МАУ ИЦ «Норильские новости»

По законам памяти

По законам памяти

По законам памяти

Я родилась в Норильске в сентябре 1959 года. За долгие интересные годы жизни была знакома со многими выдающимися людьми нашего города и бережно храню память о них, стараясь передать свои знания новым поколениям норильчан.

Арсений Башкиров (слева) на встрече с норильчанамиМарк Хасдан и Михаил Ким

Уроки Башкирова

Вот уже долгие годы мы с близкими по духу старожилами вспоминаем троих удивительных норильчан–подвижников, дни памяти которых приходятся на начало осени. Самые дружеские отношения у меня в середине 1980–х, когда вернулась в Норильск после учёбы на кинофакультете Киевского театрального института, сложились со знатоком норильской истории Арсением Ивановичем Башкировым. Мы часто встречались на Норильской студии телевидения, где оба были внештатниками, вели свои программы. Я, молодая, начинающая, рассказывала горожанам о кино, а Арсений Иванович был ведущим цикла передач «Летопись Севера», посвящая горожан в историю Норильска и знакомя с выдающимися земляками на основе музейных документов и фотографий. Сам он родился в Архангельске 4 сентября 1927 года, в юности был репрессирован, окончил Московский горный институт, поработал в Средней Азии, Сибири, на Дальнем Востоке. Но судьбой его стал наш Норильск. Неутомимый исследователь, он с 1977 года возглавил историко–производственный музей Норильского комбината, который в те годы находился на первом этаже в здании Дома техники, где сейчас — Дворец творчества детей и юношества. Арсений Иванович был замечательным просветителем, с приходом которого в музее началась серьёзная научно–исследовательская работа, появились новые коллекции. Он способствовал организации первой в истории нашего музея экспедиции по Таймыру, чтобы собрать неисчезнувшие этнографические материалы и предметы, которые бы помогли современникам лучше понять землю, на которой живут. Его статьи о деятельности музея постоянно публиковали в «Заполярной Правде». У него были свои читатели в популярном журнале «Уральский следопыт», альманахах «Енисей» и «Прометей». В музее при Башкирове начали устраивать встречи с интересными людьми, во время экскурсий показывали фильмы о Норильске и Таймыре. Музей в конце 1970–х стал местом притяжения и отдушиной для интеллигенции. Но особо Арсений Иванович пестовал детей, для них он организовал кружок юных краеведов. Действительный член Географического общества СССР, близкий друг Николая и Елизаветы Урванцевых, он был для нас примером истинного хранителя норильской истории.

Я помню нашу последнюю встречу в августе 1985 года, он тогда уже работал в Институте сельского хозяйства Крайнего Севера. Весь день на кухоньке в моей хрущёвке слушала его рассказ о легендарной Мангазее, в которую он был влюблён, в те места организовывал и экспедицию. Арсений Иванович тогда мне сказал: «Запомни, все норильчане — немного мангазейцы, ведь люди из этого легендарного места в устье реки Таз приходили в наши края ещё в 17–м веке за рудой, чтобы добывать медь, пусть и примитивным способом». А через несколько дней сообщили, что Арсения Ивановича по нелепой случайности не стало, всего на 58–м году жизни...
Такие особенные люди не уходят из сердца. В 2007 году мы с друзьями инициировали проведение вечера памяти Арсения Ивановича Башкирова в Музее истории НПР в честь 80–летия со дня его рождения. В музейном архиве на старом конверте с его фотографиями и телеграммой от Николая Урванцева я увидела написанный от руки московский номер телефона, позвонила, оказалось, что это номер его вдовы. Она поделилась, что к тому времени уже не стало и их дочери. К сожалению, нам так и не удалось встретиться, но мы продолжаем в памятные дни навещать могилу Арсения Ивановича на Голиково. Очень бы хотелось, чтобы имя этого хранителя норильской истории не забывали новые поколения.

Свет Хасдана

17 лет назад, 5 сентября 2003 года, в Норильске не стало замечательного инженера–конструктора и поэта Марка Борисовича Хасдана. Он родился в Белоруссии 21 октября 1926 года, но считал себя коренным норильчанином: так много дал ему Норильск, куда его с семьёй эвакуировали в военное время. И он многое здесь сделал. Как рационализатор в начале 1960–х стал одним из разработчиков буровой машины для подземных рудников, которая облегчила труд бурильщиков по всей стране. Кандидат технических наук, он 20 лет руководил лабораторией в ГМОИЦ. В Норильске его знали и как уникального обладателя энциклопедических знаний. Марк Борисович владел несколькими языками, отлично разбирался в музыке и живописи, коллекционировал полудрагоценные камни, которые искусно обрабатывал. Но больше всего он любил поэзию. Сам писал стихи со студенческих лет в Северо–Кавказском горно–металлургическом институте, в начале 1980–х решился принести стихи в литературное объединение «Надежда», члены которого собирались в редакции «Заполярной Правды». Тогда его произведения здорово раскритиковали, но поддержал автора поэт Сергей Лузан, призвавший ничего не бояться и говорить только правду. У многих норильчан хранится антология норильской поэзии «Гнездовье вьюг», в которой в 1994 году впервые опубликовали стихи Марка Хасдана, а вскоре любители поэзии читали его в «Заполярной Правде», особенно отмечая сонеты, любовную лирику. Не забыть его строки:

