МАУ ИЦ «Норильские новости»

Переживая ХХ век...

Переживая ХХ век...

Переживая ХХ век...

В Норильском театре драмы состоялась премьера спектакля «Государство двоих» по роману Курта Воннегута «Мать Тьма» в постановке Тимура Файрузова. Почему нашу «Маяковку» вновь назвали театром–прорицателем, или просто так совпало?

Говард Кэмпбелл–младший – американец по рождению, нацист по репутации, человек без национальности по склонностямМир, которому главный герой служил в нацистской Германии, в конце концов обернулся против негоИнесса Талашкевич – единственная актриса в спектакле, исполняющая две ролиОн сам никого не убивал, не мучил, не отдавал приказов, но его пропаганда оказалась настолько действенной, что он не мог быть непричастным к гибели миллионов людейБлагодаря инсценировке Лады Шебеко в спектакле появились шпионы, проговаривающие часть монолога главного героя

Театр–пророк

Главного героя романа и новой постановки зовут Говард Кэмпбелл–младший. Он американец по рождению, нацист по репутации, человек без национальности по склонностям. Он пишет свою книгу в 1961 году и адресует её мистеру Товия Фридману — директору института документации военных преступников в Хайфе. Говард Кэмпбелл–младший сидит за решеткой в прелестной новой тюрьме в старом Иерусалиме. И ожидает справедливого суда государства Израиль за его военные преступления.

Многие зрители, уже посмотревшие новую постановку, отметили, что материал, что называется, «в кассу», или вовремя. Хотя сам режиссёр признаётся: не подгонял свой материал под конъюнктуру.

– Когда мне было 13 лет, я жил в Татарстане, мои родители и близкие родственники много работали, а я нянчился со своим маленьким племянником, — вспоминает Тимур Файрузов. — Тогда я много читал, буквально всё, что под руку попадётся, зачастую это была «Роман–газета». Вот тогда я и наткнулся на политический детектив «Мать Тьма» Курта Воннегута. Не знаю, но чем–то эта история меня поразила, может, своей неоднозначностью, перипетиями судьбы, которая вплетена в исторические события. Ну это сейчас я так умничаю, а тогда несовершеннолетнего пацана просто что–то зацепило. Потом я перечитывал этот роман, когда учился в институте, где–то на первом курсе. У меня не было прямо такой мечты обязательно поставить Воннегута. Я периодически читаю пьесы, некоторые из них попадают в мою папку для внутреннего рассмотрения. Иногда они там залеживаются, иногда всплывают, в связи с тем что необходимы здесь и сейчас. С Воннегутом также всё просто совпало, возможно, действительно, время пришло. Причём в спектакле нет никакой современной трактовки, мы рассказываем именно про те времена. Зачем придумывать что–то новое, когда и так всё понятно. ХХ век он не далеко, он здесь рядом. Мне кажется, что мы в нашем ХХI веке всё ещё проживаем ХХ век, его неразрешённые проблемы.

Курт Воннегут писал свой роман с некой иронией, бесподобным висельным юмором, а вот Тимур Файрузов представил свою историю как хоррор–драму. Этому поспособствовали медиавставки, над которыми работал педагог дополнительного образования «It–Куб. Норильск» Влад Поляков. На сцене буквально заговорили фотографии Рудольфа Франца Гесса — коменданта лагеря смерти Освенцим, Пауля Иозефа Геббельса — главы германского министерства народного просвещения и пропаганды, самого Адольфа Гитлера и даже шестнадцатого президента Соединенных Штатов Америки — Авраама Линкольна.

– Это всё было сделано с помощью нейросетей, — объясняет Влад Поляков. — Либо генеративно с помощью математики: все кубические эффекты, которые вы видите на сцене, так просчитывались и отрисовывались. А говорящие головы были оживлены именно с помощью нейросетей. Возможно, вы слышали про Deepfake (название происходит от слов deep learning — глубинное изучение и fake — подделка) — методика синтеза изображения, основанная на искусственном интеллекте. Похожими технологиями я и оживлял фотографии, а голоса записывали артисты театра.

Эта «глубокая подделка» (некоторые и так переводят название современной компьютерной технологии) просто идеально ложится на всю историю военных и послевоенных лет. Говард Кэмпбелл–младший — американец, выросший в Германии и не покинувший её, даже когда началась Вторая мировая война. Он писатель и драматург, не имеющий к политике и тем более к нацизму никакого отношения, но однажды всё–таки оказывается завербован американской разведкой. Для того чтобы стать шпионом, ему нужно создать себе репутацию ярого нациста. Он ведет радиопередачи, активно пропагандируя фашистскую идеологию, но при этом передаёт важные сообщения, которые закодированы в его речевых паузах, ударениях, покашливаниях, запинках и так далее. Создавая этот образ, Кэмпбелл не мог не стать одним из самых страшных военных преступников. Да, он сам никого не убивал, не мучил, не отдавал смертельных приказов, но его пропаганда оказалась настолько действенной, что писатель и драматург не мог быть непричастным к гибели миллионов людей.

