МАУ ИЦ «Норильские новости»

Ключ от всех дверей

Ключ от всех дверей

Ключ от всех дверей

QR–код есть?.. — А если не найду? Вот уже полмесяца мы живём по новым правилам. Доступ в общественные места, некоторые торговые центры и в организации сферы услуг возможен только по разрешительным документам. Помогает ли это остановить пандемию или, наоборот, обостряет ситуацию?

Сегодня рестораны города испытывают не только нехватку посетителей, но и персоналаТюбинги были одной из прибыльных статей для турбаз. Сегодня прокат закрытВ театре просят зрителей приходить заранее, чтобы не создавать толчеюТеперь от салонов красоты требуют не только работу в СИЗах, но и проверку QR-кодовПока в учреждениях от детей ничего не требуют. А родители проходят с разрешительными документамиЗапись на вакцинацию расписана до конца декабряВ культурных учреждениях посещаемость заметно снизилась

До улучшения эпидобстановки

Согласно изменениям, внесённым в Указ губернатора Красноярского края «О дополнительных мерах, направленных на предупреждение распространения коронавирусной инфекции» от 15 ноября 2021 года, допуск совершеннолетних граждан в организации общественного питания, учреждения культуры, музеи, библиотеки, на конгрессные и выставочные мероприятия, в парикмахерские, косметические, массажные и СПА–салоны, бассейны, спортивные залы и фитнес–центры, а также заселение в гостиницы, пансионаты, дома и базы отдыха возможны только по предъявлению действующего QR–кода о получении второго(!) компонента вакцины или однокомпонентной вакцины от новой коронавирусной инфекции; действующего QR–кода о перенесённом заболевании COVID–19 не более 6 месяцев назад; их бумажных вариантов, а также документов, удостоверяющих личность.

И уже на следующий день местные соцсети взорвались видео, на которых одни пытались пробить стены охранников, требующих разрешительные документы на входе в торговые центры, и доказывали, что ЧОПы не уполномочены проверять конфиденциальные данные; вторые любовались опустевшими магазинами и получали удовольствие от отсутствия очередей. Только в этой истории есть и третья сторона. Те самые организации, чьи доходы напрямую зависят от количества пришедших к ним людей, но которых обязали самостоятельно ограничивать доступ к ним в случае отсутствия QR– допусков.

Хлеба и зрелищ!

Одной из самых пострадавших из–за пандемии в 2020 году отраслей признали сферу общепита. Норильские кафе и рестораны были закрыты полгода, спасались работой навынос. Снова открыть двери для посетителей им разрешили только при соблюдении ряда ограничений.

– В прошлом году мы лишились многих кадров, — делится Дмитрий Луценко, генеральный директор ресторана «Персона». — Например, не смогли удержать официантов, ведь работали только на доставку. А сегодня столкнулись с кадровым голодом, и вот уже год не можем восстановить команду. Сейчас люди просто не идут работать в общепит, и я их прекрасно понимаю. Завтра нас накроют очередная ковидная волна и новый локдаун, и снова придётся сокращать персонал. Все стали обходить стороной нашу нестабильную отрасль, никто не хочет вновь остаться без работы. Причем с этим столкнулись все заведения города. А теперь ввели QR–коды. Это, безусловно, повлияло на нашу деятельность. Сейчас мы в минусе процентов на 30 минимум, и это уже после прошлогодних потерь. Ведь теперь наше главное ограничение — режим работы до 23.00. Раньше у нас был большой поток вечерних и ночных посещений, а сейчас даже дневная прибыль сократилась! Что любопытно, с первых же дней после внесения изменений в указ губернатора к нам уже шли посетители с паспортами и QR–кодами, то есть были готовы к проверке. Чуть позже заглядывали люди и интересовались: правда ли, что без разрешительных документов не пустите? Мы это подтверждали, и они уходили — в общем, конфликтных ситуаций не было. Но сегодня для рестораторов открытым остаётся другой вопрос. Ладно, вы ввели систему QR–кодов, тогда снимите хотя бы временные ограничения! Если наши заведения будут посещать люди, которые прошли вакцинацию, то какая разница, до 23.00 они придут или после? Согласитесь, одно ограничение противоречит другому. Я знаю, что Федерация рестораторов и отельеров России составила коллективное обращение к правительству страны, но пока оно находится на рассмотрении. В Норильске из нашего бизнеса тоже кто–то этим занимался, но пока тишина.

