МАУ ИЦ «Норильские новости»

Шуба-дура. Рассказ вредной неудачницы

Шуба-дура. Рассказ вредной неудачницы

Шуба-дура. Рассказ вредной неудачницы

На очередной творческой планерке я заявила тему своему редакторату: “В общем, это будет небольшая статья о том, как одна тётенька полтора года судится из–за шубы, приобретённой в каком–то норильском магазине. Такая, ну,.. бытовая правовая история...”. Тему одобрили, посчитав актуальной для начала зимы и периода сезонных покупок, материал поместили в план на будущую неделю, проанонсировали в рекламном еженедельнике “зпПЛЮС” как “Хождения по мукам шубы и ее хозяйки” и на минуточку забыли.
Шуба-дура. Рассказ вредной неудачницы

На основании ст.4, 12, 18, 22 Закона о защите прав потребителя (недостаточная информация о свойствах изделия при покупке и т.д.), а также на основании результатов независимой экспертизы следующим звеном в подобных случаях может являться только суд. Причем возмещение за моральный вред усматривается законом равно как и возмещение материальных издержек.
Однако провидение (судьба? кармические силы?) быстро и лихо напомнило: этот материал не терпит отлагательства. И он МОЙ — в прямом и переносном смысле. Пусть простит меня героиня заявленного текста про шубу, но её история оказалась вещей, программной для автора этих строк.

День первый

Когда верстался номер с роковым для меня анонсом, я, наконец, сподвиглась на покупку чего–то верхнего, теплого и модного. Перебрав несколько магазинов, перемерив с десяток–другой шубеек и дубленок, остановилась на симпатичной с виду вещице из ягненка. Продавец расписал мне ее замечательные свойства, а на вопрос о холоде сказал, что вещь и без теплого подклада в наши морозы — хоть куда. Быстро оформился договор о рассрочке, потом мне подали ножницы: срезайте, мол, бирочки, надевайте, да и езжайте прямо так — вы в ней такая красавица! Что скажешь, — лестно, охота... “Да, прям обрежу и поеду”, — в ту самую минуту, когда я это подумала и сделала, я подписала себе приговор.

Итак, чека мне не выбили. Копию договора о купле–продаже на руки не дали. О сертификате на приобретаемую вещь я спросить, конечно же, забыла. Верхняя и нижняя пуговицы оторвались сразу, как я вышла из такси по приезде домой. Но это были цветочки.

День второй

На следующее утро в минус семнадцать по дороге на работу за 8 минут замерзла в обновке, как цуцик. В поясе и груди как–то что–то топорщилось. Полы при ходьбе раскрывались настежь. В районе спины и, извините, подмышек, продувало насквозь. На работе наши ребята с более острым глазом обновку не одобрили и наглядно продемонстрировали: дубленка сшита из шкурок разной толщины. К тому же разглядели на шубке брачок: он был на предплечье, еле заметный на ощупь и тем более глазом “прыщик”. Не придала ему особого значения. “Загрузилась” больше по поводу того, что всю зиму мне предстоит мерзнуть в этой недешевой, но наверняка кустарной — на поверку — вещичке. По дороге домой опять замерзла.

День третий

На следующий день повезла “ягненка” в павильон, пожалилась на холод. Продавцы вывесили шубку, моментально, как будто знали где искать, нащупали “прыщ”. И тут дядя–продавец, которого, как потом выяснилось, звали Йорик Хаповалов, что–то мгновенно смекнув, изрек: “У вас к нам претензии по холоду? А у меня к вам — по качеству. Вы порвали шубу, сделали в ней дыру и теперь путем обмана пытаетесь спихнуть вещь обратно. У вас ничего не выйдет, я — тертый калач. Я забираю дубленку на экспертизу и буду с вами судиться. Сто двадцать процентов — моя правда. Я выиграл несколько судов”.

Честно говоря, я сначала слегка опешила. Я вообще–то не торможу, но в данном случае события развивались как–то слишком уж стремительно. По наставлению Йорика (имя и фамилия моего обвинителя вымышлены) я написала претензию. Пока исключительно “по холоду”. Немного психологически “пободавшись” со мной, Хаповалов намекал на какой–то компромисс типа “мог бы поменять шубу, но вижу, вы не согласитесь”.

