МАУ ИЦ «Норильские новости»

Ты лети, лепесток...

Ты лети, лепесток...

Ты лети, лепесток...

Детский дом для многих — символ сиротства, несчастливого детства. В душу ребятам, которых приютил норильский детдом, не заглянешь, но все они в этот день признавались к нему в любви. Это был их общий четвертый день рождения.
Ты лети, лепесток...

Пресса поспешила сообщить, что детей завалили подарками. Теперь они будут смотреть кино в своем домашнем кинотеатре, снимать на видео многочисленные праздники, скоро их подключат к интернету и начнут возить на собственном микроавтобусе. Уверена, живи они в родном доме, мало кто из них спал бы на таких кроватках, играл бы в такие игрушки, носил бы такие одежки и был бы так опекаем взрослыми. В детдоме есть всё для развития маленького человека — от хорошей библиотеки, множества кружков до компьютерного и тренажерного зала. Питание — отличное, летом — отдых на море... Может, таких детдомов и нет больше в России, хотя проблемы всё равно остаются, пусть бессменный директор детдома Вера Николаевна Тятюшкина о них особо не распространяется. Она благодарна за то, что есть — Богу, властям, Бударгину, пять лет назад подписавшему постановление о создании детского дома, Хлопонину, здорово тогда поддержавшему это дело, теперь щедрому Прохорову, чадолюбивым Томенко и Мельникову, родному надежному коллективу, хорошим добрым детям, всем...

На дне рождения после старательных песен и плясок ребятишек (многие из которых, наверное, всегда видят в гостях возможных новых родителей) в зал вынесли невиданных размеров торт от “Жар.Птицы”. Свечек было не четыре, а штук двадцать. Я удивилась, а потом смекнула: да здесь каждый год — за пять и для взрослых, и для детей. Потому что труда и любви надо немерено, а что уж трепещет в детских сердцах — только Господь знает. Но ребятишкам действительно здесь хорошо. Я уже не первый раз в детдоме, присмотрелась. Однажды побывала здесь с делегацией подростков, у которых родители работают в РАО “Норильский никель”. Жизнь этих детей — на другом полюсе бытия. Может, родители их специально в детский дом “в гости” отправили, чтобы не забывались, и в воспитательных целях, конечно, — кто не хочет, чтобы у него выросли добрые, милосердные наследники. Детдомовские об этой встрече хорошо помнят, девчонки показали мне в спальне игрушки, с которыми спят, — “подарки от москвичей”. Может, эти мягкие киски, собачки, гномики впитали уже немало ночных детских слез, и, может, от их ласкового присутствия детям стало легче на душе...


После праздника ко мне вдруг подошла девочка, протянула свою вышивку в рамочке — смешной утёныш в бескозырке. Подарила и... убежала. Бросилась ее искать, но девчонки были так похожи в своих больших бантах и танцевальных нарядах, что не сразу распознала мою белошвейку. Оказалось, зовут ее Катей, учится в 3–м классе, в детдоме живет и младший брат Витенька... Я не решилась расспрашивать, почему они здесь, а там, в родном доме, у них еще и крошечная сестренка Ангелина. Девочка явно не хотела об этом говорить. Зато с удовольствием — о том, как живет в детдоме, где ее многому учат — и вышивать, и петь, и танцевать. Учительница танцев Елена Павловна — самая любимая...

В комнате для мальчиков начальной школы замечаю тихого Андрея Арбатского, ему 11 лет. Он разглядывает рисунки, показывает свои работы — “про пожар и флористику”. Бесхитростно рассказывает, что папа почему–то не смог забрать его из оганерской больницы, а мама — инвалид. Удивительно — ни тени осуждения взрослых, только сочувствие и смирение с жизнью. Андрей говорит, что больше всего любит, когда его хвалят. Вот и сейчас спросил — видела ли я на празднике, как он читал стихотворение про цветик–семицветик — “ты лети, лепесток...”. Этому цветику можно было загадывать заветное желание, у Андрея оно единственное... “чтобы возвратиться домой”. В детдоме мальчику очень хорошо, но дома ему все же “чуточку лучше”... Я рассказала историю мальчика одному из прихожан нашего храма “Всех скорбящих Радость”, в семидесятые годы он хлебнул лиха в детском доме на Украине. И лупили, и недоедал, но детдому благодарен — “закалил на все сто”. Прошу его объяснить: почему норильские детдомовцы, у которых, говорят, только птичьего молока не хватает, все же так стремятся домой, где их ждет мало хорошего. Бывший детдомовец объясняет: “Понимаешь, дети очень чувствуют этот, пусть и невидимый, дух заключения...”.

На дне рождения детдома я испытала неожиданные чувства. Год назад моя знакомая взяла здесь ребенка, сейчас они самые счастливые люди на свете, малышка зовет меня крестной. В разгар праздника я вдруг представила, что наша девочка могла остаться в детдоме, кружилась бы сейчас передо мной, и я бы даже не подозревала, что это НАШ ребенок. У меня перехватило горло. На сцене появились маленькие бременские музыканты с огромной гитарой, с чувством заголосили: “А ну, скорей любите нас, вам крупно повезло!”. Известно, что единицы норильчан решаются взять к себе ребенка из детдома. А ведь небедно живем... Счастливый пример моей знакомой вдохновил несколько бездетных семей, с которыми свела ее судьба. Сейчас эти люди готовятся побывать в нашем детском доме, надеются найти здесь свое счастье...

Ирина ДАНИЛЕНКО.

Фото Владимира МАКУШКИНА.

10 ноября 2004г. в 17:15
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.