За неисполнение ограничительных требований юрлиц ждут серьёзные санкции. За первое нарушение вынесут предупреждение. Во второй раз наложат штраф от 200 тысяч до миллиона рублей. На третий раз приостановят деятельность и лишат лицензии. Поэтому в небольшом Норильске, где все на виду, предприниматели исполняют все новые постановления, при этом защищаются от недовольных.

– У нас на входе регулярно возникают конфликты, — жалуется Анжелика Элмурадова, индивидуальный предприниматель, владеющая несколькими точками общепита. — Посетители возмущаются, какое мы имеем право проверять их личные данные. Я с ними согласна, мы же не относимся к структурам, которым это дозволено. Хорошо, ввели систему QR–кодов, тогда пусть нам выделят полицейского, который уполномочен проверять чужие документы. Да, есть клиенты с прививочными сертификатами и кодами. Но существует огромная группа людей, которые пошли в поликлиники только после новых ограничений. Они получили первый компонент вакцины, а второй будет только через три недели. И лишь после этого им пришлют QR–код, и это тоже время. Я интересовалась, могу ли сейчас сделать прививку, оказалось в пунктах вакцинации очереди до конца декабря. Так что делать бизнесу? Вымереть? Пока мы дождёмся полной вакцинации клиентов, пройдет полтора месяца. Позвольте людям прийти в кафе после первой дозы вакцины!

Не хлебом единым...

– Музеи включили в новую систему проверок позже всех, — рассказывает Наталья Федянина, директор Музея Норильска. — Наши коллеги из ГЦК уже работали с QR–кодами, поэтому мы шли по их следам. Теперь любой человек, входящий в здания музейно–выставочного комплекса, обязан предъявить сертификат, справки или код о прошедшей вакцинации или перенесённой болезни. Да, конечно, потребность в культурных учреждениях не первоочередная, но и у нас снизилась посещаемость. Причём в первые две недели после введения QR–кодов. Что касается экскурсионных групп, то их численность (не больше пяти человек) ограничили ещё в прошлом году, так что здесь никаких изменений нет. Массовые мероприятия запрещены, есть ограничения и по наполнению пространств — 70%. Тем не менее мы не отменяем новогодние мероприятия. Да, большого утренника не будет, но праздник состоится. Мы проведем интересные квесты, они будут проходить в разных частях здания, чтобы маршруты не пересекались, благо наши помещения это позволяют. Да, мы находимся на государственном содержании, и это нас спасает. Но не забывайте про поступление внебюджетных средств как раз от посетителей. На них мы могли бы разрабатывать новые проекты. Наши доходы упали в прошлом году, а сейчас ещё на 50% от этого. Сегодня настроение у всех музейщиков неопределенное. Недавно мы вернулись из рабочей поездки: побывали в Нижнем Новгороде, Выксе, Владимире, и конечно, посещаем музеи. Что тут скажешь, людей нет нигде.

