МАУ ИЦ «Норильские новости»

Долгая дорога к долгу

Долгая дорога к долгу

К автомобилям в современном обществе отношение разное. Кто-то считает груду штампованного металла другом, кто-то единственной любовью, кто-то роскошью, кто-то средством передвижения. Но, думаю, никто не возразит против того мнения, что авто - это вложение больших денежных средств, причем очень рискованное. Даже, если водитель свято следует предписаниям ПДД, никто не гарантирует, что такое же послушание демонстрирует и его коллега по рулю.

Уже 4 года Светлана Геннадьевна Недошивкина хлопочет по судам о своем разбитом имуществе. Покореженная куча металла, когда-то бывшая любимой "пятерочкой", уже четыре года стоит в гараже, и пострадавший муж более менее восстановился, а воз справедливости и ныне там.

А дело было так. В 1999 году ехала семья Недошивкиных после обычного рабочего дня из Норильска в Талнах. Покой посттрудового вечера перечеркнул джип, огромная машина въехала в скромную "пятерку" и превратила ее в китайский иероглиф. Машиной-нарушителем управлял некто господин Авраменко Игорь Викторович, который с самого начала повел себя очень вызывающе. Добровольно возместить причиненный ущерб он отказался. Среди аргументов в свою пользу приводил и то, что машиной управлял по генеральной доверенности и отвечать за последствия аварий не должен. Семья Недошивкиных пыталась разрешить вопрос миром, предлагала нарушителю очень даже приемлемые варианты. Ждали добровольного возмещения два месяца, но тщетно. Пришлось пригласить оценщика и решать дело в суде. Судебная машина двигалась со скрипом - ответчик на заседания не являлся. Только благодаря настойчивости судьи принудительное присутствие Игоря Викторовича было обеспечено. Виновник аварии всеми способами старался отвертеться от ответственности, но номер не прошел, и тяжба, длившаяся целый год, наконец, завершилась - суд обязал ответчика выплатить истцу 89 тысяч 137 рублей 78 копеек морального и материального ущерба. Прямо в зале суда Авраменко заявил, что этих денег платить не будет. Обещание свое выполнил - до сего дня истцу не удалось получить с него ни копейки.

А что же судебные приставы, обязанные исполнять судейскую волю? Оказывается, они бессильны помочь Светлане Геннадьевне и ее мужу восстановить справедливость и наказать виновного. Предприимчивый коммерсант, владелец несуществующего магазина, богатыми налоговыми декларациями не засветился, личным транспортом и недвижимостью тоже себя не запятнал - чист до прозрачности. Квартира на Ленина, 17, в которой ответчик был зарегистрирован, и куда явился судебный пристав с исполнительным листом, не подала признаков жизни. В общем, потерялся человек в нашем едином муниципальном образовании и не найти следов. Светлана Геннадьевна поначалу пыталась побудить судебного исполнителя к поискам. Ведь есть милиция, паспортные столы, в которых должны быть сведения на каждого гражданина, ведь паспортную реформу он не мог обойти, да и регистрацию по месту жительства должны ему проставить. Есть в конце концов жена, которая где-то работает, и на которую возможно записано недвижимое имущество, ведь живут они где-то. Есть ребенок, который, по всей вероятности, уже ходит в школу. Но имя жены неизвестно, а производить розыскные действия по поводу имущественного ущерба судебные приставы не обязаны. Вот и лежит грозный исполнительный документ, как обычная праздно замаранная бумажка. Светлана Геннадьевна пыталась вести расследование сама, но, во-первых, она работает, во-вторых, она - частное лицо, и сведений ей никто не даст. Знакомые и друзья сочувственно пытаются ей помочь, где что услышат о неуловимом нарушителе, сообщают. Так узнала Светлана Геннадьевна о садике, в который ходила Авраменко - младшая. С надеждой пришла к приставу: есть возможность узнать имя супруги и новое место проживания родителей. Позвонили заведующей, оказалось: адрес выбытия девочки в картотеке не обозначен, а имена мамы с папой замазаны. Прямо детектив получается какой-то: Авраменко - старший, заметая следы, проникает в невинное детское учреждение и "очерняет" свое имя, а заодно и жены.

