МАУ ИЦ «Норильские новости»

Цвет настроения разный

Цвет настроения разный

Цвет настроения разный

Считается, что только дальтоники могут судить о цвете. Потому что они… беспристрастны. Для всех остальных, как уверяют психологи, он важен, так как влияет на психологическое состояние человека. Принципиален даже колер, в который выкрашена ваша «крепость».

Новый альбом типовых колористических решений окраски городских фасадов НорильскаВиктория Чуланова: «Над новой колористикой Норильска работала большая команда, знакомая с нашей архитектурой»Анастасия Сахарова: «Мы сами задали себе низкую планку – хотя бы просто покрасьте. Нужно показать людям, что для них действительно что-то хотят сделать».Талнахская, 48, – один из первых домов, выкрашенных по новому альбому колористических решенийЯркий цвет городской бани стал одной из причин создания нового колористического паспортаЦентральный район делится на десять кластеров. Для каждого подобран свой цветВарианты окраски домов Кайеркана

Вогнать в краску

«Почему дом, в котором я живу, выкрасили в бежевый? Я терпеть не могу этот цвет!» — гневно поинтересовалась знакомая, столкнувшись со мной на улице. «Согласно альбому типовых колористических решений окраски городских фасадов», — сумничала я. «Чего–чего?» — переспросила девушка, не жалующая беж. «Ясно... Придется разбираться», — подумалось мне.

В современной России практика колористических паспортов, где документально прописан цвет фасада того или иного здания, впервые был внедрён в Москве в 1992 году. А уже 10 лет назад этот опыт стал распространяться по всей стране. В Норильске альбом типовых колористических решений окраски городских фасадов был принят на Градостроительном совете в апреле 2016 года. Тогда начальник управления по градостроительству и землепользованию Елена Надточая подчеркивала, что «данный документ призван привести к единообразию цветовое оформление зданий. Схему колористических решений фасадов разработали, используя международные обозначения цвета и компьютерных технологий проектирования — RAL, а в ходе подготовки альбома был проанализирован отечественный и зарубежный опыт колористики на территориях массовой застройки».

С этого момента каждый строительный сезон оставлял после себя крошечные островки обновленных фасадов в разных цветовых гаммах: «свечки» на улице Нансена — в сине–серо–голубых, на Солнечном проезде — в коричнево–бежево–белых, на улице Ломоносова — в бежево–серо–белых.

Летом 2018 года, к 65–летию Норильска, приступили к обновлению фасадов на Ленинском проспекте и реконструкции городской бани. В итоге их выкрасили в броский, а по мнению многих жителей, просто кричащий, канареечный цвет. Тогда даже глава города Ринат Ахметчин признался, что с этим колористическим решением, мягко говоря, переборщили.

– В старом альбоме типовых колористических решений применялся цветовой стандарт RAL (Международная система соответствия цветов, разработанная в Германии в 1927 году — Прим. ред.), а там очень скромная палитра, сегодня в него входит 215 цветов и нет полутонов, — объясняет Юлия Фартушина, начальник отдела дизайна городской среды — главный архитектор управления по градостроительству и землепользованию администрации Норильска. — К сожалению, другого подходящего жёлтого RALа в палитре не было, поэтому для окраски фасадов был использован этот. Тогда глава города принял решение, что нам нужен новый альбом колористических решений, разработанный профессиональными институтами. Он пригласил для этой работы Агентство развития Норильска.

– Когда нам поступило предложение внести изменения в прежний колористический паспорт, мы сразу решили делать его в RAL Design (Шкала, вышедшая из классической системы RAL в 1993 году. Сегодня также существуют RAL Digital, RAL Effect, RAL Plastics. — Прим. ред.), — рассказывает Виктория Чуланова, заместитель директора Агентства развития

Норильска, руководитель направления «Развитие городской среды». — Сами понимаете, разница между 215 цветами и 1825, конечно, есть. Новая шкала даёт возможность более точного попадания в цвет, кроме того, там есть большой выбор полутонов и оттенков. У того же жёлтого — множество вариантов. Ленинский проспект получился таким ярким из–за того, что просто не попали в нужный RAL. К тому же краски разных производителей, имеющие одно и то же название цвета, могут различаться по цветонасыщенности. Нужно отдать должное разработчику первого норильского колористического альбома — он профессионал, но, по сути, работал один и в очень сжатые сроки, у него просто не было возможности учесть все нюансы города. А у нас трудилась большая команда Института территориального планирования «Урбаника». Они же разработали мастер–план Норильска, то есть неоднократно были у нас, понимают специфику территории, знакомы с нашей архитектурой.

