МАУ ИЦ «Норильские новости»

Всевышний да услышит. Картинки из мечети

Всевышний да услышит. Картинки из мечети

Если человек считает себя мусульманином, он обязан был прийти в эти дни в мечеть. Курбан-байрам - святое дело. Суть праздника в том, что, принося в жертву животное, приверженцы Аллаха избавляют от кровопролития человечество. Идея стара как мир и мудра как старец.
Всевышний да услышит. Картинки из мечети

Елена-Мадина

Любому человеку всегда открыты двери в мир мусульманства. Как в прямом, так и в переносном значении. Хочешь - заходи посмотреть и что-то уяснить для себя. А хочешь - тебя примут в эту веру. Десятки русских, украинцев, молдаван и белорусов обратились к Аллаху за то время, сколько существует в Норильске мечеть. "Это все по воле Аллаха", - объясняет имам.

Молодая русская пара привлекает мое внимание. Подхожу к девушке. Выясняю, что Мадина и ее супруг стали прихожанами сознательно и ни капли об этом не жалеют.

- Какое имя вы носили раньше, выражаясь по-христиански, в миру?

- Елена.

- А как давно приняли мусульманство?

- Муж три года назад, еще до нашей встречи. А я всего лишь два месяца. Я свою судьбу как заново переписала, приняв Аллаха, смотрю теперь на мир другими глазами...

Звонок из Мекки

Служится намаз, читаются молитвы. Выбираю удобное местечко для наблюдений - у двери, между лестницей и входом в комнату, где идет служба. Все мусульмане, разутые и в шапочках, сидят на полу, за исключением тех, кому не хватило места. Ноги у кого вытянуты, у кого подтянуты к животу, руки и у мужчин, и у женщин, сидящих недвижимо в соседней комнате, сложены книжечкой и повернуты ладонями к себе. Все как будто читают святое писание. Губы шевелятся, повторяя заветные слова.

Вдруг прямо на меня с первого этажа несется один из молодых служителей мечети, на лице написано счастье, к уху прижимает "трубу": "Да, Салман Хазрат, да..." (Муфтий, главный в Норильске мусульманин, вместе с еще двумя прихожанами уехал служить Хаджи в Мекке). Парень с трубкой заглядывает в комнату молящихся, и... замирает. Молитву прервать не смея.

Говорят, даже во время пожара мусульмане продолжают восхвалять Аллаха: "Когда произносится слово Всевышнего - птицы летают другим путем".

Жертвоприношение

Животное нездоровое или даже слегка неполноценное, на котором не хватает одного рога, допустим, или хвост оторван, Кораном есть запрещается. Так что предварительно, накануне великой миссии, любая овца или корова проходит тщательный осмотр сродни профессиональной медкомиссии (вот и рифма). Подхожу к собирающимся приступать к обряду. Пятнистый глупый теленок - рядом, на привязи.

- Понятно, что кровь пускать бычку должны только мужчины. А готовить будут женщины?

- Нет, тоже мужчины. Тут у нас есть свой повар Мукумджан, женщины у нас такими делами не занимаются.

- А дома?

- Дома совсем другое дело.

- Остатки съеденной жертвы, то есть косточки, отдаете собакам?

- Ни в коем случае. Они собираются и отдельно закапываются.

Всех мусульман, живущих здесь в Норильске и вдали от нас, как по всей России, так и в других странах поздравил Мухаммаджан, имам самой северной в мире мечети. "Аллах дал нам возможность в этот великий праздник принести жертвоприношение", - сказал он собравшимся в мечети мусульманам. Пожелания всего самого хорошего семье, детям, старикам передал он через нашу газету своим прихожанам.

- Дай Аллах всем умения прощать, здоровья, побольше иман (здравого смысла), жалости друг другу. Все народы в мире пусть живут так, как велит Аллах, как прописал наш пророк Магомет - все эти пути истинные. Хочется, чтобы справедливость восторжествовала, чтобы в каждой стране, в каждом доме, в любом человеке, независимо от национальности, поселился мир и покой. Чтобы у каждого все сложилось так, как пожелает самая великая мать своему ребенку. Спасибо вам, что вы пришли к нам - за добрые намерения, за добрые чувства.

