МАУ ИЦ «Норильские новости»

Сказ про то, как мужик субсидию оформлял

Сказ про то, как мужик субсидию оформлял

У моего давнего друга сложилась довольно трудная жизненная ситуация. Дело в том, что на его плечи легла ответственность по содержанию семьи, в которую, помимо него, входят: его мама — инвалид второй группы, неработающий брат–алкоголик, жена в отпуске по уходу за ребёнком — очаровательной годовалой дочуркой.

Доходная часть ежемесячного семейного бюджета состоит из его небольшой, по норильским меркам, заработной платы (он “бюджетник”), колеблющейся, в зависимости от премий и различных выплат, в пределах 15–18 тысяч рублей; маминой пенсии по инвалидности плюс пятьсот рублей (получается около 3 тысяч) и выплат супруге (она тоже “бюджетник”) — 2,7 тыс. рублей. Путем нехитрой математической операции “сложение”, получаем 23,7 тысячи рублей на пятерых. Немного! Но Андрей (имя изменено по его просьбе) никогда не жаловался на свою судьбу и с завидным упорством продолжает бороться с различного рода бытовыми, семейными и финансовыми проблемами самостоятельно. А вот норильская коммунальная реформа, по–видимому, все же переполнила чашу его терпения, и он поведал мне о своих злоключениях.

Прежде чем утверждать документы, которые будут от людей требовать предоставления справок, пусть чиновники на себе попробуют, каково это, если им фантазии не хватает представить последствия или они людям не верят.
–Когда только начали говорить о возможном повышении квартплаты, я, естественно, насторожился, так как жизненный опыт показал, что еще ни одна реформа, проводимая в современной России, в конечном итоге не принесла нам ничего хорошего, и, как правило, от последствий реформ больше всего страдали малообеспеченные слои населения. Я, думаю, справедливо отношу к этим слоям и свою семью. Хотя какие там “слои”, основная масса россиян сейчас фактически живет в нищете. Но это лирика.

По теме. Руководители различного уровня заявляли: “Не волнуйтесь, никого не бросим, работают эксперты, все предусмотрим”. Пришло время оформлять субсидию. По телефону в соцзащите объяснили, что “ситуация у вас неординарная (семья проживает в двух квартирах), и вам нужно все необходимые документы собрать и сдать вместе”. С “боями” заставил брата встать на учет в Центр занятости населения и принести требуемую справку. Сам отправился по ЖЭКам справки собирать. Мы с женой и ребенком живем в однокомнатной квартире отдельно от мамы и брата, но прописан я вместе с ними. Отстояв многочасовые очереди в ЖЭКах и получив две справки Ф–4 (о прописанных членах семьи на данной жилплощади) и две справки о размерах новой квартплаты, узнаю, что брата на учет не поставили — паспорт у него старого образца, советский. Я его за ручку, как малолетнего ребенка, которому уже сорок лет, и в паспортный стол.

А почему он сам не пошел? У него уже так трясутся руки, что он ни одну квитанцию или бланк заполнить не может, да и деньги давать ему на фотографии или квитанции бессмысленно: пропьет сразу же, не дойдя до сберкассы. Но это, как сказала одна “тетенька” из соцзащиты, наши личные семейные проблемы.

Оформление паспорта затягивалось, не хватало некоторых документов, вроде свидетельства о разводе и т.д.

В соцзащите посочувствовали и велели приносить документы какие есть, мол, разберемся. Опять идем в паспортный стол ЖЭКа. Пока занимались паспортом брата, справка Ф–4 оказалась просроченной, она действительна только десять дней. Опять очереди, злые, матерящие все и всех посетители, изможденные от выписывания огромного количества справок вручную (двадцать первый век на дворе), паспортистки, у которых уже нет сил “огрызаться” на оскорбления и упреки со стороны разъяренных посетителей...