“Несмотря на то, что вы публично обвинили меня в обмане, — сказала я ему напоследок, — я ухожу с замечательным настроением, так как у меня появился отличный повод для журналистской статьи. А экспертизу по поводу того, приобретенный это дефект или производственный, я, если потребуется, организую сама. Вас непременно приглашу, непременно...”. — “И с журналистами судились, вот увидите, я выиграю”, — Йорик был похож на викинга: косая сажень в плечах, полон энергии и азарта, глаза горят...

Я шла домой, ревела и думала: “Что–то есть в этом человеке... Действительно ли он желает рубиться со мной не на жизнь, а на смерть? Акула бизнеса? Адреналинщик? И это страсть (фишка, обида, комплекс — нужное подчеркнуть) его жизни? К тому же он щеголяет знанием законов и статей о защите прав потребителей, а я — нет...”.

День четвёртый

Несколько поостывши, я хотела предложить викингу решить вопрос мирным путем, но Йорика на месте не оказалось. Он был в другом своем павильоне, на другом рынке. Его напарница показала мне какую–то бумажку, исписанную очень похожим на детский хаповаловским почерком. Это был ответ на претензию, встык моей, про мою вину и прочее. Ну, понятно: йорики не сдаются. За несколько дней, проводя собственное расследование феномена Йорика, мне удалось кое–что выяснить. По словам разных норильских предпринимателей, человек этот зубаст и бодлив с покупателями. Так и сказали: “Мариша, тебя угораздило купить вещь у одного из самых въедливых и скандально известных в городе коммерсантов”. Другие рассказали, что в отделе по защите прав потребителей на него лежит огромная стопка заявок. Последнее оказалось блефом: одна завалящая претензия в 2002 году при покупке кожаного свингера на этого фирмача действительно проходила, но дело закрыли по причине того, что человек, писавший ее, навсегда уехал из этого города. Я из города уезжать не собираюсь: Йорик, увидимся.

День пятый

Шутя придумывали с коллегами заголовок для этого материала. “Волк и ягненок”, — предложила я. “Молчание ягнят”, — парировала добросердная подруга. “Шкурный интерес”, — раздался из–за шкафа голос матерого журналиста, много лет проработавшего в торговле. “С паршивой овцы — хоть шерсти клок” — это не “катило”. “Бедный Йорик” — слишком уж уничижительно. Так и не нашли подходящего названия.

Вечером сходила в УПРиУ. Вторая претензия, составленная там, ни капельки не противоречила первой, написанной наспех. Она просто гармонично и грамотно дополняла ее, была в двух, как положено по закону, экземплярах и по всем статьям должна была защитить мое право впоследствии доказать где угодно свою невиновность.

День шестой

“Торговец ягнятами” преподнес мне еще один сюрприз. Во–первых, отказался принять составленную по закону о защите прав потребителей претензию — сказал, что на первую уже выслал ответ. Во–вторых, объявил, покрывшись красными пятнами, что обвиняет меня в шантаже и что успел накатать мне письмо на работу: якобы, использую служебное положение, статьей ему угрожаю.

Да, я корреспондент. Пишу большие и маленькие материалы о том, что вокруг меня или со мной творится. Тем самым, кстати, иногда помогаю читателям (в том числе на собственном примере) не делать ошибок и просчетов. Именно для этого вожу с собой диктофон: люди порой много и любопытно высказываются, иногда даже героями материалов становятся. Я и ночью диктофон под подушку кладу — собственный бред записывать. Он, бред, после общения с Йориком с каждым разом все более странные очертания принимает. А во сне ко мне уже четвертую или пятую ночь “приходят” предприниматели, одевают на меня венок из розовых лавровых листочков и маленьким ржавым шилом по очереди протыкают у себя на шубах маленькие дырочки...

День седьмой

Йорик через УПРиУ предложил–таки компромисс — замену этой шубы на что–то другое. Не–а. Я — его неудачный клиент, он — мой удачный. У каждого свой бизнес. Ужасно любопытно, что будет дальше...

Марина КАЛИНИНА.

P.S. Если кто–либо (налоговая инспекция, прокуратура, ОБЭП, специалисты управлений администрации города, депутаты, адвокаты, потенциальные потребители) вдруг заинтересуется, о ком именно я здесь так долго распространялась, то информацией, немного подумав, поделюсь.

19 ноября 2004г. в 16:45
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.