– Мы, как и все, исполняем указ губернатора Красноярского края, — поясняет заместитель директора Норильского Заполярного театра драмы им. Вл. Маяковского по организации зрителя Наталья Павлова. – Теперь у нас вход не только по билетам, но и строго по паспортам и разрешительным документам. Конечно, это занимает много времени и создаёт неудобства, но, увы, мы сейчас все живём в новых условиях. Поэтому дирекция настойчиво просит зрителей приходить пораньше, чтобы не задерживаться на входе и не мёрзнуть в тамбуре. Тем более театр открывает свои парадные двери за час до спектакля. Да, сейчас конфликтные ситуации случаются часто, находятся люди, которые говорят, что им плевать на новые требования. Нашему кассиру нередко приходится выслушивать гневные возмущения. Но мы должны соблюдать эти требования. И люди, которые не хотят считаться с новыми правилами игры, должны понимать, что и они будут нести убытки. Мы не пропускаем таких зрителей в зал, а билеты сдаются по существующему положению с потерей процента: за 10 дней — стопроцентный возврат денежных средств, за пять дней — 50%, за три дня — 30%. А если это происходит непосредственно перед спектаклем, то театр оставляет за собой право вообще не принимать билеты, так как мы не сможем их реализовать. Но хотим отметить, что большинство наших зрителей — люди понимающие и дисциплинированные. Да, есть единичные случаи — на нас пишут жалобы, наш юрист уже составляет ответы. Театр относится к этому спокойно, мы стараемся не эмоционировать в ответ. Единственное обидно, что срываются на наших работниках. Если говорить о финансовых потерях, они большие. Государство нас поддерживает, но то, что мы зарабатываем с продажи билетов, позволяет делать новые постановки, декорации, костюмы и так далее. Но мы понимаем одно: QR–коды, конечно, неудобно, но в прошлом году мы вообще не работали с марта по октябрь, а это ещё хуже. Театр ведь живой организм, и он должен творить.

– В библиотеку ходят разные люди, у нас ведь работают компьютерные классы, предоставляются услуги ксерокопирования, доступ в интернет, — рассказывает Татьяна Журавлева, заместитель директора Централизованной библиотечной системы. — Документы на входе у нас проверяют охранники и гардеробщики, так они с конфликтными ситуациями сталкиваются два–три раза в день. А некоторые читатели приходят, сдают книги и предупреждают, что пока они не привьются, или у них не закончится медицинский отвод, или не улучшится эпидобстановка, они ходить к нам не будут. В ноябре посещаемость библиотек сократилась примерно на 5%. Но это точно не финальная цифра, у многих ещё книги на руках, и сколько читателей мы потеряли, станет понятно позже.

Однако большая часть населения переживает не о допуске в театры, музеи и библиотеки, многих волнует отсутствие возможности увидеть киноновинки на больших экранах.

Так, только в ноябре 2019 года кинотеатр «Родина» продал 9815 билетов. В этот же месяц уже пандемийного 2020 года киносеансы посетили лишь 3518 человек. В этом году в ноябре, когда ввели требование предъявлять QR–коды, в «Родине» побывали лишь 2425 кинозрителей.

– Тут нужно понимать, что на это повлияли не только санитарные ограничения, изменилась наполняемость репертуара, — разъясняет ситуацию Анастасия Батова, директор кинотеатра «Родина». — Крупные дистрибьюторские компании, которые отвечают за мировые дорогостоящие премьеры, отложили выход многих фильмов на длительный срок. Например, «Веном 2» и «Тихое место 2» все ждали ещё в 2020 году, а выпустили в прокат их лишь этой осенью. Те мировые бестселлеры, которые были запланированы на этот год, также переносятся на 2022–й. Сейчас попросту нечего смотреть в наших кинотеатрах! Сам прокат небольшой, вот и людей нет. А сегодня мы работаем так же, как и все учреждениях культуры. Первая проверка разрешительных документов проводится на входе в кинотеатр, вторая — при входе в зрительные залы. С помощью муниципалитета мы закупили смартфоны, по которым наши контролёры сверяют данные с портала «Госуслуги». Также в кинотеатр допускаются дети до 18 лет без сопровождения взрослых. Мы не настаиваем, но всё же просим подростков с четырнадцати лет приходить к нам с документами, и многие старшеклассники относятся к этому с пониманием. Мы гордимся тем, что наши зрители, а это преимущественно семьи, — все спокойные, воспитанные и понимающие. Но без конфликтных ситуаций тоже не обходится. Один раз нам даже пришлось вызвать полицию, потому что несогласные с новой системой работы посетители вели себя агрессивно по отношению к нашим сотрудницам. Это очень неприятно, но мы заняли следующую позицию: мы не упрашиваем и не оправдываемся. У нас, например, весь коллектив привит, и мы считаем, что на сегодняшний день вакцинация — единственный действенный способ остановить распространение новой инфекции. Да, нас спасает то, что мы муниципальное учреждение. Благодаря этому мы сохранили весь штат, даже внебюджетный. Вспомните прошлый год — тогда «Родина» не работала с мая до конца августа. Для нас лучше уж QR–коды, чем быть закрытыми вовсе.

