МАУ ИЦ «Норильские новости»

Две жизни

Две жизни

Две жизни

«Интересно, как это будет — я сразу начну скучать по Норильску или должно пройти какое–то время?» — разливая кофе по чашкам, вдруг спрашивает меня Наталья Солодовник. А в моей голове роится масса других вопросов, например, «когда и почему покидает наш город, казалось бы, неизменный председатель благотворительного фонда «Территория добра»?

31 год жизни в Норильске, восемь лет руководства благотворительным фондом. И вот Наталья Солодовник покидает наш городНаталья Солодовник возглавляла Общественную палату НорильскаСветлана Зенина (на фото слева) — новый председатель «Территории добра» — психолог и опытный администраторБлаготворительный забег «Норильск, беги со мной!» не останавливался даже в годы пандемииТурнир по боксу на призы «Жар.Птицы» — один из первых проектов фондаГлавное направление деятельности фонда «Территория добра» — социальная поддержка нуждающихсяНаталья Солодовник была частым гостем норильских журналистов

Начало

Она родилась там, где тепло — на Украине, в Харьковской области. За полярный круг отправилась за мужем, который решил поработать на Севере. Понятно, что для южанки здесь всё было в новинку, точнее — всё непонятно. Когда ехала на автобусе из аэропорта в город, увидела заснеженные вершины Шмидтихи и Талнахских гор. С изумлением сказала супругу: «Посмотри–ка, здесь в горах даже соль проступает!» Люди в салоне автобуса просто покатились от хохота, а её муж, уже две недели как норильчанин, начал толкать локтем в бок: «Что ты такое говоришь?! Это не соль! Это снег!» А она недоумевала: «Какой может быть снег в августе?». Это был переломный момент не только в её судьбе, но и в жизни большой страны...

– Мы приехали в Норильск в августе 1991 года, — вспоминает Наталья Солодовник. — Пока двигались на Север, даже не знали, что происходит в стране. Родственники сняли нам гостинку, принесли выброшенный кем–то диван, а у нас только два рюкзака за плечами и раритетный маленький холодильник. Кто–то выставил в коридор ненужный старенький черно–белый телевизор, и мы забрали этот аппарат себе. Помню, включили его, а там «Лебединое озеро». Сначала, как и многие другие, ничего не поняли, а потом узнали — путч. Сели и задумались: «Что теперь делать?». Мы же приехали из Украинской ССР, а тут страна рушится. Только спустя некоторое время я поняла, что тогда нам несказанно повезло. Друзьям, которые остались в прошлой жизни, было очень тяжело. А Норильск буквально укрыл от всего и дал нам всё.

...Первое время она никак не могла привыкнуть к полярному городу. Смотрела в ужасе на дома, стоящие на сваях, и думала, что в их «продухах» точно происходит что–то страшное. Каталась на автобусах, чтобы изучить локации, а её всё время заносило в промышленные зоны. Сердобольным водителям постоянно приходилось направлять её обратно. Однажды на улице Павлова наткнулась на необычное «национальное» кафе.

– Прихожу домой после прогулки и рассказываю родственникам: «У вас тут недалеко такое классное национальное кафе!». Какое, спрашивают они. А я им, как на духу, «Мзиа лаг» называется. Они удивляются, видимо, что–то новое построили. Я им подсказываю, там такие вкусные торты продают, особенно «Рыжик». Потом выяснилось, что это универмаг «Мозаика», просто несколько букв на вывеске не читалось. С тех пор в нашей семье есть свой ориентир — «Мзиа лаг» называется, — вспоминает забавный случай моя собеседница.

...Но у Натальи Солодовник, как и у многих норильчан, всё же засела в голове въедливая навязчивая мысль: вот поживём здесь годик, получим подъёмные, подзаработаем (Север же!) и «прости, прощай, Норильск» — мы туда, где тепло. А, как нам известно, в нашем городе где один год, там и тридцать один.

Норильск любит тружеников

Первым местом работы в Норильске для учителя русского языка и литературы Натальи Солодовник стала школа № 21. Её директора Светлану Владимировну Прилепскую наша героиня будет помнить всю жизнь.

– Она была будто бы из фильма «Классная дама», — восхищается Наталья Николаевна. — Ходила в шелковых блузах, с камеей на шее, всегда с идеальной прической, ухоженная, стройная, как балерина. И эта «фарфоровая статуэтка» знала всю разводку водоснабжения школы, в сильные морозы ночевала на работе, чтобы спускать воздух из труб, выкручивая большие вентили, — никому это не доверяла.

...И такой пример преданных своему делу людей, не пасующих перед обстоятельствами, не жалующихся на Север, она регулярно встречала в Норильске на всём своем последующем пути. Например, когда получила приглашение поработать в пресс–службе «Норильскгазпрома».

