МАУ ИЦ «Норильские новости»

Никогда душа не постареет

Никогда душа не постареет

Никогда душа не постареет

Норильчанину с почти 60–летним стажем, горняку и строителю, ветерану комбината, бизнесмену и поэту Александру Носову в этом году исполнилось 88 лет. Недавно он сделал себе подарок — стал рекордсменом, получив сертификат «Книги рекордов России» — за самое большое количество поэтических приглашений к тосту, которые он сочиняет экспромтом.
Никогда душа не постареет

Ровно 20 лет назад вышла его уникальная «Книга поэтических экспромтов». В нее вошло около 300 посвящений предприятиям и учреждениям города и комбината, знаковым событиям норильской истории, юбилярам–старожилам, тем, кто уезжал на материк... Добрая половина книги — застольные экспромты в честь молодоженов, друзей, родных и, конечно, прекрасной половины человечества. Сегодня эта книга уже раритет. Но на днях Александр Иванович получил сигнальный экземпляр ее переиздания, в который вошли и новые сочинения. Этот добрый и жизнерадостный человек долгие годы дружен с «Заполярной правдой», посвятил городской газете и норильским журналистам немало своих экспромтов, поэтому мы всегда в курсе его достижений.

В канун Дня пожилого человека пригласили его в гости, чтобы поздравить с рекордом, выходом новой книги. И вспомнить о его норильской жизни, в которой, как в зеркале, отразилась история любимого города, готовящегося к своему 65–летию. Александр Иванович посвятил свое новое издание этому событию.

Александр Иванович, а вот интересно, вы себя ощущаете пожилым человеком?

— По состоянию души я сейчас чувствую себя гораздо моложе, лет около 60... Почти столько лет из своих 88 я живу в Норильске. С таким норильским стажем редко кого сейчас встретишь. И мне по духу тот Норильск, в который приехал в 1958–м. Тогда еще только освобождались из лагеря люди, которые не по своей воле работали на стройках и в шахтах. И, знаете, я сразу почувствовал, что, несмотря на сложную историю этих мест, норильчане лучше тех, кто встречался мне по жизни. Доброта в Норильске — это главный способ выживания. И Север меня, прежде всего, научил доброте, потому что он очень влияет на человеческую душу. Я из многодетной семьи простых тружеников, приехал в Заполярье из Донбасса — романтиком был, таким и остался.

Вы посвятили свои экспромты сотням норильчан, а кто самые знаковые в вашей судьбе?

— Это Юрий Михайлович Смолов, знаменитый председатель Норильского горисполкома, он меня всегда понимал и поддерживал. Большая дружба была у меня с известными производственниками — Поппелем, Механиком, Каргиновым. Я четыре года, после работы инструктором в горкоме партии, был помощником директора комбината Машьянова и полгода — у Колесникова. Вокруг меня всегда были настоящие профессионалы, у которых я без устали учился.

Вы начинали электрослесарем на руднике «Заполярный». Как получилось так подняться по служебной лестнице? Вы карьерист?

— Нет, всего добивался своим трудом. Я по первой профессии слесарь–инструментальщик. Когда в Норильск приехал, то судьба привела на «Заполярный», тогда рудник 7/9, где освоил профессии от электрослесаря до мастера–взрывника. Я все время учился — окончил горно–металлургический техникум, получив специальность горного механика. Госэкзамены сдавал экстерном, отдохнул в Сочи и, вернувшись, сразу поступил в индустриальный институт.

А вы всегда живете на опережение? Что вами движет?

— Чувствую в себе духовные силы. И сейчас, в свои под девяносто, кручусь–верчусь. Каждый день сижу за компьютером, сочиняю разные посвящения, и по заказу тоже. Но это работа не за деньги. Просто меня сама жизнь вдохновляет.

<img src="/files/file/arhiv_2017_158_pic_7-2.jpg" align=center>

А как в Книгу рекордов России попали?

— Я наконец решился послать в ее редакцию давнее издание «Книги поэтических экспромтов», на которую в далеком 1997–м меня вдохновил и благословил мой друг — поэт Юрий Бариев. Меня тогда в городе хорошо знали как автора тостов, тамаду. И все время спрашивали: когда книгу издашь?

