МАУ ИЦ «Норильские новости»

Время собирать... бочки

Время собирать... бочки

Время собирать... бочки

«Заповедники Таймыра» вывезли с берегов Аяна бочки с ГСМ общим объёмом две тысячи литров. Брошенное топливо могло в любой момент пролиться в одно из красивейших озёр плато Путорана.

После уборки при виде бочки год сохранялся рефлекс: «Надо убрать»Объёмное наследиеВывоза ждали две зимы и несколько десятков летГде не справлялся насос, справлялся человек

Исследовали и мусорили на совесть

Проверку территории нашего легендарного плато на наличие объектов накопленного экологического вреда сотрудники тогда ещё Путоранского заповедника начали сами в 2013 году. А после создания Объединённой дирекции заповедников Таймыра соответствующее распоряжение поступило уже от Росприроднадзора. Учёные определили восемь мест, где ещё в советское время покорители Севера оставили явный «след». Одно из них — озеро Аян, сердце плато Путорана, которое, кстати, числится в списке объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО.

Заповедное озеро всегда было привлекательным местом. Через него проходили транзитные пути коренных северян и промысловиков. А начиная с тридцатых годов прошлого столетия, к ним присоединились и экспедиции геологов, геодезистов, полярников. Они–то и оставили на берегах одного из красивейших водоёмов плато многочисленные бочки с нефтепродуктами, технику и другой техногенный мусор. Не нужно быть заправским прорицателем, чтобы понять, что со временем топливо попадёт–таки в воды Аяна, а ржавеющие тракторы причинят вред и без того хрупкой северной природе.

Справимся сами

– Реестр опасных участков мы составили, — рассказывает заместитель директора «Заповедников Таймыра» Михаил Бондарь. — Вот только все наши отчёты затерялись в министерских коридорах Росприроднадзора. Ответов и поддержки в ликвидации этих свалок ждали долго, пока сотрудники «Заповедников» не приняли решение очистить Аян своими силами.

В 2019 году учёные вышли на конкурс благотворительной программы «Мир новых возможностей» компании «Норникель». Выиграли грант, определили три точки на побережье озера, где больше всего «наследил» человек, собрали волонтёров и отправились в сердце плато Путорана.

– Мы то поколение, которому приходится, что называется, собирать камни, обильно разбросанные в советское время, — отмечает эковолонтёр Юрий Чумак. — Нашу группу из четырёх человек забросили в район устья Амундагты, где раньше находилась база геологов и геодезистов. Не совру, если скажу, что этот участок был самым сложным из трёх. Я не поленился и с помощью навигатора замерил фронт наших работ. Итог — 36 гектаров красивейшей тундры, засыпанной ржавеющими бочками с остатками ГСМ. Были и полные ёмкости объёмом 275 литров, благо не много. Но именно они находились ближе всего к кромке воды. Некоторые бочки пришлось буквально выкорчёвывать из земли, другие — тянуть из болота. Принцип работы был один — доставить сосуды, не пролив содержимого, к специальным площадками складирования. Только за две недели мы собрали 417 штук. Чувство усталости, конечно, было, но его перекрывало понимание, что я сделал что–то важное.

А ещё после большой уборки на Аяне при виде бочки целый год срабатывал рефлекс: надо убрать, — смеётся волонтёр, который готов снова сорваться на подобный субботник, если пригласят.

– Что любопытно, за всё время нашей командировки мы нашли только две пластиковые бутылки, — делится своим опытом эковолонтёра Анна Карлова. — Всё остальное — «техногенка». Моя группа из четырёх человек базировалась на южном берегу Аяна. Работа с бочками досталась крепким мужчинам, а мы убирали металлические трубы, старые генераторы, различные измерительные приборы, даже брошенную кухонную утварь. Ужас — так можно описать первые впечатления от увиденного. Пугало не то, что нам придётся всё это зачистить, а отношение человека к природе. Неужели в советское время люди мыслили так бесхозяйственно? Я успела побывать и на третьей трудовой точке — в устье реки Гулэми. В конце экспедиции на смену ужасу пришло невероятное восхищение тем, что всего двенадцать человек смогли проделать такую работу.

Тупик да и только...