50 оттенков всякого

Новый колористический паспорт строится на трёх принципах: градостроительная значимость, типология и светоустойчивость. По ним определили ансамбли, например: сталинская застройка, хрущевки и так называемый больничный городок в квадрате улиц Кирова, Богдана Хмельницкого, Павлова и Советской. Нашли доминанты: театр, музей, Дворец культуры, СРК «Арена» и так далее. Посчитали гейтвеи — это въездные ворота города, в Центральном районе их аж три — со стороны улицы Красноярской, Вальковского шоссе и с Октябрьской площади. Дали рекомендации, как красить разные типы домов: «свечки», разбивая по горизонтали, — от яркого к светлому вниз. А так называемые «китайские» стены, наоборот, по вертикали — деля на несколько секций, например в районе лестничных клеток. Учли, что краска на солнечной стороне фасадов, особенно в полярный день, выцветает намного интенсивнее, поэтому на таких стенах не рекомендуют применять, например сиреневый, — он сильно выгорает и чернеет от ярких лучей, там, напротив, стоит применять светлые пигменты.

В итоге Норильск разбили на кластеры. В Талнахе их пять, в Кайеркане — четыре, в Снежногорске и Оганере — один, а в Центральном районе — десять.

– Для каждого кластера была подобрана своя линейка колористических решений, — продолжает Виктория Чуланова. — Талнах более рельефный, со смотровыми площадками, он соседствует с красивой тундрой, для него подобрали более насыщенные цвета. Кайеркан, наоборот, более ровный, и не так давно там появился свой отличительный знак — торец здания с полярной совой, поэтому фасады этого района будут украшены графическими рисунками в северном стиле. В Центральном районе сконцентрированы объекты культурного наследия, к которым нужно подходить очень аккуратно. Например, в новом колористическом паспорте для домов в начале Ленинского проспекта подобран нежный голубой цвет, но итоговый вариант будет утвержден службой по государственной охране объектов культурного наследия Красноярского края.

Цветовые решения нового колористического паспорта не везде совпадают с предложениями старого альбома.

– Как только новый документ был принят на Градостроительном совете, старый тут же был отменён, — подтверждает Юлия Фартушина. — Да, по нему уже были выкрашены некоторые дома, но со временем их перекрасят уже в соответствии с новым альбомом. Мне, конечно, ближе старый колористический паспорт, потому что я тоже приложила к нему руку, он был разработан нашим отделом. Когда рассматривали палитру, предложенную «Урбаникой», нам казалось, что цвета для некоторых фасадов просто не сочетаются между собой. Но когда выкрасили стены дома № 48 на улице Талнахской, эффект оказался просто потрясающим, очень приятный глазу, мы даже сами не ожидали такой гармоничности. Да, в новом альбоме больше цветов и оттенков, но это не удорожает и не затягивает работу. Все элементы заказываются сразу, сегодня технологии развиты так, что краски приходят уже готовыми к использованию.

Модная штучка

Формирование современной городской среды в российской Арктике — сегодня настоящий mainstream, особенно после подписания президентом страны Стратегии развития Арктической зоны Российской Федерации до 2035 года. Вот и «Информационно–аналитический центр Государственной комиссии по вопросам развития Арктики» при поддержке Министерства по развитию Дальнего Востока и Арктики разработал свой «Дизайн–код арктических поселений». По сути, это рекомендации для северных городов, которые страдают от визуального загрязнения из–за избыточной рекламы, неудачных колористических решений, некачественных материалов отделки фасадов, и всё это усугубляется сложными природно–климатическими условиями. Разработчики преложили единый регламент для размещения внешних вывесок, рекламных конструкций, навигации, освещения, ограждений и, конечно же, для окраски фасадов. Есть в «Дизайн–коде» и требования к материалам отделки. Так, при выборе между сохранением оригинального фасада или устройством вентилируемых фасадов документ рекомендует делать выбор в пользу первого. В числе нерекомендуемых материалов: металлический профлист, мелкоформатные металлокассеты и керамогранит, виниловый и металлический сайдинг, ПВХ–панели с имитацией кирпича и панели с имитацией гонта и дранки.

