МАУ ИЦ «Норильские новости»

Заполярный дозор

Заполярный дозор

Заполярный дозор

Штат норильского боевого отделения СОБР недавно был увеличен на 50% в связи с немалой востребованностью этих элитных спецназовцев за полярным кругом. А отряд обзавёлся новой техникой для выполнения боевых задач в Арктической зоне. О службе самого северного специального отряда быстрого реагирования Росгвардии рассказал Дмитрий Б., начальник боевого отделения СОБР Управления Росгвардии по Красноярскому краю.

Самый северный отряд специального назначенияСпецоперация на мысе ЧелюскинаОсвобождение ледокола от условных захватчиков

Дикий Север

В последние годы сообщения о действиях Норильского боевого отделения СОБР не сходят с новостных лент центральных СМИ. Сотрудники этого подразделения успели отличиться и в задержании особо опасных преступников на территории города, и в совместных рейдах с другими службами в северных широтах вплоть до мыса Челюскина.

Сейчас норильский отряд является единственным спецподразделением в Таймырском Долгано–Ненецком районе и отвечает за территорию площадью почти в 900 тысяч квадратных километров — это примерно четыре Великобритании. Для того чтобы работать в условиях полярной ночи, при экстремально низких температурах да ещё в безлюдной снежной пустыне, которая протянулась на тысячи километров, нужен особый склад характера.

А работы у собровцев в Заполярье хватает. Например, одна из наиболее приметных командировок была на побережье пролива Вилькицкого. В бухте Прончищевой и на мысе Челюскина спецназовцы совместно с погранслужбой ФСБ выслеживали охотников на мамонтов — подпольные артели добывающие бивень вымерших исполинов в заповедных зонах.

– На Таймыре это большая проблема. Добытчики размывают и раскапывают берега в поисках бивня мамонта, нанося немалый ущерб природе, — поясняет Дмитрий. Такая «охота» приносит огромную прибыль. Некоторые аналитики говорят, что торговать мамонтовой костью даже выгоднее, чем наркотиками. Поэтому добытчиков бивня мамонта немало, и так просто они свои трофеи не отдадут. Находить их базы и задерживать нарушителей — дело непростое, так как территория огромная, плюс суровые климатические условия. Вот в последнем рейде мы приземлились на одной из точек. Остановились на ночёвку, а когда утром проснулись, наш вертолёт превратился в кусок льда: обледенело всё, от фюзеляжа до лопастей. Несколько дней ждали, пока борт оттает.

Огромные малонаселённые просторы Севера очень привлекательны для браконьеров. Незаконные выловы красной рыбы и добыча северного оленя здесь ведутся в промышленных масштабах. Чтобы пресечь подобную деятельность, к норильскому спецотряду часто обращаются за помощью другие службы: охотнадзор, рыбнадзор и природоохрана.

Возьмём, к примеру, браконьерскую артель, срезающую панты у оленей на водной переправе. Это варварское, но очень прибыльное ремесло. В составе такой бригады от 15 до 30 вооружённых охотничьими ружьями человек. До ближайшего населённого пункта километров 200. Чем закончится их встреча с тремя сотрудниками охотнадзора, если у браконьеров под угрозой весь сезонный заработок в несколько миллионов рублей на человека? «Тяжёлая артиллерия» в виде вооружённых до зубов профессиональных бойцов вмиг отбивает всякие шальные мысли у нарушителей закона воспрепятствовать представителям власти, конфискующим добычу.

Задачи особого назначения

Это лишь малая часть той работы, что выполняют бойцы СОБРа. Основной же деятельностью бойцов норильского спецотряда Росгвардии является помощь сотрудникам уголовного розыска и федеральной службы безопасности, когда речь идёт о задержании особо опасных преступников.

– Если вы думаете, что мы, как в боевике, выносим тараном дверь, закидываем всех светозвуковыми гранатами, а потом залетаем в квартиру, то ошибаетесь, — говорит начальник Норильского СОБРа. — Конечно, бывали случаи, когда приходилось действовать по этому киношному сценарию, но это редкость. Мы выбираем наиболее эффективный способ. На самом деле, главное в задержании не только сила и молниеносные действия, но и грамотная и хорошо продуманная тактика. Сначала выезжаем на место, оцениваем обстановку, ищем лучшие точки подхода и штурма. Также изучаем объект задержания, от его физиологических характеристик до психологического портрета. Одно дело, если это мастер спорта по борьбе, а совсем другое — боевик, прошедший горячую точку. Проанализировав имеющиеся данные, решаем, как будем работать.

Норильский спецотряд выезжает и в другие регионы.