Затем пошли в бухгалтерии своих организаций, где мне и жене выдали по две справки: о доходах, окладе и “кавэшках”. Справку о “кавэшках” необходимо еще подписать и поставить печать в бухгалтерии соцзащиты на Орджоникидзе, 9. На это ушло два дня. Маразм полный: подписать справку в одном здании организации, чтобы отдать ее в другое — на Ленинском, 26. Тут оказалось, что в моей бухгалтерии неправильно заполнили справку — бухгалтерам не объяснили, какой формы она должна быть. Опять еду туда, опять везу справку на Орджоникидзе, 9, опять жду два дня, переживая, не кончится ли “срок годности” у Ф–4.

Наконец, справки собрали. Это только на словах выглядит несложно, каждая справка — это несколько часов в очереди, а я работаю, как и многие “бюджетники”, до 17.00, а иногда еще приходится задерживаться. Те, кто справки выдают и принимают, тоже в основном работают до 17.00. Мои постоянные просьбы отлучиться по семейным делам в рабочее время или уйти пораньше уже вызывают справедливое раздражение руководства, которое, “скрипя зубами”, все же идет мне навстречу.

И вот моя любимая жена, которой надо просто памятник при жизни ставить за то, что выдержала этот марафон идиотизма — иначе все это назвать язык не поворачивается, — накормив поплотнее годовалого ребенка, пошла занимать очередь в соцзащите, что на Ленинском, 26, с самого раннего утра. Ребенка оставить некому. Получила порядковый номер в очереди — девяносто третий! Протолкалась там, среди таких же бедолаг, до обеда. Занервничала дочь, ей давно уже пора было есть и спать — режим есть режим, и никакие уговоры и укачивания, а тем более решения горсовета здесь не помогут — нужно ехать домой. В очереди перед женой было еще человек пятьдесят, поэтому жена рискнула уехать.

Скажу лишь, что мой бухгалтер ошибся всего два раза, заполняя и переделывая справки, а бухгалтер жены — четырежды! И каждый раз приходилось мотаться из одной конторы в другую, стоять в очередях.
Вернувшись обратно, она обнаружила, что ее очередь прошла, так как у многих посетителей не хватало справок и их быстренько “отфутболили”. Измотанные беготней и озлобленные стоянием в очередях люди, “товарищи” по несчастью, отказались ее пропустить. Но одна из работниц соцзащиты, сжалившись, отвела ее в другой кабинет. Большое ей спасибо. Там у жены просмотрели все документы, которые были у нее с собой, и взяли те, которые нужны. Она, захлебываясь слезами, уже ничего толком объяснить не смогла. Зато ей объяснили, что возьмут только документы для оформления субсидии на оплату коммунальных услуг в квартире, где прописана она с ребенком, а для оформления субсидии на квартиру, где прописан муж, его мама и брат, обязательно нужен паспорт брата. Субсидии начнут поступать с июня.

“Ну, хоть это хорошо, — наивно полагали мы, — чуть–чуть — это все же лучше, чем ничего”. Поскольку мама инвалид второй группы, нам предоставляется скидка в 50% на оплату коммунальных услуг в квартире, где она прописана. А тут еще одна маленькая радость — брат наконец–то сделал паспорт.

Но счастливая сказка длилась недолго. Из соцзащиты пришло письмо–уведомление, которое сообщало, что “в соответствии с тем–то и тем–то, жилищная субсидия вам не полагается”. Кому же, как не нам, она полагается, возмущались мы в пустоту. По телефону “добрая тетенька” объяснила: “Муж у вас работает, получает неплохую зарплату, вы получаете пособие, мама пенсию, на одну квартиру у вас скидка на оплату коммунальных услуг. А то, что у вас родственник сидит на шее, пьет и нигде не работает, так это проблемы вашей семьи, и перекладывать их на плечи государства и муниципалитета не нужно, заставьте его работать, вот тогда и заживете лучше. Все в ваших руках”.

Я опять отпросился с работы и пошел в соцзащиту, рассказывать “тетенькам”, кто имеет право на субсидию, а кто нет. Они, нужно честно признаться, спорили недолго, и, как оказалось, многие были согласны с моим прочтением Положения о субсидиях, забрали свое письмо (жалею, что отдал, надо было оставить себе, как доказательство) и сказали: “Несите опять все справки, разберемся”.