У нас сегодня чаще всего используют штукатурку «мокрого» типа с последующей покраской, однако и в управлении по градостроительству и землепользованию, и в Агентстве развития Норильска большие надежды возлагают именно на навесные фасады.

– По мнению специалистов «Дизайн–кода», сайдинг и прочие панели мешают следить за изменениями фасада, — проясняет Юлия Фартушина. — Но сейчас в норильских домах устанавливают термотрубки и датчики наклона, которые будут фиксировать все возможные нарушения. Кроме того, трещины появляются как снаружи, так и внутри здания, их всегда можно заметить. Поэтому со стартом реновации, я надеюсь, у нас будет больше появляться навесных вентилируемых фасадов.Ведь это не только сайдинг, сегодня существуют композитные, металлические, кассетные панели, керамогранит, в зависимости от допустимой нагрузки на дом. Да, вентилируемый фасад имеет свой вес, но чтобы не навредить зданию, всё очень чётко рассчитывается. Кроме того, есть возможность дополнительно утеплить фасад. Так мы сразу получаем и экономию в отоплении, и презентабельный внешний вид. Эксплуатация облицовки более продолжительна, чем при покраске, можно частично менять панели в случае порчи. Да, их установка выходит дороже, но и эксплуатация показывает, что они быстро окупаются. Красить дома нужно каждые 3–5 лет, а навесные панели используются по 30–40 лет, не теряя цвет.

– Однозначно преимущество того или иного материала выделить нельзя, — приводит свои доводы Виктория Чуланова. — Здесь нужно исходить из типологии здания: сталинка или хрущевка, если хрущевка, то какая — кирпичная или панельная, и, конечно же, из технического состояния. У нас есть дома, которые по всем гарантийным срокам лимит уже исчерпали, и навешивать на них фасадные панели, тем самым утяжеляя стены, категорически нельзя. Тем не менее, я приверженец навесных панелей. Где это возможно, их нужно делать, потому что они более долговечны и эстетичны. Времена меняются, сейчас предлагаются самые разные конструктивы, крепления. Можно заказывать навесные фасады разных форм, разных размеров, уже готовый цвет и полутона. Посмотрите на Молодёжный центр, здание суда, автовокзал — насколько они долговечны.

Но сегодня всё, что касается многоквартирных домов, последнее слово остаётся за управляющими компаниями, а точнее — за собранным ими бюджетом. Поэтому все жилые дома Норильска сегодня красятся, навесные панели можно увидеть преимущественно на зданиях коммерческих и муниципальных организаций. По правилам благоустройства, власти города не имеют права требовать от коммунальников использовать тот или иной материал, а могут только рекомендовать, а уже управляющие компании решают, на что у них хватит денег. Исключение в этот раз сделают для улицы Мира, которую хотят превратить в променад, точнее, там поставят эксперимент. Цокольные и первые этажи зданий облицуют вентилируемыми панелями, а всё остальное покрасят. Цветовую же гамму нужно обязательно согласовывать с управлением градостроительства и землепользования, даже Заполярный филиал «Норникеля» утверждает цвет своих офисных зданий, если они находятся на основных улицах города и среди жилых домов.

