МАУ ИЦ «Норильские новости»

Не наш метод

Не наш метод

Не наш метод

К темам, затрагивающим применение на северах вахтового метода, у норильчан отношение особое. Наверное, такие разговоры велись еще с тех времен, когда Норильск был рабочим поселком, однако нетрудно вспомнить, когда споры набрали полную силу — после организации «Норильскгазпрома» и приобретения реального опыта. Вот тогда на наших кухнях и закипели бурные страсти, периодически вспыхивающие по сей день. Увы, часто дискуссии сводятся не к продуктивному анализу, а к неким страшилкам. Что же это за вахтовый метод такой, каковы его преимущества и недостатки, в каких случаях он эффективен, а в каких нет? Попробуем разобраться.

Вахтовый метод применяется при значительном удалении места работы от мест постоянного проживания работников, когда не может быть обеспечено ежедневное возвращение к месту постоянного проживания. Там, где объекты существенно удалены от базового предприятия, где трудно строить, отмечается дефицит трудовых ресурсов, а работы ведутся в экстремальных природно–климатических условиях. И прежде всего на Крайнем Севере. Цель — сокращение издержек и сроков строительства, как и последующей производственной деятельности, ремонта или реконструкции объектов производственного назначения. При вахтовом методе работнику оплачивается проживание и проезд от места сбора до места работы. Оплата проезда производится по соглашению между работником и работодателем, а особенности труда вахтовиков регулируются главой 47 Трудового кодекса РФ.

Вахтовый метод был известен и в Российской империи, только назывался он по–другому — отходничеством. В СССР такой способ освоения окраин был отработан до мелочей, однако после распада Союза и наступления рыночных отношений вахта получила новое дыхание, поначалу сбивчивое и смрадное, с многочисленными нарушениями, полным бесправием работников и системным обманом. Со временем процессы отшлифовали, законодательство поправили, и нынешние вахты мало напоминают дикие трудовые лагеря лихих девяностых.

Преимущества вахтовки очевидны: не нужно строить на вечной мерзлоте поселение оседлого, семейного типа: школы и детсады, спортивные и культурные сооружения, больницы и прочие социальные объекты. Там не востребован разнопрофильный малый бизнес, сфера услуг вообще предельно минимизирована. В тех же девяностых к преимуществам смело можно было отнести экономию на заработной плате, однако этот фактор давно исчез. Вот на этом преимущества метода и заканчиваются.

Надо сказать, что именно в России накоплен огромный опыт и анализ всех сторон вахтового метода. Прежде всего в ЯНАО, где точки цивилизационного роста прошли целую эволюцию. И она очень любопытна! Многие из существующих на Ямале и южнее полуострова поселений начинались как вахтовые поселки, таковой была и политика: «Только вахта, выберем из земли углеводороды и уйдем». Однако жизнь распорядилась иначе, и теперь мы видим на Ямале россыпь оседлых поселений, которые не стагнировали — ныне к ним тянут автомобильные и железные дороги. В то же время очевиден следующий феномен: вопреки всем страшилкам ни один из существующих ранее оседлых поселков не превратился в вахтовый, зато хорошо заметен обратный процесс — вахтовые поселки стали обычными поселениями. В чем же дело?

Понятно, что оседлый способ жизни на северах оправдан там, где есть стабильная востребованность определенного рода деятельности. Как это ни удивительно покажется читателю, сегодня на оставшихся полярных станциях вахты нет, там люди работают семейными парами. Многие — всю жизнь. Нет перевахтовки и на открывающихся арктических военных базах. Россия не собирается оттуда уходить, люди служат годами. А вахтовый метод тем и отличается, что на одно и то же место заступают совершенно разные, часто случайные люди, причем фактор преемственности отсутствует.

Современная управленческая и экономическая наука уже вывела предельные параметры рациональности вахтового метода, которые и были использованы при строительстве пяти вахтовых поселков арктического порта Сабетта как части проекта Ямал–СПГ. Самое современное и совершенное вахтовое предприятие страны имеет площади, достаточные для проживания 3200 человек. Это и есть предел. Далее издержки содержания стремительно приближаются к стоимости содержания поселка оседлого, сказывается кумулятивный эффект накопления организационных и социальных проблем. Например, пока в фельдшерском пункте работают три медика, организация их работы проблем не вызывает. Но если работает уже пара десятков? Потребуется главврач, делопроизводство, солидная отчетность, аптечный склад, особое снабжение... При большой численности вахтовиков, несмотря на все проверки, статистически повышается ассортимент болячек — обостряются старые, возникают новые. Сказывается и повышенный травматизм, ведь люди сюда попадают разные, часто на один цикл. А ведь никакую операцию на месте все равно провести невозможно, больного придется эвакуировать на материк.