Но дело в том, что “старые” справки уже не годились. Данные, указанные в них, действительны до пятнадцатого числа каждого месяца. А на дворе уже июль. И снова: паспортные столы ЖЭКов с очередями, паспортистками, бухгалтерами, у которых “не срастаются” квартальные и полугодовые отчёты, одновременно сочувствующие и раздраженные начальники, опять идущие навстречу, отпуская с работы.

Описывать заново всю процедуру собирания справок нет смысла — все то же самое, только раздражение в очередях в несколько раз больше, люди уже не стесняются в выражениях даже перед детьми, паспортистки заполняют справки на полном “автопилоте”. То месяц не тот, то сумма цифрами не совпадает с суммой прописью, то забыли указать отчество и т.д. и т.п. Хорошо, что живем и работаем в Норильске. А если бы бухгалтерия организации находилась в Талнахе? Но худо–бедно собрали справки, даже взяли справку о том, что мама получает пятьсот рублей из фонда социальной защиты населения как неработающий пенсионер, чтобы предоставить ее в этот же фонд социальной защиты населения. Опять моя незабвенная супруга, с утра поплотнее накормив нашу девочку, с сумкой документов наперевес и ребенком на руках пошла “просить социальной защиты”. В этот раз ей повезло больше, в очереди с маленьким ребенком она простояла “всего” два с половиной часа. Настрой у нее уже был боевой, она поднаторела в правилах расчета жилищных субсидий, могла внятно объяснить наши притязания и даже аргументированно потребовать оформления субсидии. Документы приняли почти без вопросов. Только вежливо попросили принести трудовую книжку мамы, которой 62 года, для подтверждения факта, что она (дословно) “не является работающим пенсионером”. Спасибо, “трудовую” взяли без очереди.

Теперь вот ждем ответа. Вроде бы обещали, что тем, кто не успел оформить субсидии с мая, но имеет на них право и оформил позже, за месяцы с мая до месяца получения жилищной субсидии предоставят ЖКВ, только... нужно будет опять предоставить все справки. Вот и думаем, может, подарить бюджету из нашего семейного бюджета полторы–две тысячи не лишних для нас рублей и сэкономить остатки своих нервов, рабочее время бухгалтеров и чиновников, бумагу и чернила, отказавшись принимать участие в этом марафоне на выживание?

Вся в слезах, на грани истерики от обиды и несправедливости, прижав к себе ребенка и вытирая слезы рукавом детской курточки, она уже хотела было уйти.
А тут еще на страницах “Заполярной правды” №103 от 03.07.04 года Валерий Мельников сетует, что еще не все квартиросъемщики оформили жилищные субсидии либо ЖКВ: ничего, мол, сложного, достаточно только написать заявление, а справки можно донести потом. Может, ему лично и достаточно написать заявление, а остальное ему помогут сделать. А нам, простым смертным... Так ладно бы, “отмучились”, получили субсидию и забыли — нет, через полгода все заново оформлять. Правда, опыта у нас будет побольше и ребенок постарше. Так и воспитаем дочь, стоя в очередях.

Допустим, разработали проект постановления или закона, собрались всем депутатским корпусом, совместно с аппаратом администрации, и пошли справки собирать, все вместе, в очереди по 100–150 человек, заодно объясняя бухгалтерам, чего от них хотят и в какой форме это должно быть представлено. И чтоб в нерабочее время обязательно, после 17.00. Вот это будет и экспертиза законопроекта, и разъяснительная работа, и “доработка по внезапно открывшимся фактам”...

Андрей закурил, пытаясь успокоиться и “проглотить” заново пережитые во время рассказа чувства отчаяния, досады, злости и обиды. Мне тоже уже не хотелось ни задавать уточняющих вопросов, ни комментировать услышанное. Скажу лишь, что до начала норильского варианта коммунальной реформы, Андрей уже полгода, как бросил курить, а теперь снова начал, и седых волос добавилось.

Записал Олег МОИСЕЕВ.

10 июля 2004г. в 17:15
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.