– Фасад Общего центра обслуживания «Норникеля» на Ленинском проспекте, 41, выполнен в корпоративных цветах компании, так как имеет специфическое назначение, — говорит Юлия Фартушина. — Мы отнесли его к доминанте существующей застройки, поэтому к нему требования альбома могут не применяться. Градообразующее предприятие обосновало, что это здание сугубо делового назначения, и оно должно отличаться от всей застройки и привлекать внимание горожан. А на Солнечном проезде, 12, где «Норникель» планирует построить многоквартирный дом, на эскизе цвет здания не соответствует колористическому паспорту, поэтому мы попросили их изменить палитру на уже разработанную для этого района. У нас допускается изменение цветовой гаммы, но если оно обосновано. Чаще всего это касается зданий, которые относятся к доминантам, в их числе — социальные учреждения, детские сады, школы, торговые центры, спортивные сооружения. В грядущем строительном сезоне в очереди на обновление фасадов числится более двух десятков домов. Активные работы планируются в Кайеркане, в Талнахе, в списке 19 учреждений — детские сады и школы, в Центральном районе должны преобразиться дома на пересечении улиц Талнахской и Ленинградской. Сорвать работы может только отсутствие подрядчиков, это главная проблема последних лет. Если десять лет назад невыполненные работы чаще всего объясняли отсутствием финансирования, то сегодня причина — в дефиците кадров. Так, прошлым летом было запланировано обновление фасадов восьми домов, но поскольку не хватило квалифицированных строительных бригад, работы были перенесены.

Такой же, но с перламутровыми пуговицами

В чем сходятся создатели старого и нового колористических паспортов, так это в том, что опрос населения по поводу цветовых решений в городе не уместен.

– Мы не можем допустить вкусовщины, ведь кому–то нравятся тёмные цвета, кому–то яркие, кому–то пастельные. Здесь невозможно угодить всем, но можно сделать правильно, с учётом технических возможностей, наших градостроительных особенностей, поэтому необходимо мнение профессионалов, — уверена Виктория Чуланова.

– Опрос жителей не проводится, в этом случае будет невозможно прийти к единому знаменателю. Поэтому обращаться нужно к знаниям и опыту профессионалов, — соглашается с ней Юлия Фартушина.

Несколько другого мнения придерживается Анастасия Сахарова, родившаяся и выросшая в Норильске, выпускница четвертой гимназии. Девушка окончила Санкт–Петербургский государственный университет по специальности «Международные отношения», сегодня оканчивает магистратуру Научно–исследовательского университета Высшей школы экономики по специализации «Управление пространственным развитием городов». В обоих вузах занималась арктическими и приарктическими территориями, вот и исследования для курсовой работы «Цвет, как культурный код» проводила, конечно же, в Норильске.

– Визуально человек получает 90% информации, поэтому цвет, свет, форма, — всё, что мы видим, формирует и нас — считает Анастасия Сахарова. — Здесь важно понимать, что не только мы влияем на пространство, но и оно на нас. В своей работе я ввела понятие «колористический образ», так как общаясь с респондентами, столкнулась с тем, что когда мы говорим о городе, сразу представляем себе конкретную картинку. Это известный физиологический феномен — синестезия. Например, мы слышим «кофе», а представляем его вкус и аромат, также аудиально мы слышим «город», а начинаем представлять цвет. Когда респонденты говорили со мной о Норильске, они постоянно употребляли очень сложные абстрактные колористические массы, а не столько объекты.

Для своей работы Анастасия провела, как количественное исследование, то есть анкетирование, так и качественное — глубинное интервью. Два главных слова, вынесенные из них — «родной» и «уникальный».

– Я не ожидала, насколько тепло горожане относятся к Норильску, — признается коренная норильчанка. — Насколько сильно они хотят видеть преобразование города и сами готовы в этом участвовать. Я проводила схожие работы в других городах, и там это выглядит совершенно иначе. Если говорить о гипотезах, то чаще всего подтверждались респондентами такие: «Норильск — это Крайний Север и вечная мерзлота»; «Город, зависимый от заводов и комбината» и «Город, изолированный от материка». За них проголосовало более 40% участников опроса. Самые не популярные высказывания: «Норильск — это город с новым благоустройством», «Центр экстремального туризма» и «Экономически перспективный город». Мои опросы показали, что у людей Норильск ассоциируется с серым цветом, хотя фактическое картирование показывает, что серого в нём не так много, как кажется. Также Норильск ассоциируется у людей с белым и чёрным цветами, но это очень свойственно арктическим городам. Например в Норвегии, когда формируют цветовой код для города, исходят из того, что есть два основных цвета — чёрный и белый, то есть полярное небо и снег, а всё остальное к ним привязывается. У нас же есть стремление к цветности и к полихромности, которое, сформировано ещё со времен Советского Союза его прекрасными мозаичными панно и плакатами. Например, люди в моих интервью отмечали, на улице Комсомольской каких только цветов не было: розовый, зеленый, фиолетовый... А сегодня все эти дома выцвели, и респонденты говорят: пусть лучше всё аляпистое, чем совсем без цвета. В будущем горожане хотят видеть Норильск всё–таки ярким и разноцветным.

