердцу пришелся, первое время в северном городе она слезы лила горькие — тяжело молодой азербайджанке без общения и работы приходилось. Ни слова по–русски не понимала, а земляков ее в то время в Норильске практически не было. За тридцать лет, конечно, Хиджран язык выучила, но акцент все равно остался. На вопрос «На каком языке вы сейчас между собой общаетесь?» супруги засмеялись: «Говорим — на азербайджанском, ругаемся — по–русски».

О сыновьях

Многое для Хиджран изменилось с беременностью и рождением старшего сына Вадима. Во–первых, Гулиевы обзавелись своим жильем. Вспоминая, как комнату в гостинке получили, супруги хохочут. Вызвал начальник цеха Сабира вместе с беременной женой к себе и задал ей три вопроса: «Дает ли твой муж тебе деньги?», «Нравится ли тебе в Норильске?», «Хочешь ли ты здесь остаться и работать?» Хиджран поняла только одно слово — «деньги» — и жестами показала, что муж всю зарплату свою ей в карман кладет. Начальник находчивость молодой женщины оценил и выдал ей ключи от комнаты.
Во–вторых, как сыну три года исполнилось, Хиджран нашла работу. Чтобы Вадика в детский сад взяли, нянечкой туда же устроилась. И по сей день помогает воспитателям за малышней присматривать. Она строгая, порядок любит, но очень добрая и отзывчивая. С детьми и родителями любой национальности быстро язык находит. Нередко ей приходится переводчиком выступать — в норильские детские сады с каждым годом все больше приходит детей, плохо или совсем не говорящих по–русски.
Русское имя у старшего сына Гулиевых неспроста. И младшего Рафаилом не просто так назвали. Сабир рассказал, что в армии у него были два товарища — Вадим и Рафаил. И пообещали они друг другу, что если мальчики родятся, они их в честь друг друга назовут. Сабир и Рафаил обещание выполнили, а Вадим в Афганистан попал и там погиб.
Сыновья свою жизнь с металлургией не связали. Вадим — риелтор, Рафаил учится на экономиста и подрабатывает диджеем в ночном клубе. За то, что дети не пошли по его стопам, Сабир на них не в обиде, говорит, никогда ни на кого не давил, каждый должен заниматься тем, к чему душа лежит, а иначе ничего путного все равно не выйдет.
Знания и профессиональные умения металлургу есть кому передать — учеников к нему частенько прикрепляют, просят пример показать да разъяснить, что к чему на производстве. Как–то раз заместитель директора никелевого завода перед Новым годом, одевшись Дедом Морозом, подарил Сабиру магнитофон и пожелал передавать опыт молодым таким образом — уроки записывать, а потом давать им слушать.
Сабир считает, что не только он молодых наставляет, но и сам от них многому учится. Бывает, спорят, как лучше то или иное действие выполнить, но в споре истина–то и рождается. Наставник отмечает, что всегда готов выслушать и, если ученик дело говорит, согласиться. И ошибки он признавать умеет, и выводы делать. При этом сам себя называет вспыльчивым. Хотя отходит быстро и обиду никогда ни на кого не держит.

О наградах

Хиджран супруга своего считает ответственным, здравомыслящим и трудолюбивым. Отмечает, что за все годы он ни разу на работу не опоздал и на больничном всего пару раз был. В постоянстве и не стремлении к повышению жена мужа также полностью поддерживает. Говорит, не всем же начальниками быть, главное — чтоб человек был хороший и нужным на своем месте. Она в свою очередь создает все условия для отдыха супруга–труженика — вкусно кормит, в тишине, чистоте и уюте спать укладывает. Если с работы муж возвращается заполночь — спать не ложится, пока его не встретит. И, надо сказать, он домой всегда спешит.
Сабир очень признателен любимой за поддержку и заявляет, что все звания и награды не только ему одному принадлежат, но и ей тоже — без чуткой, понимающей, любящей жены и уважающих детей никаких успехов трудовых добиться невозможно.
Первую благодарность за профессионализм и добросовестный труд Сабиру объявили года через два, как он плавильщиком устроился. А затем руководители цеха, Заполярного филиала и города стали регулярно отмечать его трудолюбие и преданность делу. Неудивительно, что за многолетний труд и большой вклад в социально–экономическое развитие Норильска Гулиева и государственные деятели отметили. Министерство промышленности и энергетики Российской Федерации норильскому плавильщику присвоило звание «Почетный металлург России». От Путина как председателя правительства Гулиеву в Норильск почетную грамоту передали. А государственную награду от Владимира Владимировича как президента России Гулиеву в Красноярске Лев Кузнецов вручил — звание «Заслуженный металлург РФ» и нагрудный знак. Последнюю награду, а больше, по словам Сабира, получить он уже ничего не может, потому что все существующие в металлургии регалии он уже имеет, обмывали всей сменой. Сабир уверен, что все, с кем он работает, искренне рады его успехам.

О наболевшем

Но не все так гладко в судьбе Гулиевых. Есть о чем печалиться. Главное, по мнению Сабира и Хиджран, чтобы не было войны. И это не пустые слова. Ближайшие родственники Гулиевых — беженцы из Нагорного Карабаха. В конфликте между азербайджанцами и армянами погиб младший брат Сабира.
И еще одно: несмотря на то что в Норильске Гулиевы тридцать лет и гражданство у них российское, они в свой адрес иногда слышат: «Понаехали». Относятся к подобным высказываниям философски: «Что делать, лес без шакалов не бывает». Самое интересное, что и в Азербайджане отношение к ним бывает похожее, особенно в аэропорту, так как Гулиевы — граждане другой страны. Иногда у них возникает чувство, что такие, как они, везде чужие. Хотя, смеются, скорее всего, они и есть люди мира.
Надежда СИДОР
Фото Владимира МАКУШКИНА

16 января 2015г. в 17:00
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.