– Это была настоящая эпопея, — признается Наталья Солодовник. — Полетала на вертолетах по промыслам. Тогда впервые увидела людей, читающих в полёте классику. У газовиков была обширная библиотека с правильными книгами, они играли в шахматы, а когда приглашали нас в гости на чай, мы целые вечера проводили за обсуждением фильмов — и не каких–то кассовых боевиков, а произведения серьёзных режиссёров. У людей, прилетающих на вахту, были комнатные растения, за которыми бережно ухаживали. Для них тундра и газовый промысел стали настоящим домом. Никто никогда ни на что не жаловался, они работали там десятилетиями. А ещё газовики всегда помогали коренным, когда те, объезжая продолжительные газовые ветки в жуткую непогоду, укрывались под трубами, пряча там и своих детей. Наши сотрудники спасали их и обогревали у себя. Помню один момент: в посёлке Усть–Авам есть школа–интернат, где учатся дети северян. На День оленевода родители всегда забирали их на праздник. Та весна была ранняя, по растаявшему снежному насту невозможно было проехать. Так «Норильскгазпром» провёл настоящую спецоперацию. Ребят на вездеходах вывозили к их родителям. Удивительно было наблюдать за тем, как все сотрудники и руководство поднялись и дружно взялись за дело, чтобы воссоединить семьи.

Научитесь просто жить!

...С тем самым норильским подтекстом — мол, надо обязательно переехать на материк — Наталья Солодовник прожила в нашем городе семь лет. Сегодня с уверенностью говорит: не делайте так, не нужно!

– Знаете, что я уяснила для себя об этом «чемоданном настроении»? — задумчиво спрашивает Наталья Николаевна, — Это разрушающее чувство! Я хочу сказать всем: как только у вас появились такие мысли, вы должны сразу определиться: либо решайтесь и уезжайте, либо оставайтесь и живите. Именно живите! Нельзя находиться здесь и всё время думать о том, что это не ваш дом. Ведь эти мысли губят всё: зачем мне делать ремонт в квартире, если я собираюсь уезжать; зачем покупать машину, ведь потом придется её продавать; зачем увлекаться чем–либо, если я всё это брошу. А жизнь–то проходит! Вы топчетесь на месте, не получая удовольствия и не живя, по сути. А надо по–настоящему жить, здесь и сейчас. И вот со мной случилась такая вещь: когда я пришла в благотворительный фонд, я перестала мысленно «переезжать».

Вызов принят

...В 2014 году она увидела объявление. «Территории добра» требовался заместитель председателя фонда. Ксения Шагвалиева, в то время руководившая организацией, собиралась в декрет по уходу за ребенком, и ей требовался преемник. Конкурс был сложным, а претендентов очень много, но Наталья Солодовник прошла и полуфинал, и финал. Заключительным испытанием стало собеседование с учредителем фонда — бизнесменом Виктором Коноваловым.

– Он задавал глубокие и серьезные вопросы, касающиеся благотворительности, — вспоминает Наталья Солодовник. — А я до этого ничем подобным не занималась. Да, много слышала, разделяла идеи, сочувствовала, но никогда не была по–настоящему причастна. Но мои ответы его устроили. У меня было ощущение, как будто я вернулась в детство и мне поставили пятёрку с плюсом. Я очень благодарна ему за свой личностный рост. Он очень сильный человек, который не терпит полумер и работы для галочки. Вот и в «Территории добра» все проекты должны быть организованы на высоком уровне.

На старте учредитель благотворительного фонда по сути дал ей карт–бланш, и это стало для неё непростым вызовом.

– Это безумно сложно, — делится Наталья Солодовник. — Ты становишься одновременно начальником, заместителем, бухгалтером, исполнителем в одном лице, и при этом сама контролируешь свои действия. Работая в некоей структуре, мы привыкаем, что у нас есть конкретные задачи, рабочее время, строго отведенные сроки, начальник, отчёт к нужной дате — всё упорядочено и нормировано. А работа в благотворительном фонде — это сумасшедшая многозадачность. Ты должен разбираться во всём. Здесь нельзя отделаться банальной фразой: «Ой, вы бедненькие, как мне вас жаль». Если к нам обращаются за помощью для больного человека, ты должен знать, что такое онкология, лейкемия, проблемы опорно–двигательного аппарата. Если работаешь над инициативами, должен быть подкован в юридических и общественных вопросах. В Уставе благотворительного фонда «Территория добра» прописаны четыре основные программы, с которыми мы работаем, — образование, культура, спорт и социальная поддержка. Вдумайтесь, это же касается важнейших сфер нашей жизни.