Милиция тоже не в силах помочь потерпевшим. Закон не обязывает их искать должника или его имущество. Вот если бы речь шла о неплательщике алиментов, или о гражданине, нанесшем ущерб здоровью, тогда да.

Бедная женщина уже готова отдать часть долга тому, кто поможет вернуть деньги. Но государственные чиновники на это не согласны, хотя, казалось бы, вознаграждение обещает быть солидным. Наверное, снобизм мешает или знают, что законным путем ничего получить не светит. Предположим, Игорь Викторович найдется, и квартира его окажется сносно упакованной. Что же приставы смогут арестовать, чтобы обеспечить уплату долга? Холодильник, телевизор, мягкая мебель, компьютер по новому гражданско-процессуальному кодексу нужны семье Авраменко для жизни и работы. Допустим, в доме найдут крупную сумму наличных, но три прожиточных минимума на каждого члена семьи, а на троих это около 45 тысяч рублей, по закону неприкосновенны. А лишним квартирам, машинам, драгоценностям, антиквариату у бедного коммерсанта, разъезжающего на джипе, и взяться неоткуда.

Кое-кто из знакомых шепнул Светлане Геннадьевне, что есть люди, которые охотно возьмутся за это дело, только заплати. Даже подсказали к кому обратиться: надо пойти на рынок, и тебе подгонят человечка, умеющего заставить раскошелиться неаккуратных должников. Но Светлана Геннадьевна на такой шаг идти не хочет - страшно связываться с криминалом, но денег все-таки жалко.

И самое обидное для истца после завершения судебной "драки" узнавать, что к делу можно было подойти по-другому. И, наверняка, исход его был бы более успешным. Например, можно было наряду с взысканием просить суд об обеспечении иска каким- либо имуществом. Тогда бы судья мог выдать постановление на арест имущества ответчика до вынесения решения по делу о взыскании, и долг можно было бы легко погасить. Можно было бы привлечь в качестве ответчика жену нарушителя, поскольку она может обладать имуществом (машиной, магазином, квартирой), которое наживала совместно с мужем. Но нанятый адвокат, по-видимому, отнесся к делу формально, степени наглости ответчика не учел и предусмотрительных советов не дал. Дело-то выиграл, денежки получил, а как дальше сложится судьба потерпевших, не позаботился. Можно было бы защитнику выйти за рамки голого профессионализма и проявить чуть-чуть человечности. Но как говорится, упрекам не место: о чем просили его пострадавшие, то и сделал. Но откуда юридически неграмотные простодушные обыватели могут знать, что так легко можно обойти закон, ловко уйти от ответственности, не выполнить решение суда? Обычному трудяге-то и невдомек, что можно быть прописанным в одном месте, а жить совсем в другом, нигде не работать: ни по найму, ни в свободном предпринимательстве, формально не иметь никакого имущества и разъезжать на джипе. Его-то, простого работягу, содей он что-нибудь нехорошее, быстро бы привлекли к ответу, и зарплата его потекла бы не в семейный бюджет, а в карман к взыскателю.

По законам нравственности человека, разбившего машину ближнего и всеми способами уклоняющегося от возмещения ущерба, общество, скорее всего, назвало бы вором, а его бессовестные действия - кражей. Но законы юридические не позволяют таких переходов. Если написано в теории уголовного права, что кража - это тайное изъятие имущества, то действия преступника должны соответствовать формальному значению слов определения. А порчу машины в ДТП и уклонение от возмещения ущерба никак кражей не назовешь, хотя имущество погублено немалое. Но ведь никто не хотел столкновения, просто на дороге выбоина была, да и асфальт оказался скользкий - случайность. А уклонение от исполнения судебного решения еще доказать надо. Вот когда судебный пристав найдет господина Авраменко и обнаружит, что на нем числится три машины, десять телевизоров, а банковские счета просто ломятся от денежных средств, тогда его признают уклонистом и привлекут уже к уголовной ответственности. А пока владельца несуществующего магазина просто нет дома. А если, когда его и застанут в родных пенатах, он удивленно воскликнет: "А что вы меня ищете? Я и не знал, думал, что же не идете до сих пор. Ах, вы моего адреса не знали? Жаль, жаль. Да что вы, я ни от кого не скрываюсь. Пожалуйста, описывайте". А описывать окажется нечего.

