МАУ ИЦ «Норильские новости»

Телепрограмма «Бэкграунд» о личной жизни актёров Заполярного театра

Телепрограмма «Бэкграунд» о личной жизни актёров Заполярного театра

Телепрограмма «Бэкграунд» о личной жизни актёров Заполярного театра

Какие они? Что их волнует? Чего боятся и что скрывают? Всех, кто хочет узнать, что происходит с ними, когда гаснут софиты, канал Норильск–ТВ приглашает на 24–ю кнопку, где по субботам в 18.40 выходит передача «Бэкграунд» с откровенными интервью наших артистов. А мы спросили у ведущей программы Людмилы Кожевниковой, чего ждать зрителям от этого проекта.

Людмила Кожевникова – ведущая телепрограммы «Бэкграунд»Принципиальная позиция команды Норильск ТВ: не снимать классические интервью в декорациях театраЗапись выпусков программы проходила в разных локацияхС молодыми артистами оказалось общаться очень легко

Людмила, как появилась программа? Грядущий юбилей театра натолкнул?

– Наш телеканал новый, и всей команде очень хотелось создавать красивые проекты. Идея делать передачу о театре была одной из первых. Она просто появилась, сначала у нашего главного режиссёра Оксаны Винар. Театр — одно из привлекательных мест в городе, и о нём знают все, в то же время актёры — люди–загадки. Ну и действительно, в 2021 году театр отметит своё 80–летие, так что, как говорится, звёзды совпали.

В чём главная идея проекта? Ведь интервью — жанр далеко не новый.

– Идея заявлена в самом названии. Бэкграунд — это фон, закулисье. Принципиальная позиция нашей команды: мы не будем снимать классические интервью в декорациях театра, с надоевшими всем, включая артистов, вопросами: «Какая ваша любимая роль?» или «Творческие планы?». Кстати, когда мы готовили артистов к съёмке, они радовались: «Слава богу, поговорим о другом!» Мы показываем их с человеческой стороны, хотя понятно, что от темы театра далеко не уйдём, это их профессия, их судьба. Мы хотим увидеть, какими они становятся, когда закрываются кулисы. Узнать, чего они боятся, что чувствуют, их увлечения, даже что едят на завтрак!

Мы тщательно выбирали локации для записи. Как телевизионщик с почти 10–летним стажем знаю: всегда, когда снимают артиста, его записывают либо в фойе зрительного зала, либо в кабинете главного режиссёра на очень красивых, но ужасно надоевших креслах. И мы пошли от пожеланий наших собеседников: интервью писались в их любимых местах, их местах силы. Интересно, что актёры, работающие в театре пять и более лет, выбирали «Оль–Гуль», кинотеатр «Родина», лабораторию «Фаблаб», Красные Камни и так далее. Например, Женю Нестерова мы записывали во время жарки шашлыков, потому что он — главный шашлычник труппы. А другого актёра мы снимали на крыше театра. Дениса Чайникова — там, где он гуляет с собаками. У них с женой Галиной Савиной дома живёт большая собачья компания. Степан Мамойкин пригласил нас к себе домой, так как он домосед, хотя коллеги шутят, что просто лентяй (смеётся).

Новички же — а их сегодня треть труппы — все говорили нам одно и то же: работа буквально поглотила их. Первый год жизни в Норильске маршрут такой: дом — театр. Они даже не видят города. Поэтому новых артистов мы снимали в театре. Но и его решили показать нетривиально. Например, Александр Петряев работает два сезона и недавно получил главную роль в спектакле «Как Циолковский летал на Луну». Когда мы его записывали, на сцене находилась декорация в виде ракеты. Мы сидели на помосте, болтая ногами, а за нами «светила Луна». С актрисой Настей Черкасовой, мы спустились в зрительское фойе. Там выставили диван, мы залезли на него и обсуждали, с чего начинается театр. А начинается он, как известно, с вешалки. Ещё одно интервью мы делали в зимнем саду, который появился несколько лет назад стараниями Романа Лесика. Мы перестроили сад, сделав там веранду, где и записали беседу с Евгенией Вороновой, урождённой крымчанкой.

Бытует мнение, что актёры — открытые люди и могут легко говорить о чём угодно. На самом деле это далеко не так. Какими получились интервью? Что в них было неожиданного?

