МАУ ИЦ «Норильские новости»

Трудности реформального возраста

Трудности реформального возраста

Процентов на 80 жизнь простого человека ограничивается тремя жизненными ценностями: дом, семья, работа. Ежедневно, разменяв восемь часов жизни и частицу физических или умственных сил на зарплату, горожанин захлопывает за собой дверь жилища и отгораживается от шума улицы: политического, реформаторского, рыночного... События внешнего мира с этой минуты для нас ничто иное, как земля в иллюминаторе телевизора. Но в последнее время действительность в виде незваных реформ настойчиво лезет в телеокна наших квартир и грозит нарушить обывательский покой. “Муниципальный район”, “городской округ”, “монетизация”, “разграничение бюджетных полномочий” — эти слова разрывают певучесть русского языка и производят сумбур в сознании. Что готовят нам, норильчанам, неутомимые правительственные реформаторы и как это скажется на нашей привычной неспешной жизни, сегодня рассказывает председатель городского Совета СЕРГЕЙ ШМАКОВ.

–Сергей Александрович, даже у самых неискушенных читателей складывается впечатление, что 2005 год готовит для нас нечто весьма неприятное, так ли это?

– На мой взгляд, вокруг изменений в законодательстве, которые вступают в силу с 1 января, нагнетается совершенно нездоровый ажиотаж и трагизм. Действительно, нас ждут некоторые перемены, но большинства рядовых граждан они никак не коснутся. Какая разница учителю или врачу — в бюджете края или муниципалитета пропишут его зарплату, лишь бы деньги пришли в срок и в полном объеме. Перестройка пройдет на уровне власти.

Если сейчас за образование, здравоохранение, социальную политику, культуру, спорт отвечают глава и городской Совет, то с нового года все эти сферы перейдут в краевое подчинение. Местной власти оставят только узкий круг полномочий: ЖКХ, дороги, транспорт, муниципальное имущество, а также свет, тепло, вода для школ, детских садов, больниц.
В соответствии с этими задачами нам отпустят и денежные средства. То есть реформа ударит по значимости местного чиновника: сегодня в его распоряжении — “сундук с золотом”, а завтра городская казна уместится в шкатулке.

– А как же наши компенсационные выплаты? Неужели и в этом отношении не будет никаких изменений?

– Сегодня “кавэшки” получают почти 22 тысячи бюджетников: 17 тысяч местных и 5 тысяч федеральных. На местном уровне в 2005 году выплаты сохранятся в неизменном виде. С 2006 года планируется включить их в тарифную часть, что положительно скажется на социальном страховании и пенсиях.

А вот насчет федералов есть вопросы, и серьезные. Правительство решило навести порядок в области межбюджетных отношений и четко разграничило расходные полномочия. С 2005 года из финансовых схем убирается такое понятие, как перекрестное субсидирование. Это когда заработная плата, материально–техническое снабжение, ремонты оплачиваются одновременно из разных уровней бюджета: часть — из федерального, часть — из местного. До сих пор в Норильске действует именно эта схема. Теперь заработная плата федеральных чиновников должна обеспечиваться только силами государственной казны, а это “оклад” плюс “районный коэффициент плюс “полярки”.

В Большом Норильске примерно 80 организаций федерального подчинения, самый большой штат у управления внутренних дел (около тысячи человек). у кого на сколько могут уменьшиться доходы, конкретно сказать сложно: у каждой организации свой коэффициент компенсационных выплат. Частично возможные потери восстановят предстоящие повышения заработной платы, которые проведут в январе и намечают на май. Однако это не повод для успокоения.
В федеральных структурах работают наши земляки, а не варяги, от проблем которых мы могли бы отмахнуться. Так что будем и впредь добиваться положительного решения вопроса в правительстве и Государственной Думе.

– А если Москва, как обычно, будет равнодушна к северной слезе?

– Если так рассуждать, то впору все бросить, удалиться на покой и созерцать. Но если мы власть, то должны пытаться изменить ситуацию. Да, законодательство в финансовом отношении связало нам руки, но тем более за нами остается право четко и аргументированно сказать: ребята, забирая налоги, с территорий, вы обязаны забрать и наши проблемы.

На прошлой неделе я участвовал в парламентских слушаниях по северам и говорил об устаревшей системе оплаты труда бюджетников. Решить проблему могли бы дополнительные корректирующие коэффициенты к тарифным ставкам и окладам, или привязка минимального размера оплаты труда к величине прожиточного минимума на территории. Все эти предложения войдут в материалы слушаний и лягут на стол правительственных чиновников. Также мной отправлено письмо на имя премьер-министра Михаила Фрадкова. Но руководители федеральных учреждений Норильска тоже должны участвовать в процессе, хоть письмо, но написать своему непосредственному начальству. А то привыкли ждать, когда председатель горсовета и мэр решат их проблемы. Только общими усилиями можно достигнуть результата.

– На слушаниях вы поднимали и проблему переселения, есть ли надежда на то, что в ближайшем будущем в этой сфере заработают реальные программы?

– Сегодня на федеральном уровне работают две программы: в рамках 125–го закона и Пилотный проект.

Первая предлагает довольно приемлемые условия

(субсидии составляют от 500 до 700 тысяч рублей на семью), но в этом году по ней смогут уехать лишь 71 человек. С таким финансированием норильские пенсионеры будут переселяться 180 лет.

Вторая позволяет охватить всех желающих, но выделяемые суммы — мизерные.