«Что есть любовь? — Сгорание
всего.
Осевшего в душе до главной
встречи,
Когда уже и защититься нечем
От ясности прозренья своего».

Первая его книга «Айсберг» вышла 20 лет назад в Красноярске, тогда же Марк Борисович получил премию Норильского городского конкурса «Вдохновение». Событием стала и вторая книга Хасдана «Моё «Слово»: Две тысячи строк по мотивам «Слова о полку Игореве».

Редкий мастер, он подарил норильчанам много прекрасных стихов. К сожалению, когда Марк Борисович тяжело заболел после двух инсультов, он уже не мог записывать приходящие к нему строки. Его семья жила в Израиле, и вторым домом для него стал КЦСОН в Талнахе, куда к нему часто наведывались друзья–поэты. Однажды молодой человек с непростой судьбой, который лежал с Хасданом в палате оганерской больницы, поделился со мной: «Знаете, я таких удивительных людей, как Марк Борисович, никогда раньше не встречал, теперь мне жить как–то светлее...» Многие из тех, кто имел счастье общаться с этим светлым человеком, пришли проводить его на Голиково. Время спустя приехала в Норильск поклониться его памяти директор музейного комплекса в Петергофе Елена Кальницкая, на которую в юности Марк Хасдан произвёл сильное впечатление. Он был другом и соавтором изобретений её отца, который работал в ленинградском институте «Гипроникель», часто бывал у них в доме. За литературные пристрастия Кальницкие называли Марка Хасдана заполярным Шолом–Алейхем.
Сейчас за местом упокоения Марка Хасдана на Голиково (участок для ветеранов) ухаживают сотрудники Централизованной библиотечной системы. В день памяти мы принесём Марку Борисовичу и цветы от «Заполярной Правды».

***

Конечно, было бы благородно и справедливо, если бы в дни памяти выдающихся норильчан к местам их упокоения хотя бы приносили цветы в знак благодарности от города. Но такой традиции у нас, увы, не существует. Пока эту миссию на себя берут активные старожилы, которые считают своим долгом хранить память о наших созидателях. В недавние дни памяти почётных граждан Норильска — журналиста Гунара Кродерса и геолога Григория Сапрыкина, которому 1 августа было 110 лет со дня рождения, только эти хранители памяти и пришли на мемориалы земляков. А ведь в год, когда Талнах празднует свой юбилей, надо бы особо поклониться и памяти Гунара Кродерса, несколько десятилетий успешно возглавлявшего многотиражку «Горняк», и орденоносцу Георгию Сапрыкину, норильчанину с 1935 года, одному из первых организаторов разведочных работ на Талнахском месторождении.

В тему

Вспомнить Кима


Сегодня, 4 сентября, исполняется полвека со дня внезапной кончины выдающегося учёного, инженера, лауреата Ленинской премии Михаила Кима. У основателя теории свайного фундирования, которому норильчане обязаны своей «прочной» жизнью на Крайнем Севере, остановилось сердце во время совещания в Красноярске. Ему, рождённому 8 августа 1907 года в деревне Кедровая Падь на Дальнем Востоке в корейской семье крестьян–середняков, судьба отмерила 63 года очень сложной, но какой же яркой и самоотверженной жизни на благо людей. Настоящий самородок, он до ареста по ложному обвинению в октябре 1935 года был аспирантом Всесоюзного научно–исследовательского института гидротехники в Ленинграде, успел поработать инженером–гидротехником «Нижне–Волгопроекта».

В норильской неволе Михаила Кима привлекли к созданию самой северной в стране мерзлотной станции — так начались его исследования устойчивости сооружений на вечной мерзлоте. С 1939 по 1946 год Михаил Васильевич как старший прораб уже на условиях вольного найма занимался проблемами промышленного и гражданского строительства в условиях вечной мерзлоты. И до самой своей кончины вёл разработку и внедрение методики и техники строительства зданий на свайных фундаментах. Михаил Ким с соратниками сумел доказать, что дома на сваях с проветриваемым подпольем при правильной эксплуатации будут стоять прочно. В 1966–м за создание уникальной технологии он был удостоен Ленинской премии. Михаил Ким делился своими знаниями и в норильском горно–металлургическом техникуме, был автором 42 научных работ, по которым учатся и сегодня.

