МАУ ИЦ «Норильские новости»

Специалисты широкого профиля

Специалисты широкого профиля

Специалисты широкого профиля

17 ноября свой профессиональный праздник отметили сотрудники полиции, которые чаще других стражей правопорядка общаются с населением и выполняют просто титаническую работу по профилактике преступлений. Речь идёт об участковых.

Дмитрий Васильевич ЛитвиновОсобо эмоциональные граждане после общения с участковым могут оказаться в отделенииПроверка лиц, стоящих на учёте, проводится ежеквартально

Дмитрий, где вы начинали службу?

– Первый мой участок был на материке — в городе Камне–на–Оби, что в Алтайском крае. Я сам оттуда родом. В Норильске — с мая 2005 года. На Север решили податься, потому что здесь жили родственники, собственно, они и позвали. Долго раздумывать не стали: здесь всё–таки северная выслуга есть — год за два идёт. То есть на материке в полиции надо 25 лет отработать, а здесь через 10 лет уже минимальная пенсия. Я, в принципе, уже давно пенсионер, но пока из профессии уходить не собираюсь. И силы есть, и желание дальше работать, да и дети ещё маленькие, их растить надо.

Работа норильского участкового отличается от аналогичной на материке?

— Да не особо. Люди и их проблемы везде одинаковые. Пятница в любом городе России — самый напряжённый день, особенно вечер и ночь. Это тот случай, когда все активно отдыхают, а мы больше всего работаем. Но есть и своя специфика. Например, в Камне–на–Оби очень много подсобных хозяйств, огородов и дач. И самые распространённые там правонарушения — хищения. То пару куриц умыкнут, то кроликов, или с грядки огурцы ночью кто–то соберёт. Бывало, погреб на даче вскроют и все соленья с вареньями вынесут. А если корову уведут, то вообще крупное преступление — в общем, еду и живность у частников частенько крали, в Норильске, естественно, такого нет. Северный город, в отличие от материка, удобен своей компактностью. В том же Камне, если на участке есть частный сектор, дачи, то такую территорию за день даже просто обойти проблематично. У меня там был как раз такой участок. Меня туда ранним утром на служебном транспорте отвозили. Пока ко всем, кого надо посетить, заглянешь, со всеми заявлениями и обращениями разберёшься, уже поздний вечер или вообще ночь. Здесь, конечно, гораздо проще в этом плане.

За два десятилетия, что вы работаете участковым, сильно ли изменились люди и характер правонарушений?

– Люди особо не поменялись. Если говорить о бытовых историях, то здесь всё, как было в первые дни моей работы: выпили, поругались, подрались. А вот что изменилось, так это использование новых технологий в мошеннических схемах. Раньше таких преступлений вообще не было, потом стали появляться, а последние несколько лет в Норильске просто какой–то вал преступлений в IT–сфере. И сколько ни предупреждай людей об этом, сколько ни проводи профилактические беседы, всё отдают и отдают мошенникам деньги. В начале 2000–х, если сотовый и фигурировал в деле, то исключительно как предмет кражи, таких случаев, кстати, в те времена огромное количество было, а теперь это не предмет кражи, а чуть ли не главный инструмент наживы нечистых на руку людей. Что ещё изменилось? Сменилось целое поколение поднадзорных. Вот есть у меня люди, которых, когда я начинал, только на учёт в ПДН ставили, а теперь они на учёте по судимости состоят. Если говорить о молодёжи в целом, то раньше очень много было жалоб на шумные компании, которые собирались в подъездах жилых домов, распивали там спиртное. Такие случаи и сейчас бывают, но их ощутимо меньше. Зато появилась у молодёжи другая «фишка» — большие компании теперь снимают квартиры посуточно и там гуляют. Естественно, что такие сборища заканчиваются нарушением тишины, и соседи вызывают полицию. Ещё появились такие злачные для молодёжи места, как крупные торговые центры. Там мы с отделом по делам несовершеннолетних регулярно проводим рейды. Дети в этих центрах любят прогуливать школу или дополнительные занятия. Правда, после введения QR–кодов для посещения общественных мест всё существенно изменилось. Теперь попасть в торговый центр ребёнок может только в сопровождении взрослого. Кстати, по поводу самого режима: у нас огромное количество обращений от недовольных граждан с требованием проверить законность таких нововведений, а именно: имеет ли право сотрудник частного охранного предприятия проверять QR–коды и не впускать в помещение. Только на прошлой неделе таких заявлений было около 30. Требуют даже к ответственности охранников привлечь за нарушение прав.

На самом деле, законны ли действия охранников?

– Конечно, законны. В их полномочиях чётко указано, что сотрудники охранных агентств имеют право осуществлять контрольно–пропускной режим. Это вообще их основная деятельность, чем они и занимаются. Карманы гражданам никто не выворачивает и руки не выкручивает. А сам режим, при котором вход без QR–кода запрещён, так он на законодательном уровне принят, а не руководством конкретного кинотеатра или торгового центра. Всё совершенно законно.