Большие сложности создает и постепенное увеличение перечня профессий. Одно дело — газовый промысел в тундре. Но совсем другое — завод СПГ, где задействована воздушная гавань, принимающая «Боинги», развивающийся морской порт со своей инфраструктурой и увеличивающимся флотом, грузоперевалка и так далее... Чем шире перечень профессий, тем трудней обеспечить корректную и своевременную перевахтовку. При огромной текучести с отсевом несостоявшихся полярников уже после первой вахты кадровая работа по оперативному подбору нужных специалистов неимоверно усложняется. Если взять среднестатистические контрактные сроки пребывания, то фирме, закрывая одно рабочее место, приходится обеспечивать дорогую авиадоставку шесть раз в год! При этом рейсы из Сабетты часто идут на Москву полупустыми. Именно поэтому «Боинги», с недавнего времени заменившие вертолеты, летают и на Новый Уренгой. Вот вам разгадка жизнестойкости оседлых поселений Ямала, которые работают своеобразными хабами, обрабатывающими кадровые запросы, и многие жители которых — «вахтовики ближнего плеча». Что, конечно, выгодно фирме: дешевле логистика, есть предсказуемо опытный, давно адаптировавшийся к Северу персонал. Нам же здесь будет уместно опять вспомнить родной «Норильскгазпром», использующий на коротком плече городские трудовые ресурсы. Без всяких «Боингов».

Вопреки стереотипным высказываниям некоторых политических мечтателей–экспериментаторов, производительность труда при вахтовом методе невысока даже при столь плотной загрузке работника. Определенное время неизбежно уходит на инструктаж и обучение, постановку квалификации и исправление ошибок новичков. Без какой–либо гарантии, что работник вернется сюда еще раз, а не отправится писать очередной негативный отзыв, которыми буквально завален интернет.

Вахтовый метод чреват многочисленными экономическими, правовыми и социальными издержками, основные из которых: чрезмерная тяжесть труда; сложные условия проживания; меньшая социальная защищенность и высокий травматизм работников. Социальные последствия носят и стратегический характер: частый распад семей и консервация в депрессии малых городов и сел. Рост численности сотрудников всегда тянет за собой статистику несчастных случаев и криминальных эксцессов, с которым до определенного порога может справляться служба безопасности компании. Однако прокуратура не занимается перерасчетом на тысячу работающих, изучая абсолютные цифры. И в какой–то момент на объектах появляются полиция и Росгвардия, заявляющие, что отныне за порядком будут следить они. Следом подтянется технадзор и другие контролирующие организации...

В рамках грандиозного проекта неподалеку от Сабетты начато строительство второго завода СПГ, работа порта станет еще более интенсивной и сложной. Не исключено, что большая часть газовых потоков будет переведена на такую схему — слишком уж сложно тянуть трубы к соседям, слишком много политических факторов. Поэтому я ничуть не удивлюсь, если уже в ближайшем будущем и Сабетта начнет превращаться в оседлый поселок, продолжая использовать Новый Уренгой как кадровый хаб, но уже для ограниченного спектра профессий и квалификаций.

А что там с денежной стороной вопроса? Время маленьких зарплат прошло. У нас, знаете ли, цифровая эпоха, доступность информации. Не составляет труда найти отзывы, списаться для уточнения и выбрать один вариант из множества существующих. Сегодня предлагаемые Сабеттой контракты начинаются с 85 тысяч рублей, что никого не удивляет, и это далеко не всех вдохновляющий минимум. Высококвалифицированный спец за такие деньги работать не будет. У них вообще другие зарплаты, иначе специалиста из Москвы не выманишь. Впрочем, чаще всего это уже не вахта, когда на одну и ту же койку в боксе раз в полтора месяца садится новенький, а длительная командировка.

Так что норильчанам, переживающим за ход развития совместного горнорудного проекта «Норникеля», я думаю, волноваться не стоит. От места производства работ до города — немногим более двадцати километров. Как до Талнаха. Ну какая тут вахта... Еще раз — вахтовый метод отлично работает там, где планируется организовать именно краткосрочный трудовой процесс. В безмерно богатых отрогах Путоран таких не бывает. Этот метод хорош тогда, когда поблизости просто нет нужных специалистов. Или же нет желающих работать.

Но это уже совсем другая история.

Вадим Денисов

Фото Ирины ЯРИНСКОЙ

www.facebook.com/Газета-Заполярная-правда

vk.com/Газета-Заполярная-правда

16 февраля 2018г. в 16:30
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.