В поисках баланса

Наиболее весомая часть работы фонда касается именно социальной поддержки — это затратный, сложный в исполнении и эмоционально тяжёлый вид деятельности. Наталья Солодовник предупреждает: те, кто хочет посвятить свою жизнь благотворительности, должны быть к этому готовы.

– Социальная поддержка — это всегда о чьей–то беде! — объясняет председатель благотворительного фонда. — Трудная жизненная ситуация, болезни, беженцы, погорельцы, и помощь нужна здесь и сейчас. Всякое бывало — и ошибались, и плакали. Учились на собственном опыте, а это штука не простая, она должна пропустить тебя через жернова, ну или стадии принятия... В самом начале есть острое желание — объять необъятное. Это называется «синдром Волшебника». Очень пагубная вещь, я вам скажу. Но об этом я узнала позже, на одной из конференций — благо в России проводят мероприятия для людей, занятых в нашей сфере. «Синдром Волшебника» — прямой путь к выгоранию и откату вниз. Это когда ты начинаешь себя чувствовать неким Брюсом Всемогущим, но это происходит не по твоей воле, просто ты ведь в фонде, ты же добрый, ты должен помогать. Ты готов, что тебе позвонят в любое время суток, ты выпрыгнешь из тёплой постели и побежишь спасать мир. Именно в этот момент чувство реальности испаряется, и тебе кажется, что ты Сверхчеловек. Все, кто посвятил свою жизнь благотворительности, проходят через эту стадию. Крайне важно заметить метаморфозы, происходящие с тобой, и «заземлиться». Ведь у Сверхчеловека должна быть волшебная палочка, а поскольку у тебя её нет, то вывозить всё придется на себе, при этом не ломаясь и не выгорая... И как вы это сделаете?

Нужно чётко понимать, что работа в благотворительном фонде — это серьезная, многогранная, ответственная, но именно работа. И после пережитой эйфории наступает вторая стадия. К тебе приходят люди с невероятно трогательными историями, и ты, будучи очень сентиментальным человеком, да и ещё и девочкой, по определению должна заплакать... А слёз нет, взамен — трезвый расчёт: им надо лететь в Москву, значит, билеты заказываю вон там; надо посмотреть, сколько у нас в этом месяце благополучателей; можно обратиться к партнерам, потому что не хватает части средств; до конца квартала осталось всего семь дней. То есть ты не столько слушаешь человека, ты решаешь задачи. В этот момент мне показалось, что я точно выгорела, потом поговорила с психологом по профилактике выгорания, и он меня успокоил — это просто «стадия развития». Я сумела найти баланс между прагматизмом начальника и чувствительностью благотворителя. А это важно — когда к тебе приходит человек, делится своей жизненной историей и видит отклик в твоих глазах.

Вот в чём сила!

После восьми лет работы Натальи Солодовник в благотворительном фонде «Территория добра» многим норильчанам может показаться, что большинство программ, проектов и акций было придумано именно ей, впрочем, как и реализовано. Она же категорически это отрицает: в таких городах, как Норильск, один в поле не воин.

– Поймите, моё главное достижение — это то, что все проекты, реализованные «Территорией добра» были партнёрскими. Даже если идея зарождалась в нашем фонде, она поддерживалась на всех уровнях — администрацией города, «Норникелем», общественными и некоммерческими организациями, волонтёрами, простыми норильчанами. Идей в воздухе витает масса, но важно, чтобы их подхватили, и обязательно со всех сторон. Можно реализовать проект только на своём уровне, но кому от этого станет лучше? Разве что самолюбие своё потешите.

Фестиваль «Добрый Норильск», благотворительный забег «Норильск, беги со с мной!» придумали волонтёры «Комбината добра», открытый краевой турнир по боксу на призы группы компаний «Жар.Птица» начали проводить ещё до моего прихода в благотворительный фонд, программа «Наши дети», акция «Не мелочи жизни» — партнёрство, вот в чём сила!

...Одно время она даже пыталась считать, скольким благополучателям удалось предоставить адресную помощь за время её работы. Сбилась на двухста и прекратила подсчёт. Тем более что сейчас ей есть над чем подумать.

Время пришло

...До отъезда всего пара дней, а у неё ещё масса дел. В коридоре стоят чемоданы и сумки. В офисе фонда всё так же разрывается телефон, но трубку уже снимает другой человек. Люди всё идут и идут, но переговоры ведёт тоже не она. Наталья Солодовник спокойно допивает кофе и ждёт от меня вопросов, которые за последнее время ей уже задали, пожалуй, сотню раз.