– А дальше наступило затишье. Не с нашей стороны, — рассказывает Михаил Бондарь. — Когда мы только начали исследовать территорию на наличие объектов накопленного экологического вреда, параллельно изучали методику и правила вывоза техногенного мусора, в частности ГСМ. По закону самостоятельно заповедники этого делать не могут. Откачкой и вывозом нефтепродуктов должны заниматься специализированные компании. Конечно, мы связывались с такими организациями, получали согласие и расценки на выполнение работ. Сами понимаете, суммы там немалые. А целевых средств на привлечение профильной лицензированной организации для вывоза бочек нам не выделяли. В общем, тупик.

Сами с друзьями

Опасный мусор провёл на побережье озера Аян две зимы. Поняв, что из тупика выбираться всё же нужно, «Заповедники Таймыра» снова решили искать помощь у единомышленников. И этой осенью всё совпало. Узнав, что на Таймыре будут проводиться межведомственные опытно–исследовательские учения МЧС, учёные обратились в министерство.

– Спасатели предоставили два вертолёта для вывоза остатков ГСМ, — рассказывает заместитель директора «Заповедников Таймыра». — После разлива дизеля, который произошёл в Норильске в конце мая 2020 года, решили узнать, кто помогал ликвидировать эту аварию. Так вышли на компании «Нефтетанк» и «Гидротехнологии Сибири». Они с большой охотой согласились нам помочь — выделили специалистов и помогли с профессиональной паспортизацией мусора и утилизацией. А компания «Норникель» помогла с транспортом для заброски группы. За что мы им очень благодарны!

Сотрудники «Заповедников» вместе со специалистами «Нефтетанка» планировали вывезти с берегов Аяна четыре тысячи литров ГСМ, но северная погода всё время тормозила работы, действовать нужно было быстро. Остатки дизеля выкачивали насосным оборудованием, а там, где его было немного, переливали вручную. За сутки безостановочной работы пять человек опорожнили 520 старых бочек и собрали две тысячи литров нефтепродукта. Их залили в десять специальных пластиковых ёмкостей, разрешённых к транспортировке. Вывозили опасный груз на вертолётах Ми–8Т, предоставленных МЧС России. Далее смесь дизельного топлива, бензина и моторного масла приняли специалисты «Гидротехнологии Сибири». Они занимаются паспортизацией этих отходов и их утилизацией.

Это ещё не всё...

В «Заповедниках Таймыра» теперь ломают голову над дальнейшей работой. Ведь на берегах озера Аян всё ещё продолжают храниться старые бочки с остатками ГСМ, пустые ёмкости и собранный техногенный хлам. Сегодня нужно понять, как всё это «добро» вывезти с плато Путорана. Ведь предварительные подсчёты выглядят совсем не радужно.

– Во–первых, нужно полностью завершить откачку оставшейся нефтяной смеси. Затем организовать транспортировку, — ведёт подсчёт Михаил Бондарь. Абсолютно все бочки, а это порядка 750 штук, — весьма габаритный груз. Двумя–тремя вертолётными рейсами его не вывезти. Нужны десятки забросок. У «Норникеля», который регулярно нам помогает, есть специальные прессы, превращающие почти трёхсотлитровую ёмкость в небольшой транспортабельный «блин». Однако ёмкости ещё и тяжёлые — от 30 до 60 килограммов. Средний подсчет выглядит так: условно сорок килограммов сплющенной тары умножить на семьсот бочек — это уже 28 тысяч тонн. А грузоподъёмность вертолёта составляет всего две тысячи тонн. В итоге потребуется 14 рейсов туда и обратно (500 км в обе стороны). Даже отъявленный альтруист согласится, что суммы огромные. Когда нас спрашивают, а почему нельзя вывезти бочки, например, речной баржей, мы терпеливо разворачиваем карты нашей заповедной территории и из раза в раз объясняем. Все водные магистрали и транспортные артерии находятся на расстоянии 250 км от озера Аян.

Впрочем, сотрудников «Заповедников Таймыра» радует тот факт, что начало очистки нашего плато уже положено. Они продолжат искать единомышленников, которые могут посодействовать в этом деле. Ведь Аян — далеко не единственный объект накопленного экологического вреда. Советский техногенный след оставлен и в Большом Арктическом заповеднике на участке Нижней Таймыры, и в заповеднике «Таймырский», в бухте Марии Прончищевой. Работы очень много, сложностей столько же. Но наши учёные не перестают повторять: «Время разбрасывать закончилось!».

8 октября в 12:21
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.