Дмитрий, а в целом из чего состоит работа участкового? Каково назначение этой службы в силовых структурах?

– В первую очередь задача участкового — это профилактика преступлений и административных правонарушений. У нас есть такое понятие, как ежедневный профилактический обход. Как это работает. В ОВД поступает обращение в письменном или электронном виде, хотя чаще всего по старинке — люди приходят с какой–то жалобой в дежурную часть. Это может быть всё что угодно: шумят соседи, кого–то избили, муж жену домой не пускает. Отработка всех этих заявлений и поручается в первую очередь участковому. Мы собираем материал и уже в зависимости от тяжести правонарушения принимаем решение, какую статью применять. Вот, например, самый распространённый случай — шумят соседи. Сначала туда выезжает наряд патрульно–постовой службы. Там на месте гражданин составляет заявление. А уже потом участковый устанавливает шумных соседей и отправляет заявление в административную комиссию Норильска, которая выписывает штраф нарушителям.

Так в чём здесь профилактика?

– В штрафах, конечно. Вот наказали мы человека несколько раз за шумные вечеринки, и желание включить громкую музыку пропадает, потому как накладно такое веселье. А, например, в случае причинения вреда здоровью — один раз оштрафовали, во второй раз за те же действия уголовная статья светит, и человек, зная об этом, уже вести себя будет спокойнее. Огромный пласт работы участкового связан с профилактическим учётом граждан. Здесь несколько категорий. В первую очередь это ранее судимые, находящиеся под административным надзором и условно осуждённые. Есть ещё владельцы оружия и неблагополучные семьи. Их всех надо регулярно проверять. Например, условно осуждённых обходим обязательно раз в квартал, можем и чаще, при совместных с уголовной инспекцией мероприятиях. В целом у нас на территории 1413 поднадзорных разных категорий. Владельцев оружия также проверяем периодически. У нас на территории зарегистрировано около пяти тысяч единиц оружия.

Работаем совместно ещё и с сотрудниками ГИБДД по профилактике нетрезвого вождения. Когда гражданин впервые привлекается за такое нарушение к административной ответственности, его лишают прав. А при повторном задержании уже без прав в отношении него возбуждают уголовное дело. Наша задача — посетить лишённых водительских прав и доходчиво, под роспись объяснить, что при повторном нарушении их ждёт уголовная статья. На данный момент за подобное нарушение в Норильске с начала года привлечено 220 человек. Ещё мы устраиваем совместные рейды с военкоматом по поиску уклонистов. Также сопровождали переписчиков по наиболее проблемным участкам. В основном, когда они по гостинкам ходили — там контингент не особо дружелюбный. И в моей практике бывали случаи, когда меня граждане оскорбляли при исполнении и даже с кулаками набрасывались.

С учётом такого объёма работы вы вообще отдыхаете?

– У нас два выходных — в субботу и воскресенье. Хотя могут выдернуть в любой момент и позвонить в любое время. Поэтому мы на связи круглосуточно. Вдруг срочный вопрос решить надо, или преступление совершено, либо тревога, да мало ли что.

В тему

Легко ли быть участковым

Ваша профессия требует выносливости, стрессоустойчивости. А какими ещё качествами должен обладать участковый?

– Кроме навыков самозащиты? Умением разговаривать с самыми разными людьми и убеждать. Ну вот как пример: была у меня на первом норильском участке одинокая бабушка, которую якобы облучали смертоносными волнами, а ещё, по её мнению, в канализации дома жил крокодил, а у неё аллергия на крокодилов. Звонила она регулярно, даже ночью. Пришлось посоветовать, чтобы она окна заклеила светоотражающей плёнкой и фольгой, чтобы экранировать помещение. Вот после этого бабуля успокоилась и звонить перестала. Так что порой приходится применять нестандартный подход, чтобы решить проблему и человека успокоить, и соседей.

А людей хватает?

– Справляемся, но нехватка кадров ощущается, конечно. Поэтому стараемся равномерно распределять нагрузку между теми сотрудниками, которые есть сейчас. В основном смотрим по плотности населения, обычно на одного участкового приходится 25–30 жилых домов. Есть ещё и участки с высокой проходимостью, тот же автовокзал, например. Туда в пятницу вечером регулярно приходится выезжать для сбора пьяных. Вообще, работа у нас не простая. Тут у человека должен быть особый склад психики. Поэтому случайные люди у нас не задерживаются. Обычно если сотрудник два года участковым отработал и не ушёл, он уже не уйдёт в другой отдел. На моей памяти всего несколько случаев было, чтобы опытный участковый сменил сферу деятельности — на уголовный розыск или дежурную часть. При этом хочу отметить, что участковый — это отличная школа. Через нас всё проходит — от административных нарушений до тяжких преступлений, так что мы практически во всех направлениях хорошо разбираемся. Получается, специалисты широкого профиля. В общем, работа у нас нелёгкая и подойдёт далеко не каждому, но если уж человек вольётся и поймёт, что это его, то не пожалеет.

20 ноября в 17:20
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.