МАУ ИЦ «Норильские новости»

Привет из Сакраменто!

Привет из Сакраменто!

Привет из Сакраменто!

Спустя 12 лет после отъезда известный хореограф Сергей Малько вернулся в Норильск, чтобы поставить в ГЦК танцевальный спектакль по знаменитой сказке об Алисе из страны чудес... Приехал из солнечного города Сакраменто, что в Калифорнии. Конечно, нам интересно было узнать: как ему там, в Америке, живется?

 Сергей Малько с женой в Сакраменто
Сергей Малько с женой в Сакраменто

Сергей, почему после многих успешных лет в Норильске все–таки с братом Евгением свою школу танцев создали — и в Америку?

– Я поехал по приглашению одного из коллег — помочь открыть танцевальную школу. Мы познакомились в Евпатории, он даже в Норильске бывал, делал здесь постановки. Контракт я заключил на три года. Конечно, сложности были с языком, а я начал на второй день уже преподавать. Два года ушли, чтобы адаптироваться. Там все другое: природа, архитектура, транспорт, социальная среда. Со временем привыкаешь, и на третий год я понял, что мне недостаточно только занятий со взрослыми учениками, захотелось что–то делать большее. И я открыл свою студию.

А как поживают ваш брат Евгений, сын, жена Светлана, с которой вы много лет танцевали в паре и преподавали в Норильске?

– Евгений со своим сыном тоже живут в Америке, он по–прежнему танцует, выступает на соревнованиях. Светлана осталась в России, у нее теперь своя жизнь, свое дело. А наш сын выступает с велосипедными трюками, это шоу особенно любят в Китае. Десять лет назад я женился на замечательной женщине, ее зовут Елене, она из Греции, профессиональный повар, может готовить все. Мы счастливы вместе, обвенчались.

Много ли русских в Сакраменто?

– Говорят, что в миллионном Сакраменто более 100 тысяч русских. Есть там и русский ресторан, и русские магазины, две русские газеты, свой любительский русский театр, в мае проводим большой русский фестиваль «Ярмарка». У меня примерно 95 процентов детей–учеников — русскоязычные. Когда начинал, то были только взрослые американцы. А сейчас занимаются дети от трех лет по специальной программе для русскоговорящих. Проводим и свои соревнования, которые я организую. В Америке много танцевальных студий, но это джаз, степ, балет, то, на чем держится традиционное американское танцевание. А в бальных танцах ситуация другая, нежели в России. У нас с детства ими занимаются, во взрослой жизни уже не до танцев. А в Америке, наоборот, в детстве никто не танцует, за исключением русских людей и небольшого количества американцев, которые потихоньку втягиваются.

Встречали ли норильчан в Сакраменто?

– Двоих. Девушку, которая когда–то занималась танцами у Владимира Кавардина, но она не прижилась и уехала. И встречался с человеком, который сказал о себе, что «был в команде Бударгина».

Сергей, а как ваш Норильск начинался?

– Я родился во Львове в 1964 году, родители приехали на норильский комбинат работать в 1977 году. Здесь из 5–й школы я ушел в 57–е училище учиться на повара. Мне было неинтересно в школе, я любил гулять и читать книги. Вскоре родители вернулись во Львов, но там меня не взяли «на повара» из–за ограничения по зрению, и я пошел в «холодильщики». И когда учился, то стал заниматься бальными танцами во Дворце молодежи «Романтик». А вернувшись на Север в 1984–м, стал руководителем танцевального коллектива в Норильском индустриальном институте.

Повар, холодильщик... А почему вдруг танцы?

– Папа в детстве всегда тюкал по темечку, что надо учиться танцевать. Еще мой дедушка — офицер русской армии, директор школы после революции, говорил, что русский интеллигент должен как минимум знать один иностранный язык, играть на одном инструменте и уметь танцевать хотя бы вальс. Каждый раз, когда по телевизору что–нибудь танцевальное показывали, я чувствовал на себе укоряющий взгляд отца. И, когда появилась возможность, то и записался в студию, чтобы закрыть этот вопрос. Правда, до сих пор не играю ни на каком музыкальном инструменте. Хотя однажды в норильском КСП пробовал петь под гитару, правда, не попадая ни в одну ноту.

А когда вы почувствовали, что можете стать хореографом?

– Когда поставил первый спектакль «Новогодняя история». Директор ГЦК Светлана Гудовская мне говорила: у тебя есть талант, и я стал присматриваться к хореографии других педагогов. Это Светлана Федоровна повернула меня к самому себе, и я перестал бояться, сомневаться... А как танцор я до сих пор считаю, что мне еще расти и расти. Это связано и с травмой ноги, которую получил в детстве, и мне всегда было непросто танцевать. Но я всегда добивался того, чтобы танцевать ровно и сбалансированно. Но для этого понадобилась жизнь, мне ведь сейчас за 50 лет. В Норильске я однозначно не дотанцевал, потому что мы много работали как хореографы–постановщики и немного танцевали сами. А в Америке, если работаешь со взрослыми, то все время танцуешь.