Кто в домике живет?

С 15 ноября на всех официальных сайтах наших гостиниц появилось объявление, что заселение граждан, достигших 18 лет, проводится при предъявлении документа, удостоверяющего личность, и при наличии действующих QR–кодов, справок или сертификатов. Так, на главной странице сайта гостиницы «Норильск» есть особая отметка: «Работники гостиницы обязаны (!) осуществить проверку соответствия данных о гражданине, содержащихся в QR–коде либо в документах, указанных в абзацах четвертом — седьмом п. 1.11 Указа, сведениям о гражданине, содержащимся в документе, удостоверяющем личность».

Базы отдыха также страхуются уже при поступлении заявок, предупреждая, что вход у них теперь ограничен.

– Мы отменили на территории нашей базы отдыха все культурно–массовые мероприятия, а также такие услуги, как посещение бани, прокат снегоходов, тюбинг, стендовая стрельба, аренда сферического шатра, — рассказывает Светлана Кравченко, директор ЗКО «Горизонт». — Оставили только аренду домиков, и тоже по новым правилам. Она регулируется другой главой Гражданского кодекса, которая не подпадает под действующий указ губернатора, и благодаря этому мы хоть как–то остаёмся на плаву. Много людей в Норильске этим недовольны. Мы оказывали много дополнительных услуг, на них, по сути, и зарабатывали. Простой пример: наступил сезон проката тюбинга, это одно из любимейших развлечений горожан, но мы теперь не можем оказывать эту услугу, потому как она подпадает под культурно– массовое мероприятие. У нас в наличии 20 таких «плюшек», и всегда люди в очередь стояли, чтобы покататься на них. Стоимость проката — 350 рублей в час за один тюбинг, и всего за час мы имели 7000 рублей. А люди у нас катались весь световой день, и даже когда стемнеет, ведь горка и территория загородного комплекса хорошо освещены. Вот и посчитайте наши потери!

Красота требует жертв

– Для нас это была крайне неприятная новость, — признается Ирина Сметанина, управляющая массажным салоном «Салавади». — Нам не дали никакого оборудования для проверки QR–кодов, не предоставили и дополнительных мощностей интернета, всё кинули на плечи предпринимателей — как хотите, так и проверяйте. Поскольку мы заранее принимаем заявки, и на входе у нас не стоит толпа, как в театре или кино, конфликтов у нас в салоне нет. Но выручка, конечно, упала, по нашим подсчётам на 40%. Для нас эта цифра убийственна, это просто нерентабельно, сегодня мы работаем в убыток. При этом я исправно плачу зарплату сотрудникам из своих последних финансовых запасов. У меня специфический салон, и если я потеряю своих мастеров и закроюсь, то его уже не возродить — таких специалистов просто негде будет взять. Поэтому на то, что государство смягчит условия, мы уже не надеемся, вся надежда только на людей, что они вакцинируются и снова начнут к нам приходить.

– Сейчас по нашим подсчётам снижение посещаемости и, как следствие, выручки, составляет примерно 15– 20%, и это только за полмесяца после введения QR–кодов. Что будет дальше, пока сложно сказать, — признаётся Илья Баранов, директор сети барбер–шопов «Old boy.Norilsk». — Один наш клиент даже хочет написать заявление в прокуратуру, так как не может получить услугу. Но большинству всё же удается объяснить, что это не наша прихоть. Мы можем сколько угодно возмущаться, правомерно это или нет, но остановить заразу нужно. В прошлом году мы были закрыты три месяца и сильно паниковали по этому поводу. Сейчас устали бояться, нужно просто работать, даже с кодами.