Счет не про них

Молитвы читаются сначала по строго отведенной схеме, затем по желанию выступают то представитель дагестанской диаспоры, то сын великого узбекского народа. В основном это пожилые, уважаемые, известные в своих кругах люди.

После молитвы по усопшим, которая также читается в этот день, беседую со священнослужителем мечети Мухаммаджаном и его помощниками.

- Есть ли у вас какая-либо статистика, сколько в НПР мусульман, сколько из них посещают вашу мечеть и тому подобные данные, хотя бы приблизительно?

- Такого никогда и нигде не было. У нас это считается позором - пересчитывать людей. Даже в Эмиратах, где обязательна паспортная регистрация, никто никого не считает.

Ваха

Ваха по национальности чеченец. Говорит мне, что я тоже похожа на чеченку, мы смеемся. Много рассказывает мне о мечети и правилах шариата. Из него получился бы классный гид или учитель истории. Ваха работает здесь завхозом, самым преданным завхозом из всех, кого мне когда-либо приходилось встречать...

"Стараюсь сделать все, что в моих силах. Сам и с помощью Аллаха пытаюсь увеличить свои возможности. Мечеть для меня - это мой дом, это моя жизнь".

Женский взгляд

В женской столовой не шумно, едят они как-то осторожно, разговаривают о своих обычаях, мужьях-детях, периодически кто-нибудь из старших женщин вслух обращается к молитве, про еду на это время забывают, потом приступают вновь. Юноша раздает одноразовые тарелки с пловом - на этот раз узбекский (повара все время меняются). Очень вкусно - много морковки, цвет без всякого томата ярко- оранжевый. Свою порцию съедаю чуть ли не первая, даже неудобно... Все остальное время слушаю, знакомлюсь, играю с чьим-то чересчур шустрым ребенком. Мальчишка шалит, основательно досаждая взрослым и мне в частности. Шлепаю его по-нашему, по-русски, и тут же чувствую на себе сокрушительные взгляды - у них с мальчиками так не обращаются. А что ж мне было делать, если он у меня диктофон стащил...

Дело за солью

Кто-то из помощников провожает меня вниз по винтовой лестнице отведать угощения. Прямо у входа в женское отделение он куда-то исчезает, я остаюсь одна. Открываю дверь и слышу явно обращенное мне: "Соль принеси!" Застываю на пороге. Ай, ну, конечно, меня приняли за свою, Ваха же говорил... Женщины понимают, что обознались, извиняются и приглашают к низенькому, красиво накрытому столу. Разуваюсь, сажусь, подгибая под себя ноги. На Курбан-байрам принято готовить всякие вкусности и угощать как можно большее количество народу. Обязательные, традиционные блюда - лепешки с рисом и изюмом и плов, остальное просто: много, превосходно приготовлено и всякого.... По подсказке женщины в вышитом бисером головном уборе начинаю трапезу с изюма и фиников. Смотрю, - старые женщины, постившиеся перед праздником, вкушают до еды щепотку соли.

Насима

Засматриваюсь на женщину напротив - удивительно яркие, по-восточному красивые черты лица. Она как будто прощает мне мое любопытство и первая начинает разговор. Мою новую знакомую звать Насима, ее мать - татарка, отец - турок. Коренная норильчанка, родители были репрессированными. У Насимы семеро детей, муж русский, один из сыновей пошел по маминому, мусульманскому пути, дочки тоже ходят с ней в мечеть, папа ревнует. Насима говорит, что в прошлом году Бударгин всем мусульманам разрешал не работать в Курбан-байрам. Нынче же народ на дневную праздничную службу отпускают только понимающие и добрые начальники.

Договариваемся с Насимой, что она придет к нам в "Заполярку", расскажет о судьбах многих мусульманок, живущих в Норильске.

Выхожу из мечети - дует сильный ветер, открытая для всех дверь мусульманского храма в унисон подпевает ему... У ворот стоят ящики с замороженными мясом и рыбой: гости из Дудинки приехали. Ну, теперь точно угощения хватит на три дня...

Марина КАЛИНИНА

Фото Олега ЛАЗАРЕВА

15 февраля 2003г. в 15:15
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.