При этом большинство предпочли бы, чтобы это была упорядоченная и логичная палитра. Сейчас в Норильске не очень понятно, к чему привязаны цвета домов: один — фиолетовый, второй — зеленый, третий — голубой, а Ленинский проспект — вообще, ярко–жёлтый. Нам нужен фон и какие–то ориентиры — такова психология человека. А ориентиры у нас обычно визуальные, в условиях полярной ночи — это чаще всего цвет. Нужны свои доминанты, как сейчас у нас Ленинский проспект. Кстати, если бы все остальные дома были выкрашены также, то главная улица, во–первых, потеряла бы свою уникальность, а во–вторых, это было бы тяжело психологически, потому что началась бы сенсорная перегрузка. То есть то, что нам обычно кажется приятным, начинает казаться совершенно неприемлемым.

По мнению Анастасии Сахаровой, серый цвет в восприятии норильчан, в первую очередь, связан с той самой синестезией, ведь для человека цвет имеет свои характеристики. Серый — это обычно печальный, унылый, меланхоличный, нагоняющий тоску, от нескольких респондентов будущий магистр слышала слово «безнадёжность».

– Знаете, когда красят только лицевые и боковые фасады здания — это один из тех факторов, который лишает людей надежды, — подчёркивает Анастасия Сахарова. — Когда ты видишь, что что–то ремонтируют, ты ожидаешь получить нечто прекрасное, а получаешь то, что получаешь, это разочаровывает. В детстве у меня было своё представление о Норильске, а когда сейчас я сюда возвращаюсь, то начинаю видеть то, чего не замечала раньше. Меня лично настораживает, что в целом облик города транслирует только его прошлое. Это замечательно, но я считаю, что нужно также транслировать и будущее. Людям необходимо видеть ориентиры, особенно в моногородах. Не только от чего город идёт, но и к чему движется. Например, очень важно визуальное восприятие того, что Норильск ко всему прочему ещё и продвинутый научно–арктический центр.

Анастасия не сторонница ярко выкрашенных домов, скорей ей ближе концепция нового колористического паспорта в виде тех же доминант, акцентов, спокойных полутонов и баланса.

– Но у нас настолько неизбалованный житель, что его, на самом деле, будет радовать любое благоустройство. Но в этом плане страшно впадать в профессиональное превосходство, то есть мы можем самостоятельно решать, что хочет житель, а чего нет. Частное проектирование не так просто родилось, и совсем не важно, что хочет главный архитектор, вы или я, главное, что нужно потребителю, то есть норильчанину. Здесь не обязательно должен быть опрос горожан, но вполне допустим совместный мозговой штурм профессионалов и жителей на стратегической сессии, когда исполнители слышат настроения населения, а потребитель может узнать профессиональную оценку специалистов. Но и тут, как мы понимаем, есть загвоздка, ведь на такие встречи обычно приходят самые инициативные люди, и они — это не все. Мне нравится практика в Дании, там всё решается с помощью интернета. Людей что обычно останавливает: надо куда–то идти после работы, время неудобное, а у меня совсем другие планы и так далее. А на интернет–площадку можно вынести и тот же открытый опрос, и свои предложения. Мы сами задали себе такую низкую планку: хотя бы просто покрасьте. Но аппетит приходит во время еды: как только город начнёт меняться, начнёт поступать больше и претензий, и предложений. Нужно просто показать людям, что для них действительно что–то хотят сделать.

Р.S. По новому колористическому паспорту дом моей знакомой в будущем перекрасят в коричневый цвет, ближе к красному. Надеюсь, к такой расцветке она относится хорошо. А вот мой дом по тому же альбому должен стать бежевым, хорошо, что я спокойно отношусь к этому цвету.

14 мая в 12:10
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.