Серьёзный руководитель, в быту он был добрейшим человеком, его очень любили соседские дети. Мне об этом рассказывала школьная подруга, семья которой дружила с Михаилом Васильевичем. Зная о том, чем мы все обязаны этому человеку, не проходите безразлично мимо его мемориальной доски на доме № 19 на Ленинском проспекте. В своё время её, пострадавшую от агрессивной городской среды, помог обновить с товарищами известный норильский специалист–мерзлотовед Али Гасанович Керимов. И развалившееся захоронение Михаила Кима на Голиково 10 лет назад привели в порядок благодетели от строителей после настойчивых просьб городских активистов.
А сейчас в Москве подвижница Лариса Пронникова, автор уже десяти изданий о Норильске, готовит к печати книгу о Михаиле Киме.

Как сберечь норильскую историю?

Говорит эксперт

— Язык визуальных образов понятен и привлекателен для молодёжи. И на своих уроках я делаю акцент на истории Норильска. Я лишь даю тему, ребята сами собирают материал, пишут сценарий и рисуют. В итоге мы пишем авторскую книгу–комикс, посвящённую городу.

Николай Надежин,
педагог Дома детского творчества

.

.

– Углублённо изучением истории Норильска я не занимаюсь. Меня как коренного норильчанина она скорее интересует с эмоциональной, человеческой стороны. Наш город стремительно меняется, и очень важно обратить внимание на сохранение его непростого исторического наследия. Наверное, мы не так хорошо это делаем, и проблема не в том, что это мы плохие, просто нас, кто корнями врос в вечную мерзлоту, почти не осталось — такова специфика северных городов. Люди приезжают на время, подзаработать, всё им здесь чуждо, отсюда и отношение во многом потребительское и неаккуратное. Но есть ещё те, благодаря кому Норильск стоит и отстаивает свой неповторимый дух и ритм. Здесь и один в поле воин.

Известный фотограф и предприниматель Александр Харитонов сделал всё возможное, чтобы восстановить исторический знак «Снежинка» на доме № 3 на улице Ленинградской. А сегодня город уже весь дом красит в той же цветовой гамме. Те, кто по–настоящему любит свой город, сами проводят субботники на старом кладбище, восстанавливают памятники, организуют «Школу юного краеведа», экскурсии и походы по историческим местам. Всё это, безусловно, способствует сохранению истории Норильска.

А зёрна любви и интереса нужно закладывать прежде всего в юное поколение, и не только на уроках краеведения. Как педагог я и сам стараюсь уделять этому внимание. Во время работы в детской телестудии «Перемена» мы с ребятами сняли три фильма из цикла «Писатели Норильска». Это были рассказы о замечательном поэте, почётном гражданине Норильска Юрии Бариеве, о поэтах Марке Хасдане и Эдуарде Нонине. Мы собирали материалы в музее, архиве, библиотеке, встречались с близкими и друзьями наших ушедших героев. Видели бы вы глаза детей, трудившихся над этим проектом, то, насколько это было для них увлекательно и познавательно. Очень надеюсь, что подростки по–настоящему прониклись духом Норильска, о котором шла речь в фильмах.

Сейчас я руковожу Норильской студией комиксов и манги, учу детей искусству графических новелл, созданию авторских комиксов. У нас по–разному относятся к этому направлению, но сейчас не об этом. Язык визуальных образов понятен и привлекателен для молодёжи. И на своих уроках я по–прежнему делаю акцент на истории Норильска. Я лишь даю тему, ребята сами собирают материал, пишут сценарий и рисуют. В итоге мы пишем авторскую книгу–комикс, посвящённую городу. У нас уже есть «Норильск. Лето 1941–го», «Александр Петряев», «Михайличенко», «Нестандартная ситуация» по материалу «Заполярной Правды». В перспективе хотим издать сборник «История Норильска в комиксах», материал к проекту у нас уже есть. Каждый из нас делает то, что у него лучше всего получается, и вместе мы сохраняем то главное, чем примечателен наш родной Норильск. А без любви к месту, где ты живёшь, это делать невозможно.