– Раньше это была Чечня. Сейчас — Дагестан и Ингушетия. Такие командировки подразумевают непосредственную борьбу с незаконными вооружёнными формированиями. В полном контакте: обнаружение баз экстремистов и террористов, их разоружение, ну и уничтожение при оказании сопротивления. В этих поездках мы работаем совместно с Федеральной службой безопасности, МВД, Министерством обороны и другими службами и ведомствами,– делится Дмитрий. — Такие командировки разными бывают. Иногда приходится неделями спать под открытым небом без спальников и палаток, ходить по горам или по пояс в грязи под проливным дождём.

Бойцовские качества

С учётом востребованности этих элитных бойцов за полярным кругом штат норильского СОБРа был недавно расширен на 50%. Стоит отметить, что попасть в это элитное подразделение Росгвардии не так–то просто. Тут требуются не только недюжинная сила, богатырское здоровье и острый ум. При подборе кандидатур учитывается немало других факторов.

– Чтобы попасть в СОБР, необходимо: отслужить в армии, иметь высшее образование, пройти физическое тестирование, медкомиссию, получить заключение психолога. Но, принимая нового сотрудника, мы в основном смотрим именно на человека, — отмечает начальник норильского СОБРа. — Люди приходят к нам разными путями. Есть те, кто с гражданской специальностью, но они обязательно должны отслужить в армии, в идеале — в элитных войсках: десантных или морской пехоте, пограничных, ФСБ. Кроме того, мы офицерский спецназ, и высшее образование у нас обязательно. По каждому кандидату проводится тщательная проверка. Беседуем с ним и даже с его родственниками. Если человек говорит, что хочет попасть в СОБР ради денег и ранней пенсии — он нам не подходит. Берём только идейных и тех, у кого есть чёткое понимание, зачем и куда они идут. Кроме того, мы обращаем внимание на психологический климат в семье, ведь если там есть проблемы, это будет отражаться и на службе. А учитывая наши длительные командировки, да ещё в опасные регионы, представляете, какой терпеливой и понимающей должна быть жена, чтобы такое выдержать? Не говорю уже о специфике нашей службы. Это ведь не штабная работа, а борьба с терроризмом, экстремизмом и организованной преступностью — в общем, на передовой, где последствия могут быть разные — от ранения до смерти. И мы как офицеры должны быть к этому готовы.

В новом пополнении норильского СОБРа немало сотрудников и из других спецподразделений с материка. Они понемногу осваиваются в непривычных им широтах, привыкают к особенностям Севера.

– Люблю поговорить с новыми бойцами отряда, — улыбается Дмитрий. — Как–то пришёл к нам один парень. Как раз накануне полярной ночи. Когда совсем стемнело, он всё спрашивал: «Ну когда же день настанет?», а мы «утешаем»: «Да скоро совсем — летом!» А другой, наоборот, пришёл летом и никак не мог уснуть в полярный день, всё допытывался: «Ну, когда же солнце сядет?». Мы ему посоветовали шторы блэкаут купить, как у всех норильчан, но ему не помогло. Говорит: «Ну я же знаю, что светло на улице». Но со временем привыкают к северным условиям. Благо, мы ребят с особым складом характера и психики подбираем — они быстро адаптируются.

Учиться и ещё раз учиться

Когда походные рюкзаки и полевое снаряжение лежат без дела, а боевое оружие убрано в сейфы, сотрудники норильского СОБРа оттачивают свои навыки, им необходимо всегда поддерживать на должном уровне физическую форму и скорость реакции.

– Когда нет служебно–боевых задач и командировок, день в отряде начинается с физической подготовки: лёгкая атлетика, рукопашный бой, силовые тренировки. Также в течение дня мы занимаемся тактикой, отрабатывая технологии задержания в различных ситуациях, огневой и инженерной подготовкой. Что касается последней, у нас в отряде есть инженеры–взрывотехники, так как мы при проведении спецопераций используем различные взрывные устройства, как и в случаях, когда нужно провести разграждение завала или снести дверь, пробить дыру в стене или потолке. Есть в нашем «расписании» высотная, медицинская подготовка, и топография. Немало и полевых учений, в том числе массовых, с участием нескольких подразделений со всей России и отработкой действий, с высадкой с вертолётов, десантированием с парашютом и освобождением корабля в зимних широтах, как это было в марте в Дудинке. Недавно несколько наших ребят принимали участие в тактико–специальных занятиях. Подготовка длилась месяц. Некоторое время они жили в лесу, им требовалось выполнить серию учебно– тренировочных задач: уклониться от встречи с группой противника либо, наоборот, подстеречь её и ликвидировать, захватить лагерь противника. Совершенству нет предела, постоянно появляются новые тактики и приёмы, да и уже освоенные необходимо постоянно оттачивать. От этого зависит и твоя жизнь, и твоих товарищей.

14 ноября в 12:15
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.