Мы силами местного бюджета ее улучшили. Во–первых, участники получат из городской казны субсидию, равную выплатам Международного банка. Во–вторых, пенсионер получит 50 тысяч рублей единовременно на обустройство на новом месте. В–третьих (это положение принято на последней сессии), в течение пяти лет участники смогут получать по тысяче рублей к пенсии. Кстати, первоначально было решение выплачивать в течение трех лет по тысяче в первый год и по пятьсот рублей в два следующих. Но мы нашли возможность троекратно увеличить расходы на дополнительные пенсии, чтобы Пилотный проект стал реальной помощью для норильчан.

В целом сумма выплат для разных семей колеблется от 250 до 550 тысяч рублей. Миссия Международного банка реконструкции и развития, недавно побывавшая в нашем городе, была очень удивлена: подобных примеров нет ни в Воркуте, ни в Сусумане, где тоже реализуется Пилотный проект. Миссионеры также ясно дали понять, что 14 января проект прекращает работу и подобных мероприятий больше не будет. Желающим уехать стоит призадуматься и по возможности подкорректировать свои планы на будущее, поскольку местный бюджет со следующего года практически не сможет содействовать переселению.

На парламентских слушаниях северные регионы наперебой говорили о необходимости более щедрых программ переселения, но исполнятся ли наши надежды, сказать трудно. Поэтому рекомендовал бы приглядеться к синице, а не ждать сказочных журавлей. Кстати, сообщаю, что на сессии депутатами принята программа переселения для пенсионеров — работников бюджетных организаций. И в ближайшее время она начнет свою реализацию. В управлениях будут созданы комиссии, куда и следует обращаться желающим.
– К нам в дверь стучится не только бюджетная реформа, но и административно–территориальная. Все говорят о незаконности ЕМО, спорят о преимуществах муниципального района и городского округа. По вашему мнению, что для нас лучше?

– Тот, кто заявляет о незаконности единого муниципального образования, мягко говоря, показывает свою некомпетентность. ЕМО создано и существует в рамках правового поля и имеет право на существование вплоть до 1 января 2006 года.

Реформа административно–территориального устройства России, определенная 131–м законом, идет постепенно. Так, в соответствии с ним Законодательное собрание края до января 2005 года должно определить статус и границы Норильского промышленного района. Есть два варианта: муниципальный район и городской округ.

Статус округа сродни сегодняшнему устройству, но данное муниципальное образование не может состоять из нескольких городов. Район сделать проще по закону, но тогда нам придется делить города, имущество, налогооблагаемую базу, создавать дополнительный управленческий аппарат. Затем отдельные поселения должны объединиться в район, уже со своим главой, администрацией и депутатским корпусом. Не вижу в такой перспективе ничего хорошего. Не буду говорить про единую историю нашей территории, этот аргумент известен всем. Но как человек с немалым административным опытом убежден: чем проще схема, тем эффективней управление.

Название не имеет значения, важен сам принцип единства. Поэтому, мое мнение, Большому Норильску необходимо двигаться в сторону городского округа. Еще весной на съезде депутатов Красноярского края мы предложили поправку в закон, которая бы позволила трем городам объединиться в округ. Коллеги нас поддержали, сегодня документ с нашей инициативой находится на рассмотрении в Государственной Думе.

Справка

В 2005 году правительство России даст старт многочисленным реформам. Так, в рамках 131–го федерального закона изменят административно–территориальное устройство страны. Единое муниципальное образование “город Норильск” будет реформировано или в городской округ, или в муниципальный район.

Претерпят изменения и межбюджетные отношения. Каждому уровню власти (федеральная, субъектная, муниципальная) оставят строго ограниченный круг полномочий, в соответствии с которым распределятся и налоговые поступления.

– Но общественность высказывает другое мнение, почему же к нему не прислушиваются?

– Да, в последнее время наши шаги по сохранению единства подвергаются критике со стороны некоторых общественных организаций. Главный довод оппонентов — исполняйте закон, а не пытайтесь его переделать. Но когда на одной чаше весов — буква закона, а на другой — интересы территории, то я как представитель власти и гражданин просто обязан попытаться исправить дело. А иначе как? Пусть погибнет мир, но торжествует юстиция?

Меня и других сторонников городского округа пытаются упрекнуть в отстаивании личных интересов. Аргумент убогий, потому что в любом случае нынешнюю власть ожидают выборные испытания.

Я не участвовал в создании ЕМО, за эту форму голосовали наши предшественники. Но в процессе работы убедился, что централизованное управление — самая оптимальная форма для нашей территории, которая предусматривает все рычаги для защиты интересов каждого жителя. К примеру, у нас существует процедура наложения вето на принятие бюджета со стороны депутатских групп Кайеркана и Талнаха, если главный финансовый документ не отвечает интересам городов.

Сегодня самыми активными сторонниками “развода” Большого Норильска являются люди, при поддержке которых ЕМО родилось. Все–таки удивительная вещь — убеждения. Они меняются, но еще чаще приспосабливаются.

Муниципальный район — это четыре мэрских кресла на территории взамен одного, 80 депутатских мандатов вместо 35. Немудрено, что некоторые амбициозные личности, оказавшиеся на политической свалке, стряхнули нафталин и карабкаются на трибуну. А обличительные речи, как известно, — верный политический трамплин.

Политической трескотни вокруг реформирования ЕМО сейчас будет много. Советую людям вырабатывать иммунитет и мерить все на весах здравого смысла. Но как ни крути, тема делится на два полюса: вместе или врозь.

Беседовала Антонина САШИНА.

27 ноября 2004г. в 17:30
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.