Подумаем вместе

Анна Карлова, руководитель историко–краеведческого музея 41–й школы «Взгляд в прошлое»:

– Специфика нашего региона такова, что многие, особенно молодые, уезжают, а те, кто остаётся, как раз и могут стать хранителями истории. Прекрасное воплощение идеи — «Школа краеведа» Ларисы и Стаса Стрючковых и Клуб исследователей Таймыра. Эти проекты собирают огромное количество людей, которые интересуются, изучают, а потом пишут и защищают работы по различным темам, каждая из которых как раз и сохраняет какую–то часть местной истории. Конечно, было бы здорово сберечь постройки 1940–х годов на «Угольном ручье», которые очень быстро разрушаются. Остался ещё Старый город с бутовыми домами, но они тоже в плачевном состоянии. А ведь это действительно памятники истории и архитектуры, очень важная часть становления нашего города. Что же касается изучения самой территории, то очень важно продолжать археологические поиски.

Владимир Скворцов, ветеран норильских СМИ:

– На мой взгляд, сегодня есть всё, чтобы бережно донести нашу историю до следующих поколений: это музей, литература, всевозможные издательства, интернет. Самое главное — оградить наше прошлое от людей, которые в силу заблуждений или сиюминутной конъюнктуры пытаются его подогнать под какой–то чужой интерес. История должна быть правдивой, какая бы она ни была. Если приводить пример, то первой приходит на ум историческая фигура Завенягина. Одни доказывают, что он был для заключённых «отцом родным», другие утверждают, что сидел в кабинетах и подписывал расстрельные списки. Хранителем истории себя не ощущаю, но всё же из чувства справедливости пытаюсь разобраться: что же было в действительности?

Наталья Ромашкина, дочь бывшего узника Норильлага Василия Ромашкина:
– Я не знаю, как конкретно могу помочь сохранить историю города. Но когда вижу выселенные старые дома на улицах Богдана Хмельницкого и Павлова, постоянно думаю, как найти возможность оставить их для потомков. Понимаю, что надо изначально поддерживать то, что имеем, реставрировать, а не сносить. Ведь дома ушедшей эпохи придают городу уникальность. Конечно, сохранять надо книги, летописи, кино. И это стремление должны поддерживать госпрограммы, фонды, следящие за состоянием наследия страны. Очень важно воспитывать в детях уважительное отношение к городу, людям, которые его строили.

Марина Шиловских, интересуется норильской историей:


– Я стараюсь самостоятельно изучать прошлое Норильска, в котором живу с двух лет. Так было не всегда – в юности другие интересы, – а с годами приходит понимание того, как важно знать и сохранять свою историю. Хотя многих это в любом возрасте не интересует, и пробить стену безразличия трудно. Наверное, от равнодушия мы по частям и теряем наш старый Норильск. На глазах исчезли наши, северные, названия любимых магазинов, ресторанов, кафе, собственно, как и они сами. А сколько сил было вложено в историческое здание 4–й школы, построенное заключёнными за рекордные два месяца к началу учебного года. Неужели и от него, и от никелевого завода и следа не останется?

Владислав Завгородний, руководитель Норильского отделения «Молодой гвардии»:

– Думаю, тут большую роль играет самосознание молодых жителей Норильска. Нередко слышу, как всё в нашей истории описывают в тёмных красках: репрессии, ГУЛАГ, плохая экология. Такая картина у молодёжи складывается из–за поверхностных знаний о нашем городе. Мы с ребятами из «Молодой гвардии» думаем о том, как сберечь былое, устраиваем различные викторины и акции. А ещё стараемся как волонтёры помогать членам общества защиты жертв политических репрессий: эти люди — живая история. Особо волнует ситуация с охраной памятников. Недавно в очередной раз молодые люди повредили памятник Николаю Урванцеву, и всё потому, что в них не заложено чувство уважения к людям, благодаря которым здесь всё создано. Но всё же хочется верить, что среди нас больше тех, кто ценит наши общие корни.

Наталья Дедина, создатель диаспоры норильчан в Белгороде:


– У нас с мужем самые добрые воспоминания о Норильске, и мы в курсе всех городских событий. Хорошо, если норильчане будут поддерживать подвижников, таких как Александр Харитонов, продолжать восстанавливать исторические объекты. У нас, благодаря энтузиастам, есть мемориал «Норильская Голгофа», но было бы интересно, если бы построили комплекс, где смогли показать, как по соседству жили заключённые Норильлага и вольные люди, комсомольцы–добровольцы. Для молодых нужно почаще проводить исторические квесты, которые они любят и благодаря которым больше узнают об истории города. И важны уроки истории Норильска. А ещё надо отдать дань уважения коренным народам — в каких–то новых объектах, памятниках. И мы не раз убеждались, что норильчане совсем не знают песен о Норильске, а ведь в них – память о счастливых мгновениях жизни города. Пусть они летом чаще звучат на улицах, вызывая лучшие чувства к родным местам.

6 сентября в 15:55
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.