– Я, уже имея опыт общения с актёрами, заранее понимала, как они будут реагировать на те или иные вопросы, как станут себя держать. А значит, беседу нужно начинать с «пощёчины», чтобы собеседник сразу встрепенулся. Это работало. Люди раскрывались, причём так, что почти все потом удивлялись: «Я никому в жизни такого не говорил!» Например, Роман Лесик у журналистов считается одним из самых сложных интервьюируемых. Он часто прячется за свои амплуа и роли. С ним начать беседу надо было так, чтобы ему негде было спрятаться. Мы усадили его на чёрном фоне, одели в тёмную одежду, и я первым делом спросила: «Роман, ты понимаешь, что прятаться тебе сейчас негде?» Он кивнул и начал рассказывать очень личные истории. Например, про отчима, который порой бил его беременную мать. О том, что познакомился со своим биологическим отцом уже будучи взрослым человеком, в 25 лет, и остался разочарован им. Он не скрыл, что нередко теряется по жизни и пребывает в творческих исканиях.

Приятно удивил Сергей Даданов — как раз тем, что легко раскрылся. Он очень хороший человек. С точки зрения успехов, у него всё блестяще: золотой медалист, два красных диплома о высшем образовании, и вообще он очень правильный. Мне нужно было выстроить разговор с позиции: не может быть всё идеально. И я начала: «А вы хороший артист?» Самое интересное, что беседа закольцевалась, и в конце он вышел на эту же тему. С каким результатом? Увидите.

Были и забавные случаи. Я знаю, что Денис Чайников не сторонник либерализма в обществе. Я спросила его, почему так, но он стал уклоняться: «Давайте не будем об этом». И тут я говорю: «Вы знаете, я сама либералов не очень...» И всё! Его прорвало, и он 40 минут рассказывал мне о том, почему не любит либералов.

Интересно, что с молодыми артистами оказалось общаться очень легко. Они такие открытые! Не боятся любых тем, включая глубоко личные. Мы говорили об отношениях, о конкуренции, о том, что держит их в Норильске. И они отвечали честно и прямо. Сложнее было с заслуженными артистами, возрастными. У них другое воспитание, в том числе театральное. Они стойко держат удар. Это опыт. Они выдержанные люди со стальным стержнем.

Были ли запретные темы? Деньги, отношения с коллегами...

– Да. Мы не ставили целью копаться в чужом белье, но старались, чтобы собеседники говорили и о личном. Ведь, помимо актёрства, они ещё мамы, жёны, мужья, братья, сёстры. Даже те, кто их хорошо знают, наверняка откроют для себя что–то новое. Мне понравилось, что собеседники говорили и о «запретном»: например, об отношениях с коллегами, называя их по именам. Но имели право сказать «стоп». Отказов не было, но чаще всего повторялась одна и та же ситуация: в понедельник мы пишем интервью, во вторник утром — звонок с просьбой что–то убрать из него. Не позвонили единицы, и, кстати, это женщины. Я шла навстречу в очень личных моментах, когда говорили, допустим, о детях. Это для меня святое. Ещё один случай: когда я поняла, что актёр может столкнуться с неприятной ситуацией в результате своих откровений.

Но больше всех меня поразила Варя Бабаянц. Это будет, пожалуй, одно из сильнейших интервью. Она сама, без подготовки, решила поговорить о своей личной жизни. Многие знают эту историю: она была много лет замужем за режиссёром нашего театра Тимуром Файрузовым, у них взрослая дочь. Несколько лет назад пара рассталась, и Варвара быстро вышла замуж за молодого коллегу Александра Жуйкова. Варя мне сказала: «Я очень устала от слухов и обсуждений за спиной, негативных комментариев в соцсетях, которыми нас забрасывали. Я хочу это остановить». И открыто рассказала всё. Абсолютно. О жизни с Тимуром, распаде их брака, об отношении к ситуации дочери и взаимоотношениях мужей, ведь Александр и сегодня входит в команду актёров Тимура, и о многом другом. В том числе о своей нынешней беременности и предстоящем декретном отпуске. Это, между прочим, большой секрет, который читатели «Заполярки» узнают первыми.

Есть ли актёры, с которыми ты не смогла поговорить, и жалеешь об этом?

– Да, это Лариса Потехина. Они с супругом Сергеем Игольниковым уехали из Норильска. Я всегда считала её талантливой актрисой. Но сейчас на постпродакшне, когда мы обрабатываем видеоряд и добавляем вставки со спектаклями, я понимаю, как же она хороша, КАКУЮ актрису потерял театр, она — воплощение энергии. Ещё один интересующий меня с точки зрения интервью артист — Андрей Ксенюк. Так что пора обдумывать второй выпуск «Бэкграунда».

13 декабря 2020г. в 14:45
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.