МАУ ИЦ «Норильские новости»

Хозяева Арктики

Хозяева Арктики

Хозяева Арктики

Таймыр во многих отношениях уникален. Здесь простирается самая широкая в нашей стране полоса тундры. К северу от неё тянутся арктические каменистые пустыни, а на островах Северной Земли мы являемся свидетелями современного оледенения. Интересна эта территория и своей фауной. Какой он, современный животный мир Таймыра?

Путоранские снежные бараны. Заповедник «Путоранский»Оленья переправа. Заповедник «Таймырский» Белый медведь и моржи. Заповедник «Большой Арктический» Мыс Челюскин. Заказник «Североземельский»

Без конца и без края

Размеры Таймыра впечатляют: 900 тысяч квадратных километров в пределах административных границ Таймырского Долгано—Ненецкого муниципального района. В средней части полуострова тянется обширная Таймырская низменность. К северу от неё высятся безжизненные горы Бырранга, к югу — горы Путорана. Географическим продолжением полуострова Таймыр являются крупные острова Северной Земли. От их крайней точки – мыса Арктического — до центра Арктики, где сходятся меридианы земного шара, остаётся около 900 километров.

Пока плохо изучена арктическая прибрежная зона Таймыра, почти совсем не обсле­довались биологами многие крупные острова полярных морей, а на юге полуострова — горы Путорана, где обитает изолированная группировка снежных баранов.

Таймыр также является родиной красивейшей в мире птицы — краснозобой казарки. Здесь происходит смещение европейских и азиатских видов птиц. Одни прилетают сюда из Европы, Средиземноморья, Африки, другие — из Индии, Китая, Австралии. Отдельные из них проделывают длинный путь, измеряемый в 10—15 тысяч километров.

Богатство Таймыра

Теперь в Арктике нет той богатейшей фауны, которая существовала сотни тысяч лет назад, в эпоху мощных оледенений одни животные вымирали, другие отступали к югу. Исчезли наиболее крупные из них: мамонты, носороги, овцебыки, лошади и другие, об их былом процветании говорят многочисленные находки, обнаруженные в толще вечной мерзлоты. Но от той далёкой, доледниковой эпохи остались и дожили до наших дней северные олени, лоси, снежные бараны, медведи и некоторые другие, более мелкие животные. Сегодня фауна позвоночных животных Таймыра не отличается большим видовым богатством.

В тундрах, прибрежных водах и на островах полярных морей обитают 20 видов млекопитающих и 74 вида гнездящихся птиц.

Наиболее бедна островная фауна. Из птиц здесь гнездятся 17 видов. Особенно многочисленны морские птицы—чистики, люрики и чайки—моевки. На некоторых островах встречаются довольно крупные колонии пернатых, или птичьи базары. В арктических тундрах северного Таймыра гнездятся 47 видов птиц, а в более южных тундрах – 63.

Если брать полосу лесотундры и северных редколесий, то там фауна состоит из 32 видов млекопитающих и 32 видов гнездящихся птиц.

Из водных млекопитающих у берегов Таймыра встречаются белуха, нарвал (единорог), нерпа, морж, морской заяц и гренландский тюлень. Большой численности достигают лишь нерпа и белуха. Оба вида можно встретить не только в полярных морях, омывающих Таймыр, но и в крупных заливах – Енисейском, Пясинском, Хатангском.

Белуха на зимний период мигрирует в районы с открытой водой, в основном в западный сектор Арктики. С исчезновением сплошных льдов, в августе—сентябре, появляется у берегов Таймыра большими стадами, идущими за косяками рыбы—сайки, служащей основной пищей для белух. Нерпа держится в прибрежных водах Таймыра круглый год, проделывая во льду лазы—продушины. Морской заяц так же, как и белуха, уходит зимой в районы несплошных льдов. Нарвал и гренландский тюлень появляются иногда лишь у северных берегов Северной Земли и в прилегающих широтах.

Морж – самое крупное животное Таймыра, достигающее веса 1—1,5 тонны, в настоящее время изредка попадается на территории от Диксона до Хатангского залива. Его можно встретить на дрейфующих льдах у берегов Таймыра круглый год, однако основная масса этих животных появ­ляется в августе и устраивает на островах и льдах лежбища.