А муза у вас есть?

— Музой была жена Зоя Николаевна, мы были вместе 55 лет, ее не стало в 2013 году. Доброта в ней была просто невероятная. Она дитя войны, воспитывалась в детском доме, потом училась на бухгалтера. Познакомились мы у знакомых на Украине, когда вернулся со службы в Брестской крепости. Я покорял любимую исполнением стихов Есенина под гитару. В Норильск мы приехали, когда ждали первенца, на работу жену не брали. Но она все же устроилась продавцом в Старом городе. А когда окончила институт, то пошла в рост — работала директором магазина «Космос», универмага «Талнах», потом 20 лет в горисполкоме была зампредседателя по торговле.

Норильск дал вам и настоящее благополучие.

— Конечно. Но начинали мы, как и все, тоже питались сухой картошкой. И в балке жили, я его купил в Старом городе перед рождением сына. Помню, мне надо было бежать на работу, жену беременную закутал как смог, а когда вернулся — она вся в инее была...

Династия Носовых продолжается?

— У меня сейчас два внука от дочери, один уже доктор наук. И от сына — внучка. Есть и правнучка Варвара, скоро ей три года. Рад, что родные меня любят и понимают.

А что же в Норильске держит?

— Здесь мне дышится свободно. Остались, пусть и немногочисленные, старые друзья, продолжаю скромный бизнес.

Говорят, что вы один из первых коммерсантов в Норильске?

— Я одним из первых открыл бизнес по звукозаписи. Саша Харитонов работал на приеме заявок, тогда музыку на кассеты записывали. Занимался я и торговлей. Первым йогурт завез, сок «Зуко» — хотелось привезти норильчанам что–нибудь необычное. Как–то доставил огромную партию английских фирменных колготок, а еще привез самолет красивейших изделий из чешского стекла. А на первые заработки стал издавать книги норильских авторов — Сергея Лузана, его жены Маргариты Боярской, Юрия Бариева. Со Львовым издали книгу о Завенягине, помог и Музею истории НПР.

Сознаюсь, что и я не верил в импровизационные способности Александра Носова, зная, что такое работа над стихами... За вечерней беседой я неожиданно попросил Носова без подготовки посвятить нашей встрече несколько строк. Он улыбнулся и буквально на лету, четко и без запинок продекламировал:

Наш вечер близится к концу,

Огни должна нам погасить таверна.

Ярлык мы прилепили к подлецу,

Чтоб в наши души не проникла скверна.

Но этот вечер лишь начало дня

Сердца и мысли греет.

И если в нас достаточно огня,

То никогда душа не постареет.

Я много думал, честное слово, с примесью творческой ревности о его ненавязчивой популярности и понял, что его талант и жизненная сила основаны на простом понятии — доброта. Только он мог написать: «Норильск из вечной мерзлоты пророс, как символ доброты».

Член Союза журналистов России, поэт Сергей Лузан, 1997 год

А, правда, что вам даже грузины — большие умельцы произносить тосты — пальму первенства уступили?

— Было дело, когда мы поехали на свадьбу нашей подруги, которая вышла замуж за грузина. За столом платный тамада что–то бормотал. Но когда я своими стихами поздравил, то он просто сник и передал мне бразды правления. А потом и сам пригласил меня в ресторан, где я дал мастер–класс. А он восхищался: если бы я так мог, то был бы миллионером. А я не миллионер. Деньги мне нужны, чтобы просто свободно жить. Я, как Пушкин, уважаю их за то, что они дают независимость. Я все нажил честным трудом. И теперь на пенсии не чувствую себя ущербным, могу жить, как мне нравится. И благодарю Бога за то, что он дает мне возможность в таком возрасте творить и радоваться жизни. Прошу Его еще дать мне погостить на этой земле и не терять вдохновения. Я полон сил и желания творить.

Ирина Даниленко

Фото из архива Александра Носова

www.facebook.com/Газета-Заполярная-правда

29 сентября 2017г. в 16:30
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.