– Есть такое выражение, мы часто прибегаем к нему, не вникая в его суть, — говорит Наталья Солодовник. — «Человек предполагает, а Господь располагает» — у меня именно так. Не будем себя обманывать: большинство жителей города в тот или иной момент думают об отъезде из Норильска. Нам всем хочется наблюдать за сменой времен года, жить не в таких экстремальных климатических условиях и попробовать испытать на себе то, что, как мне кажется, доступно только норильчанам — прожить две жизни. Попробовать пожить здесь и вне Норильска. У каждого свой час для этого, и мой уже пробил. Моё внутреннее чутье не сразу мне об этом сообщило, ощущение какое–то время формировалось. Когда всё вокруг прекрасно, всё отлично работает, тебя окружают замечательные люди, и ты знаешь, что способен на большее, и всё получится. Но нутром чувствуешь, что чего–то не хватает. Оказалось, что мне не хватает теплоты, семьи и детей рядом со мной. Это оказалось для меня определяющим фактором. Время сейчас непростое, неспокойное, и именно в такой период хочется быть с близкими. Мне кажется, я в Норильске сделала достаточно, поэтому сейчас самое время войти во вторую жизнь. Я переезжаю в Санкт–Петербург, там мои дочери и внуки. Моя любимая книга — «Вторая жизнь Уве» Фредерика Бакмана, и сейчас меня интересуют поднятый в ней вопрос — а что будет дальше, какой будет моя новая жизнь? Для меня самой это загадка. Начну с обустройства дома, ведь сейчас я уже точно знаю, что дом — это самое важное для человека. Он должен греть, защищать, успокаивать. Мой дом обязательно будет красивым, светлым и чистым.

Потом я остановлюсь, передохну немного и подумаю. Причем со мной никогда такого не было. Я всегда знала, чем я займусь сегодня, завтра, через год, и впервые я вижу перед собой чистый лист, и мне это нравится. Мне говорят: у тебя же в Норильске было всё, а Питере что? А я поняла: я же беру туда себя, значит, всё хорошо.

...В первой — норильской — жизни у неё остаётся лишь одно сожаление: она не смогла сохранить семью. Спокойно, по–дружески, но они с мужем всё же пошли разными дорогами. В остальном себя ни за что не корит — что было, то было: это мой багаж, мой опыт, мои ошибки, взлеты и падения. Через полтора месяца — 17 января — у благотворительного фонда «Территория добра» юбилей, ему исполняется 15 лет. Она очень хочет на него приехать, но, скорее всего, не сделает этого.

– Приехать на юбилей — это перетянуть одеяло на себя, — рассуждает Наталья Солодовник. — А мне хочется, чтобы центром внимания на этом празднике стала новый председатель фонда. Ведь мне в своё время было важно, чтобы ко мне привыкли, оценили по достоинству. Люди же ещё долго сравнивают: «А вот при этом было так!». Это тяжело и обидно для того, кто встал теперь у руля и честно работает. Человек вложит душу в этот праздник, всё организует, ни о ком не забудет, а тут я — кружите королевишну за прошлые заслуги. Нет, пусть пройдет больше времени, приеду на 20–летие.

Из рук в руки

...Во время беседы она тоже пила с нами кофе, правда часто отвлекалась на звонки и посетителей. Вслушиваясь в рассказ о становлении в благотворительности, казалась студенткой– практиканткой, только вышедшей в большой трудовой мир. Во время разговора о новых проектах, напротив, уверенным и опытным администратором. Впрочем, она такая и есть. Наталью Солодовник на посту председателя благотворительного фонда сменяет Светлана Зенина, ранее возглавлявшая «Норильский лофт». Они знакомы как раз с 2014 года, когда Наталья Солодовник пришла работать в фонд. Очень схожи по характеру, темпераменту, подходу к работе, людям и решению административных вопросов. Ей не страшно, ей интересно. Хотя... да, она волнуется.

– Мне предстоит много работы, — признается Светлана Зенина, — и я рада, что мои трое детей уже взрослые, и я смогу уделять больше времени именно фонду. А ещё я могу рассчитывать на их поддержку — эмоциональную или в виде советов. Сейчас мы с Натальей заняты приёмом–передачей дел, а к самой работе у нас подход одинаково творческий. Я психолог, так что социальная поддержка населения для меня область не новая. В любом случае мы будем созваниваться с Натальей и, уверена, подолгу говорить. Я о своей новой жизни, она о своей.

...24 ноября Наталья Солодовник поднялась по трапу самолёта, остановилась перед входом и произнесла слова, которые перед этим разлетелись по соцсетям: «Норильск, до свидания! Расцветай реновацией и людьми! Люблю, Наталья Солодовник».

А в это время на Севастопольской, 4, Светлана Зенина включила свет во всем офисе, прошла на кухню и заварила себе кофе. Она ещё плохо управляется с незнакомой для неё кофемашиной, но это, как говорится, пока. После направилась в кабинет председателя, проверять почту. Оказывается, с этого начинается каждый новый день в благотворительном фонде «Территория добра».

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.