Спортивный интерес

– Проверку кодов мы уже организовали, — рассказывает Евгений Панферов, директор Дворца спорта «Арктика». — Сейчас работаем над усилением смен, особенно в выходные дни, когда поток норильчан в наши спортсооружения увеличивается. Хотим избежать негатива, который, как ни крути, всё равно сегодня присутствует. Вопрос по сопровождению детей на занятия нам помогали урегулировать директора детско–юношеских спортивных школ. Непривитые родители были предупреждены заранее, и есть схема работы с ними. С городским бассейном немного проще — там уже при продаже абонементов людей предупреждают и даже проверяют разрешительные документы. Сейчас количество посетителей бассейна сократилось на треть. Не скажу, что это критично, но значительно. Мы же составляем проект нашего бюджета и рассчитываем на эти средства. А каковы будут итоговые показатели, поймем позже, ведь некоторые норильчане не идут к нам сейчас, потому что только начали вакцинацию.

– Мы с мужем постоянно посещаем фитнес–клуб в спортивно–развлекательном центре, — рассказывает Людмила Карманова. — То, что количество занимающихся там сократилось, было заметно в первый же день после введения новых правил. Мы и так ходим в то время, когда людей немного, а тут, казалось, что их вообще нет. В бассейне были свободны все дорожки, так что мы плавали в своё удовольствие каждый на своей.

Также опустел фуд–корт в том же центре. До введения кодов там невозможно было найти свободный столик, что порой раздражало. А сегодня раздражены предприниматели, работающие там. Та же Анжелика Элмурадова еле сдерживает слёзы — она очень боится потерять бизнес.

– У меня есть точка в спортивно–развлекательном комплексе. Там выручка упала на 80%!!! Владельцы общепита, работающие в этом центре, составили коллективное письмо его руководителям: если нам не снизят стоимость аренды, всем придётся закрываться. У нас нет другого выхода! Судя по всему, нашей стране не нужен малый и средний бизнес, происходит его тотальное уничтожение. Да, всего 7–10% россиян посещают увеселительные заведения, но теперь их стало и того меньше. Зато не снизили налоги, тарифы ЖКХ и стоимость аренды. А мы обязаны платить зарплату. Государство выделило поддержку в размере 12 тысяч на человека разово. А мы уже несколько месяцев пребываем в непонятном состоянии. Я не сокращала своих сотрудников, держала до последнего. Но не знаю, сколько смогу продержаться я, чувствую, что ещё пара недель, и мне придётся свернуть бизнес.

Имею право!

– Само это ограничение противоречит Конституции Российской Федерации, не помню, 24–я или 27–я статья, — возмущается Андрей — гражданин России — так он представляется везде, где оставляет жалобы. — Указ губернатора — это не федеральный закон! На следующий же день после введения ограничений я пришел в большой торговый центр, там меня не хотели пускать. Мы с охранниками спорили минут десять, я доказывал им свою правоту, ссылаясь на главный документ страны. В итоге собралась толпа человек десять, и мы все прошли. Охранники не смогли нас остановить.

– А мне нравится сегодня заходить в этот центр, — рассказывает Игорь Тулеев. — Проверка документов занимает секунд тридцать. И посетителей совсем мало. Вспомните, раньше там в выходные были толпы праздно шатающихся людей. Подростки занимали все скамейки, мамы с детьми не могли найти свободного места. На фуд–корте молодежь оккупировала все столики, купят стакан газировки и сидят там часами. В детские магазины было страшно зайти — вечные очереди, все толкаются, примерить вещи невозможно. А сегодня мне удобно. Да, я понимаю, что для предпринимателей это катастрофа. Но шумят почему–то антиваксеры? Их права нарушены, это незаконно! Как сказал один философ, права одного человека заканчиваются там, где начинаются права другого. Я не хочу болеть, не хочу, чтобы вирус мутировал, а для этого нужно привить 80% населения. Посмотрите, что творит эта зараза! Каждые полгода новый штамм, который агрессивнее предыдущих. У меня трёхлетний ребёнок, и я не хочу чтобы он попал в красную зону. Кто–то считает, что его не имеют права заставлять вакцинироваться, а я считаю, что таких людей не надо пускать в общественные места, потому что это нарушение уже моих прав!

P.S. Во время работы над этим материалом пришла хорошая новость. Новые поправки в указ губернатора Красноярского края с 1 декабря отменили ограничения по времени работы ресторанов и кафе.

4 декабря 2021г. в 10:10
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.