МАУ ИЦ «Норильские новости»

Мы не волшебники и не хоспис

Мы не волшебники и не хоспис

Совсем скоро оганерская больница, одно из самых уникальных в стране лечебных учреждений, отметит свой одиннадцатый день рождения. С главным врачом больницы Вадимом Яниным мы решили поговорить накануне даты, которую нынче вряд ли будут отмечать.

Совокупный бюджет городской больницы в Оганере составляет порядка 400 тысяч рублей в год.

“Тысячекоечная” больница, известная далеко за пределами НПР, полностью бывает заполнена не более месяца в году. Самая большая “загрузка”, отмеченная за все 11 лет существования оганерской, — 1111 пациентов.

На территории бывшего СССР, а теперь и СНГ, больница, подобная нашей, есть только в Якутии и Казахстане.

– Вадим Николаевич, может ли человек лежать в больнице, пока сам не решит выписаться оттуда?

– Пациент находится в стационаре, пока есть перспектива в его лечении.

Если перспективы лечения абсолютно нет, и мы об этом знаем, то предупреждаем родственников, а зачастую и самого пациента, и отправляем человека домой.

Если у больного рак, мы не можем брать на себя функцию социального обеспечения, хосписа. Нет у нас этого в городе, а такое учреждение еще как нужно Норильску... Вот “Северный город”, кажется, недавно показал бабушку, которую выписали из неврологического отделения. Да неврология переполнена целый год! Я утрирую, конечно, но там обыкновенному человеку говорят: пока ходишь — ходи, а у меня тут в основном “пионеры”, призывники то есть, и “люди со странной судьбой”, имеющие страсть к горячительному...

Вообще же, просто так выпихивать пинком никто из больницы не будет. Если можем алкоголика поднять, чтобы он хоть на ноги встал, — мы это делаем. Это в тех случаях, если помощь пациенту требуется уже больше социальная, чем медицинская, и она, безусловно, выходит за рамки стационара как таковая. Тем не менее, когда возможность оставить человека есть, мы иногда оставляем его.

– Каковы сроки лечения в стационаре?

– Зависит от патологии. Средний койко–день — 13,5. Но при разных болезнях, обстоятельствах и в разных положениях эта цифра варьируется, причем весьма заметно. Если мы видим, что дело явно идет на поправку, человек может пролежать дней десять. А можем оставить и на 45 дней. Бывает, и год человек в больнице проводит...

– А много социально неблагополучных пациентов, попросту говоря, бичей?

– Чересчур. С удовольствием у нас лежат и готовы лежать подольше. Они же не понимают, что функции у медицины несколько иные, не такие, как раньше, и не такие, как им бы хотелось.

– Какова цена койко–дня сегодня?

– Тысяча рублей. Если затраты только на медикаменты — то 118 рублей в день. Если на питание — тут цена смешная — 45 рублей. На материке есть, конечно, цифры и поменьше — 19 рублей, например, а некоторые и в 3 рубля “укладываются”. Так кое в каких больницах Новосибирской области было в прошлом году.

– Какие у вас нынче отношения с Фондом обязательного медицинского страхования. Говорят, грядут большие перемены, это правда?

– Ну, что такое ФОМС? Это единый социальный налог. Сам он не собирает деньги — он аккумулирует средства из Министерства по налогам и сборам. Скоро будет падение единого социального налога. Ожидается, что в связи с этим бюджет краевого фонда с сегодняшних пяти миллиардов снизится к следующему году до четырех миллиардов рублей. ФОМС кормится с этого налога и с платежей за неработающее население того или иного субъекта федерации. И если на 20 процентов его средства уменьшатся, значит, это прямым образом коснется и нас, медиков, — наших зарплат в первую очередь.

– Надо ли в связи с этим ожидать резкого увеличения количества платных медицинских услуг?

– В целом по стране по линии государства медицина обеспечена финансами всего лишь на 40 процентов. Меньше чем наполовину. Вопрос: насколько такая медицина вообще нужна стране? У медиков есть своя задача и функция, и медики ее отрабатывают.

– Эта функция — сделать всех здоровыми?

– К сожалению, мы не можем сделать всех абсолютно здоровыми, равно как чтобы все жили долго и счастливо. Мы можем: а) увеличить продолжительность жизни; б) улучшить ее качество. Вот две вещи, которые медицина в состоянии сделать.

Если с философской точки зрения осмыслить факторы, влияющие на жизнь, то, на мой взгляд, 50 процентов зависит от образа этой самой жизни. 25 процентов — влияние генетики — то, что нам с вами досталось от родителей. Еще 10 процентов — экология, условия труда и прочие вещи. И оставшиеся 15 процентов — здравоохранение. Задачи медицины ложатся только на этот отрезок, не более: лечить, не “залеживая”, поднимать на ноги современными технологиями. В остальном — мы не волшебники.

– Население в Норильске за последние лет пять немного уменьшилось. Это как–то повлияло на работу больницы?

– А расходы на здравоохранение ведь тоже уменьшились. И в больницах меньше людей лежит. У многих нет прописок, гражданств, полисов. Хотя априори: если ты гражданин России — ты автоматически застрахован. К сожалению, у нас не так. Вопрос тут в недоработке местных органов власти, когда официальная муниципальная статистика не соотносится с реальным числом людей, проживающих на территории. Тут уже нестыковки идут — чисто наши, российские.

Беседовала Марина КАЛИНИНА.

ЧЕЛОВЕК СРЕДИ ЛЮДЕЙ

Низкий поклон вам

Дорогая редакция!

Так уж получилось в моей жизни, что в 2003 году, начиная с мая месяца, по моей жизни прошла черная полоса. Чернее и быть не может. Я 4 раза лежала в оганерской больнице, перенесла 2 операции. Одна сложнее другой. За спасение моей жизни я благодарна врачу Д.Н. Качанову и всему персоналу урологического отделения.

Хочу через газету поблагодарить и всех близких мне людей, соседей и знакомых, подруг и друзей, которые в трудную минуту пришли мне на помощь, привезя к себе домой и ухаживая за мной, не считаясь со своим временем, помогали мне. Низкий земной поклон вам за ваши добрые и щедрые сердца.

Поморцева Вера Григорьевна.

15 мая 2004г. в 17:15
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.