МАУ ИЦ «Норильские новости»

Путешествие к истокам

Путешествие к истокам

Путешествие к истокам

Недавно «Заполярная правда» писала об открытии, которое сделали участники Клуба исследователей Таймыра. О том, какие именно артефакты были обнаружены на станке Часовня, позволяющие предположить, что в наших местах в XIX веке уже существовало поселение, мы попросили рассказать Ларису СТРЮЧКОВУ, руководителя проекта «Большая история Большого Норильска», пиар–директора Клуба исследователей Таймыра.
Путешествие к истокам

Лариса Стрючкова
Лариса Стрючкова

— Лариса, расскажите, как появилась идея такой экспедиции?— Эта история началась четыре года назад, когда по инициативе Детско–юношеского центра «Православный Север» мы устанавливали памятный крест на станке Часовня. Во время его установки случайно наткнулись на погост. Нам потребовалась помощь специалистов, чтобы атрибутировать найденные на месте артефакты.

Учитывая, что станок Часовня, который раньше назывался зимовье Норильское, а затем – станок Норильский, не входит в реестры памятников культуры или истории, придать ему официальный статус без участия специалистов невозможно. Поэтому, начиная с 2012 года, мы начали активно эту тему прорабатывать.

— А почему идея воплотилась только сейчас?

— Эта поездка стала возможной благодаря победе в конкурсе среди социально ориентированных некоммерческих организаций, который проводила администрация города в лице управления молодежной политики. На средства гранта мы смогли пригласить археологов из Красноярска. Во главе с Александром Заикой, директором Музея археологии и этнографии, доцентом кафедры музееведения исторического факультета Красноярского государственного педагогического университета, с нами сотрудничали еще трое специалистов, с которыми нам очень повезло. Дело в том, что по новому законодательству работающие на Таймыре промышленные предприятия обязаны проводить археологическую экспертизу территорий перед тем как что–либо начинать строить. Для этого сейчас на полуострове работает целый отряд археологов Красноярской геоархеологии, попутно они занимаются и собственными научными изысканиями. Трое специалистов как раз интересовались старинными русскими станками на Таймыре. Кстати, эта тема не зря волнует археологов, поскольку она еще никем не была изучена. Потому они хотят изучить как можно большую территорию в рамках своих исследований. Так что, можно сказать, наши интересы совпали.

Вместе с ними приехал еще один археолог — Николай Степанов, которого можно назвать вторым Хлобыстиным нашей территории: Леонид Хлобыстин в 1960–70–е годы нашел на реке Половинке стоянки древних бронзолитейщиков, живших тут две–три тысячи лет назад. Так вот Николай Степанов в этом году нашел еще более ранние свидетельства присутствия на Таймыре людей — примерно пятитысячелетней давности. Находки обнаружены в районе Хатанги. Это грандиозное открытие.

Хочу особо поблагодарить археологов за работу с детьми, участвовавшими в экспедиции. Как известно, не за что любить территорию, о которой ты ничего не знаешь. У ребят была возможность ее изучить. Специалисты проводили для них мастер–классы по раскопкам, объясняли все свои действия пошагово, даже допускали к участию в раскопках, которые проводили по всем правилам. Ребята, можно сказать, заново открыли для себя Норильск. Думаю, после этого некоторые из них захотят стать археологами.

— Экспедиция оправдала ваши исследовательские ожидания?

— Сейчас мы проводили рекогносцировочную экспедицию, а она не предполагает обширных раскопок, только два– три пробных шурфа. На месте археологи сделали три шурфа, два из них подтвердили наличие тут поселения в 30–е годы ХХ века, а один — в XIX веке. Это означает, что если начать масштабные раскопки, мы можем найти свидетельства эпохи Харитона Лаптева. По словам археологов, они не ожидали такого большого поля для исследований, ведь русские станки по Пясине, по Енисею не были крупными, как правило, два–три двора, но поскольку в советское время тут располагался колхоз, поселение оказалось достаточно крупным: по документальным свидетельствам здесь проживало до 370 человек.

Свидетельства быта XVIII века в ходе шурфования найти пока не удалось, а, напомню, первое упоминание о зимовье Норильском содержится в записках мореплавателя Харитона Лаптева, датированных 1742 годом. Но пока рано делать выводы, ведь раскопки не были масштабными.

— Что именно вы нашли, и как на месте удалось датировать находки?

— Артефакты сейчас, конечно, пройдут экспертизу. Но, как пояснили специалисты, предварительно датировать найденные предметы можно было и на месте. Например, найденные остатки кожаной обуви имели внутри так называемые обрези, это говорит о том, что обувь шилась на месте и вручную. Обнаруженное бутылочное стекло датировали XIX веком — в более поздние сроки такие бутылки не выдували. Кроме того, датировать находки помогли найденные тонкие оконные стекла императорского литья и прочие артефакты. Для нас это повод говорить о более точной дате рождения нашего поселения. Вот недавно мы отметили 60–летие города — с момента присвоения ему такого статуса. Прежде это был поселок в подчинении Дудинского района — с 1939 года. Еще ранее Норильск являлся рудничным поселком, и все поселения под Норильскими горами административно и территориально относились к станку Норильский. Вот тут и возникает вопрос: когда все–таки появился станок Норильский? Нам известна дата: 1862 год, когда на станке поставили часовню. Но ведь поселение уже было, ведь в XIX веке часовни ставили на «бойких местах», куда стекался народ, аргиши, где были хлебозапасные магазины. Все это наводит на логичный вывод, что зимовье Норильское, названное потом станок Часовня, — это и есть предтеча современного Норильска. И найденные артефакты, надеемся, станут тому подтверждением. Тогда вновь вопрос: сколько все же лет Норильску?

— А когда пройдут масштабные раскопки?

— Предстоящий комплекс исследований достаточно дорогостоящий, потребуется много специалистов. Предстоит трудная и кропотливая работа. Потребуется организовать масштабные раскопки, что займет месяц– полтора, как минимум. Пока же археологи будут обрабатывать найденный материал, согласовывать с министерством культуры края, каким образом фиксировать станок Норильский — как памятник археологии, культуры или истории. Мы же счастливы тем, что эта тема в принципе сдвинулась с мертвой точки. Четыре года мы искали финансирование, чтобы начать эту работу. Дальше дело вряд ли пойдет быстрее, потребуется несколько лет. Но мы заинтересованы в его продвижении, поскольку это история нашего региона, наша идентичность, и со своей стороны будем искать гранты на дальнейшую работу экспедиции. Равно как и археологи, которые заинтересованы в этом с точки зрения собственной научной работы. Мы надеемся на поддержку руководства территории и компании «Норильский никель». Город уже заинтересовался этой темой, раз выделил грант, так что, полагаю, такой важный вопрос получит свое логичное продолжение, и мы узнаем: каков же истинный возраст нашего Норильска.

Татьяна ЗАЧУПЕЙКО

Фото Юрия ЧУМАКА,

Ларисы СТРЮЧКОВОЙ

и Александра ЗАИКИ

26 августа 2016г. в 17:00
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.