Моржей в первой половине XX века хищнически истребляли, в основном из—за их ценных бивней. Добывали их с судов, идущих Северным морским путём, на полярных метеостанциях и промысловых точках. В 1930—х годах отстреливали на лежбищах сотнями голов. Так, в бухте Марии Прончищевой, где стадо этих животных достигало примерно 500 голов, с 1933 по 1935 год добыли 435 особей. Данная группировка почти перестала существовать.

Большие лежбища моржей в тот период отмечались также на островах Бегичева, Преображения, Петра, «Комсомольской правды», в заливе Фаддея, в результате неумеренного промысла эти стада значительно сократились, а некоторые были уничтожены почти полностью. И лишь одна крупная группировка, насчитывающая несколько сот голов, сохранилась до настоящего времени на мало­доступном острове Песчаном в море Лаптевых.

Не меньшему истреблению подвергся и хозяин Арктики — белый медведь. Его жизнь связана с морем и лишь в период размножения он нуждается в суше, этот хищник мигрирует по льдам Полярного бассейна на большие расстояния, так что некоторые наши таймырские медведи могут оказаться у берегов Гренландии, Аляски, Канады.

В недалеком прошлом численность белых медведей у берегов Таймыра была очень высокой. Когда в 1930 году известные исследователи Арктики Георгий Ушаков и Николай Урванцев впервые ступили на Северную Землю, они были поражены обилием этого хищника. В тот период многие острова полярных морей были краем непуганых зверей и птиц. За два года экспедиция добыла 105 медведей. На мысе Челюскин работники полярной метеостанции только за одну зиму 1932—1933 года отстреляли 53 зверя. В результате чрезмерной добычи численность белых медведей на Таймыре и в других районах советской Арктики сильно сократилась. Поэтому этот зверь, как и морж, был запрещён к добыче и с 1956 года нахо­дится под охраной государства.

Что касается типичных представителей фауны тундровой зоны, то здесь картина несколько иная. Из всех природных зон нашей Родины только тундра даёт пристанище для выведения и выкармливания потомства многочисленному царству зверей и птиц.

След человека

Летом, в период размножения, животные относительно равномерно распределены по необъятным просторам тундр. И если человек впервые попадает в эти края в такой период, территория ему покажется безжизненной. Но стоит сюда приехать в другое время, когда наблюдаются скопления и миграция животных, то возникают совсем иные ощущения от увиденного. Кажется, что только диких оленей на Таймыре миллион. Действительно, в отдельные благоприятные годы численность гусей, уток, куропаток исчисляется миллионами. Более мелкие животные, такие как лемминги, кулики, воробьиные, вообще не поддаются учёту на всей площади Таймыра.

Да, велики запасы тундровых зверей и птиц. Но и здесь с каждым годом всё больше возрастают пресс охоты и фактор беспокойства. Теперь тундру нельзя считать безлюдным краем. Быстрыми темпами идёт освоение отдельных районов, увеличивается поток экспедиций и техники.

В период 1980—2000—х годов учёные обследовали на самолётах Ан—2 большую часть охотничьих угодий Таймыра. И везде – на юге и на севере, на западе и востоке – видны чёткие следы от гусеничных вездеходов и тракторов. В отдельных районах, например, на диксонсоком побережье, от них остались широкие полосы изрезанной, испорченной тундры. В местах, где устраиваются стоянки экспедиций и где регулярно появляется человек с техникой и ружьём, животные истребляются основательно. К примеру, перестали существовать многие гнездовья чёрной и краснозобой казарок.

Весной более пяти тысяч охотников—любителей встречают пернатую дичь довольно плотной шеренгой на территории между Дудинкой и Норильском. И нередко под прицел у нерадивых охотников попадают не только гуси и утки, но также и непромысловые и запрещённые к добыче виды...

Всё меньше и меньше остаётся в тундре нетронутых уголков. Учёные считают, что сохранить природу в первозданном виде возможно лишь при организации заповедных участков.

25 июля в 11:00
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.