От этого не скрыться

От всего этого безумия Говарда Кэмпбелла–младшего спасала только любовь. Он со своей женой Хельгой создали свой собственный мир размером с их кровать, то самое государство двоих, в котором хотели спрятаться. Однако в страшное военное время love story — это слишком большая роскошь, особенно когда ты шпион, играющий роль откровенного фашиста.

Адаптировать роман, где почти вся сюжетная линия выстроена на монологе, к сценарному варианту Тимуру Файрузову помогла Лада Шебеко, руководитель драматургической части Норильского Заполярного театра драмы. Именно благодаря ей в спектакле появились диалоги, шпионы и другие персонажи, которые проговаривают часть текста за главного героя.

– Эти персонажи получились несколько карикатурными, но они именно такими должны быть, — поясняет Лада Шебеко. — Ведь главный герой с итогом своей деятельности встретился в Америке, а это не могло не быть именно сатирическим явлением. Это всё, по большому счёту, его и добило, потому что тот мир, которому он служил в нацистской Германии, в конце концов обернулся против него.

Когда же все поймут?

Главную роль в новом спектакле исполняет заслуженный артист России Яков Алленов. По словам актёра, работать над материалом ему помогла в том числе и ситуация дня сегодняшнего, которая стала подтверждением того, что норильский театр — своего рода пророк.

– Это произведение сильно перекликается с нынешними событиями, — уверен Яков Алленов. — Ведь сейчас достаточно просмотреть новости, и ты буквально видишь этих фанатиков, которые говорят, что у них осталась единственная цель, ради которой они живут, — убивать русских людей. Ведь невозможно не заметить эти орды нацистов, которым с самых пеленок или в детском саду закладывали в голову только один лозунг: «Слава Украине!» Я не хочу никого осуждать или выяснять, кто хороший, кто плохой, но это же факт! Нацизм имеет странную пружину, энергию: стоит только поселить эту мысль, это чувство в сердце неглубоко думающего человека, и у него в жизни появляется смысл. Вот это страшно, об этом надо говорить и постоянно думать. Особенно тем, кто работает со словом, кто несёт информацию в мир. Через эту пьесу, как никогда, понимаешь силу слова, что это такое. Если оттолкнуться от того, что вначале было слово, можно найти много составляющих, но самое главное здесь –ответственность за то, что ты сказал и кого за собой повёл. Театр — тоже очень мощное оружие, сильный пропагандист, а в том, что этот спектакль появился именно сейчас, хоть и задуман был несколько лет назад, есть какой–то высший промысел. Здесь всё работает, сценография создает атмосферу. На сцене не только тюрьма, но и бункер, некое подземелье, в котором можно даже увидеть подвалы Мариуполя. Когда мы с Александром Герасимчевым репетировали небольшой эпизод разговора друзей нацистов в разрушенном бункере, предполагали, что это схоже с тем, как два неонациста сидят в подземельях «Азовстали». Тут идёт какая–то невероятная перекличка, и так всё свежо. И ты всё время думаешь, как это снова могло возникнуть на территории вроде бы уже цивилизованного, комфортного государства. Но тема всё живёт и живёт. Повторюсь: это зерно падает, как правило, в неглубокую почву, не распаханную здоровой мыслью, верным мировоззрением, историей и ценностями, которые должны быть у образованного думающего человека.

И ещё одним сильным моментом спектакля стал его финал, где Тимур Файрузов показал видео выступления Марлен Дитрих, которая поёт колыбельную «Где цветы?». Одна из лучших антивоенных песен была написана в 1955 году американским бардом Питером Сигером. Он откопал в своей старой записной книжке строки колыбельной из «Тихого Дона» Михаила Шолохова, которую Дарья напевает Григорию: «Где цветы, дай мне ответ? Девушки сорвали, и вот их нет. А девушки где, дай ответ. Вышли замуж, и вот их нет. А где мужья их, дай ответ. Ушли в солдаты, и вот их нет. А где солдаты, дай ответ. Легли в могилы, и вот их нет». Венчает эту колыбельную, наложенную на мотив ирландской народной песни, простой вопрос: «Когда же все поймут?». И тут нельзя не согласиться с исполнителем главной роли: нацизм хорошо прорастает и даёт свои плоды лишь в головах неглубоко думающих людей. Поэтому стоит задуматься.

8 мая в 12:00
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.