Созданная вами с братом Евгением школа братьев Малько вошла в историю, до сих пор на слуху. А как все начиналось?

– Школа существовала в ГЦК 10 лет. А до этого мы начинали в частном творческом объединении «Терпсихора», которое создал полковник ОБХСС Владимир Кириенко, его жена Любовь Юрьевна работала в музыкальном училище. Благодаря этим людям и родились коллективы бального танца, которые перешли в ГЦК и существуют до сих пор... Выпускников мы просто не считали. По танцевальной стезе пошел Роман Итальянкин, который добился многого. Живет в Лос–Анджелесе, у него своя студия, приезжает и ко мне как тренер, работает с продвинутыми танцорами. Он их заряжает своим энтузиазмом, потому что ездит по большим соревнованиям. У Сергея Карпова в Новосибирске своя школа по современному танцу. Среди выпускников — актер Павел Новиков, Эльдар Зейналов, которые живут в Москве. Есть сообщество «мальковцев» в Телеграмме, там несколько сот человек. Среди учениц — Олеся Шендрик, Ольга Радунцева, они из самого первого набора, до сих пор успешно работают в Норильске. Считаю, что все мои ученики состоялись, пусть и не в танцах.

Понимаю, что и у вас жизнь сложилась. Но от слова Норильск что–то внутри екает?

– Конечно... И если бы так сложилось, что надо было бы вернуться, — я бы вернулся. Норильск — мой родной город, где я сформировался как личность. И мои родители его часто вспоминают, папе уже за 80, они с мамой — большие молодцы, недавно мы вместе отдыхали в Минеральных Водах. И мы с мамой в санатории танцевали и услышали множество комплиментов... Самые знаковые люди из норильчан для меня — Светлана Гудовская, Нина Яковлевна Сербина, Зоя Благих и, конечно, Владимир Данилович и Любовь Юрьевна Кириенко, с которыми я начинал в молодости. Благодаря им в городе появились коллективы «Норильские звездочки», «Болеро», большое спасибо им за это.

Вы россиянин, и гражданин Америки. А за кого на выборах голосовали?

– За Трампа, потому что Хилари Клинтон совершенно не вдохновляет. За процессами в России слежу по интернет–каналам. Слежу и за успехами российского бального танца, считаю по–прежнему нашу школу очень сильной. Интересно, что в Америке есть несколько направлений, которые выбирают русские эмигранты. Это стройка, когда ты еще не знаешь языка, но умеешь работать руками. Многие там и остаются. Очень котируются медицинские сестры и братья. И танцоры, если посмотреть на танцклубы и соревнования.

Главное отличие жизни в Америке от российской?

– Это и наше, и отношение к системе у американцев. Когда мы видим какую–то систему, начиная с проезда в автобусе, мы думаем, как же ее обойти. И там жизнь более упорядочена, потому что люди находятся в согласии с этим порядком.

Есть ощущение антироссийских настроений?

– На бытовом уровне нет. Важно, какой ты человек или какой ты специалист. Судят по тому, насколько ты успешен. Я считаю себя успешным. Мы живем в своем двухэтажном доме, есть садик, я выращиваю мандарины. В гости приходят белки и енот. У меня есть дом, семья, дело. Моя американская мечта сбылась. Но от перемены страны ничего в моей жизни не изменилось с точки зрения того, чем я занимаюсь. Я по–прежнему преподаю, танцую. И даже занимаюсь народным танцем, у меня ученики от сорока лет и старше. Мне пригодились знания, полученные в Санкт–Петербургском университете профсоюзов. А в Америке есть интерес к русскому танцу, я поставил здесь «Калинку», «Катюшу» и другие танцы. Люди сами шьют себе красочные костюмы, выступают, ездят на фестивали, представляют русскую культуру. И еще у нас в центре сценического искусства Сергея Малько, кроме танцев, есть еще и театр. Режиссер Наталья Шемрок приехала из России, она занимается постановками. Первую — спектакль «Трое под одной крышей» — мы вместе поставили и «Алису», которую будем играть еще много раз. А сейчас в работе французская пьеса «Ужин дураков», в которой я выйду как актер. Мне всегда интересно побывать в другом амплуа. Очень надеюсь в ноябре приехать в Норильск на премьеру «Новых приключений Алисы». Мне очень понравились дети из коллектива Елены Малько, с которыми мы работали всего несколько дней. Они растанцованы, эмоциональны, мы быстро выучили девять сцен, показали их родителям. Спектакль уже готов, сдан под ключ, осталось отработать танцевальную и театральную части, все свести со звуком, светом и костюмами. Я верю в успех этой постановки.

С коллегой и родственницей Еленой Малько в Норильске
С коллегой и родственницей Еленой Малько в Норильске

Ирина Даниленко

Фото автора

www.facebook.com/Газета-Заполярная-правда

15 августа 2017г. в 16:30
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.