МАУ ИЦ «Норильские новости»

Школа выживания по–сибирски

Школа выживания по–сибирски

Видимо, сколько существуют самолеты и авиакомпании, столько и раздаются в районах, приближенных к аэропортам, заунывные стоны пассажиров с неизменным припевом: “За что мы денежки платили? Где сервис, уваженье где? О нас в компании забыли. Придётся встретиться в суде!”. Или что–то подобное по смыслу.

История, которую я хочу вам рассказать, скорее всего, мало кого удивит. Нет в ней, к сожалению, ничего необычного. По сути, это рядовой случай наглядной демонстрации непрофессионализма представителей авиакомпании и наплевательского отношения к клиентам, которые по истинным законам бизнеса всегда должны быть правы. Я решил вынести этот случай на страницу газеты только по одной причине — сдается мне, что на этот раз сложившаяся ситуация будет иметь продолжение. Уж больно решительно настроены некоторые её действующие лица на написание жалоб и подачу исков. Что ж, поживем — увидим. Итак.

На календаре второе декабря две тысячи пятого года. Москва. Аэропорт “Домодедово”. Рейс 2251 авиакомпании “Сибирь” должен вылететь в Норильск.

Наш родной город находится во власти метели, и потому по телефонным проводам и радиоволнам из далекого Норильска от родственников пассажиров, застрявших в аэропорту, несутся слова сожаления и понимания: “Крепитесь, братцы! Скоро всё это закончится”.

Легко сказать: “Крепитесь”. Количество народа в здании аэропорта увеличивается. Счастливчики, зарегистрировавшись на борт самолета Ту–154, успевают занять кресла, стулья, подоконники, — всё, на чем можно или прилечь, или хотя бы пристроить маленькую часть пятой точки.

В отчасти выгодном положении оказываются те, у кого есть деньги, — раз, у кого нет детей, — два и физически выносливые — три. Однако цены в любом аэропорту, а в московском тем более, не просто кусаются, а грызут насмерть. К тому же норильчане, хоть народ и закаленный, но не терминаторы же, в конце концов, им отдых нужен. Короче говоря, прошло более суток. Мучительных суток.

Мучение доставляла авиакомпания “КрасЭйр” тем, что своих пассажиров уже успела пару раз накормить и расселить в гостинице. В этот миг пассажиры “Сибири” глотали слюну и чувствовали себя людьми без определенного места жительства.

“Пассажиры рейса 2251”, — громогласно раздается на весь аэропорт. Норильчане в надежде вскидывают головы. Рано радовались. Велено пройти перерегистрацию. Авиакомпания предоставляет пассажирам комфортабельный Ил–86. Отлично! Но... С одной оговоркой. Самолет сначала залетит в Нижневартовск, где пассажиры томятся еще с первого декабря. Да и бог с ним! Лишь бы улететь побыстрее, хотя круиз никто не заказывал.

Из Норильска приходят известия о сильнейшем боковом ветре. Полет откладывается вновь. Но именно в тот момент, когда на часах был уже час ночи, а стариков и детей вновь удалось разместить на импровизированных спальных местах, прозвучало объявление с просьбой ко всем пассажирам рейса подойти к представителям авиакомпании. Полуголодные норильчане с плачущими детьми под мышкой сгрудились возле стойки представительства. Слегка оторопевшие работники “Сибири” сообщили, что сейчас начнется расселение в гостиницу. “Ну, хоть что–то”, — вздохнула сотня несостоявшихся пассажиров.

Представители компании в количестве человек десяти, изображая бурную трудовую деятельность, хватались за телефоны, передавали, словно эстафетную палочку, исписанный мелким почерком листок бумаги и через два часа обрадовали: “Сейчас подадут автобусы и восемьдесят человек из вас отправятся в гостиницу в Измайлово”. Да хоть к черту на рога, лишь бы в душ и мягкую постель!

Решили, что в гостиницу поедут женщины с детьми и престарелые граждане. Справедливо, конечно, но некоторых женщин всё–таки заинтересовало — с какого возраста они могут считать себя престарелыми.

В три часа ночи четвёртого декабря пассажиров злосчастного рейса грузят в автобус. На истеричные крики детей и причитания инвалидов уже нет сил обращать внимания. Загрузились? Все загрузились? Теперь разгружаемся! Это не наш автобус!

Пересели в наш. На что совместно с переписью ушло еще минут тридцать. Тронулись, в смысле — поехали, то есть — начали движение. Народ, предвкушая получасовую поездку в удобных креслах, приготовился поспать. Наивные люди, ей–богу!

Минут через пять автобус тормозит, пассажирам сообщают, что гостиница по неизвестным причинам отказала в ночлеге, а посему все дружной компанией, можно даже с песнями, возвращаются в аэропорт.

Снова разгрузка. Причем разгрузка по полной программе. Камера хранения, будучи забитой под завязку, в то время в аэропорту работала только по мере высвобождения мест.

То, что увидели несчастные путешественники, вернувшись в зал ожидания, удивить не могло, но и настроения, конечно, тоже не улучшило. Найти теперь хотя бы одно свободное место не представлялось возможным. В зале собрались к тому времени пассажиры четырех норильских рейсов и столько же ереванских. Единственное, что хоть немного скрасило обстановку, — это то, что авиакомпания “Сибирь”, чувствуя свою вину и предвидя массовые беспорядки, снизошла до раздачи горячих обедов.

Чувство голода дало вторично знать о себе часов в девять утра. На то чтобы выклянчить завтрак, ушло ровно три часа. Подкрепившись и к тому времени уже перезнакомившись друг с другом, норильчане коротали время как могли.

Погода в Норильске наконец–то приобрела статус летной, но вот беда — вылететь сегодня всё равно не получится, поскольку аэропорт “Норильск” закрывается вечером согласно установленному регламенту.

Представители авиакомпании вновь включились в поиски возможного ночлега. И нашли его! Недалеко, в Домодедово. На этот раз гостиница была готова принять только пятьдесят человек.

Пока собирались, пока выдвигались, пока оформлялись, до вылета самолета осталось всего шесть часов. Но ведь грех не воспользоваться возможностью помыться, перекусить и хотя бы несколько минут вздремнуть на мягком диване.

Так и получилось. Своеобразная кость, брошенная пассажирам под занавес мучительного ожидания, отчасти сыграла свою роль. Многие уже подумывали начать относиться к авиаизвозчику с благодарностью и уважением. Многие, но не все. Иначе вы не прочитали бы об этом на страницах нашей газеты. Будут и жалобы, и иски.

Впрочем, подождите. Это еще не конец мытарств мужественных пассажиров рейса 2251. И пусть “Сибирь” тут уже ни при чем, но не упомянуть о финальной точке приключения было бы неверным.

По прибытии в Норильск багаж уже после объявления о начале его выдачи разгружали полтора часа. И кто? Сами пассажиры во главе с единственным штатным грузчиком. Персонала в тот момент катастрофически не хватало.

Александр ПОСЛОВ.

P.S. Все вышеизложенное записано со слов пассажиров рейса 2251. Как нас заверили в норильском представительстве авиакомпании “Сибирь”, не исключено, что ситуация отчасти преувеличивается: тревожных сигналов на эту тему пока не поступало, поэтому предмета для разбирательства на данный момент официально не существует. Однако нам доподлинно известно, что по просьбе пассажиров юристом уже готовится жалоба. В случае если дело будет иметь реальное продолжение, мы обязуемся информировать о его ходе.

9 декабря 2005г. в 17:00
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.