Казалось бы, вот оно, судебное решение, но поди-ка его исполни - близок локоть да не укусишь. Который год по стране шагает судебная реформа. Как могут, приближают эту ветвь власти к народу, увеличивают зарплату судей, чтобы были неподкупны. Но вот судья констатировал правду, и на этом торжество справедливости завершилось - претворить вердикт в жизнь невозможно. Для чего тогда так укреплять судебную власть, если она носит декларативный характер. Может, стоит заняться и службой исполнительной заодно, раз уж они с судом делают одно дело. Но, к сожалению, систему, бывшую некогда единой, разделили. Суды подчиняются Главному судебному департаменту, а судебные приставы Министерству юстиции. Возможно, поэтому пропорционального повышения качества работы и не получается.

Что же делать потерпевшим от недобросовестных должников людям и конкретно Светлане Геннадьевне? Мы попросили ответить на этот вопрос адвоката Ларису Бубнову.

- Статьей 28 Федерального Закона "Об исполнительном производстве" за номером 119-ФЗ от 21 июля 1997 года в обязанности судебного пристава вменяется розыск местонахождения должника, но только по исполнительным документам о взыскании алиментов, о возмещении вреда, причиненного здоровью, или возмещение вреда лицам, понесшим ущерб в результате смерти кормильцев, а также по исполнительным документам об отобрании ребенка. В этих случаях закон обязывает судебных приставов принять меры к розыску. По другим видам исполнительных документов, а в данном случае имеет место имущественный ущерб в результате ДТП, судебный пристав вправе, но не обязан, объявить розыск должника или его имущества при согласии взыскателя нести бремя расходов по розыску и авансировать указанные расходы в соответствии со статьей 83. Для этого взыскатель вправе произвести авансовый взнос на депозитный счет подразделения в размере, достаточном для соответствующих расходов, и написать заявление тому судебному приставу, у которого в производстве находится его исполнительный лист. На это заявление судебные приставы должны отреагировать, вынести Постановление о розыске и приступить к самому розыску.

Допустим, меры, принятые судебным исполнителем, оказались безрезультатными. Запросы в регистрационную палату, ГИБДД, УБТИ, банки, налоговую инспекцию, в Норильскую регистрационную компанию ничего не дали: не удалось установить место работы или жительства должника, местонахождения имущества, получить сведения о наличии принадлежащих денежных средств, то исполнительный документ возвращается к взыскателю. Очень часто ловкие должники пользуются этим и просто скрывают свое имущество, как, по всей видимости, происходит и в данном случае.

Поэтому, зная, что должник может увернуться от исполнения судебного решения, взыскателю желательно позаботиться о себе. В таких случаях мы рекомендуем клиентам сразу просить суд обеспечить иск, то есть наложить арест на имущество ответчика. И если после вынесения решения окажется, что у должника нет денег, можно будет реализовать арестованное имущество и возместить долг.

В обеспечении иска может участвовать и имущество, зарегистрированное на жену, как на совместно нажитое. То есть, если у супругов есть, к примеру, машина, зарегистрированная на жену, то суд вправе выделить в ней долю, принадлежащую мужу, и на нее обратить взыскание.

Оказывается, судебные исполнители могут все-таки поискать, но, видимо, не хотят. Нет у них заинтересованности в том, чтобы правосудие свершалось, иначе они давно бы рассказали Светлане Геннадьевне о возможности заплатить за их услуги, тем более клиент сам предлагал. Единственное, чем они могут утешить женщину - это надеждой, что после сдачи налоговых деклараций в этом году объявится какая-то новая информация о средствах должника. Вдруг он расслабится и зарегистрирует на свое имя магазин или контрольно-кассовую машину. Тогда можно будет снова предъявить исполнительный лист. А не выйдет в этом году, подождем следующего. Главное, чтобы взыскатель был бдителен и не допустил трехлетнего перерыва между походами к судебным приставам, иначе документ просто потеряет силу. Так что терпения вам, Светлана Геннадьевна.

Татьяна ВЕРДЕ

22 марта 2003г. в 15:30
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.