МАУ ИЦ «Норильские новости»

И такое бывает

И такое бывает

И такое бывает

Мы продолжаем публиковать интересные случаи из практики норильских полицейских. В этот раз подборка посвящена бывшим сидельцам и их попыткам начать новую жизнь.

И такое бывает

Все нижеперечисленные истории основаны на реальных событиях, имена участников изменены, а литературная часть, описывающая мысли и переживания главных героев событий, — авторский вымысел.

Сосед–искуситель

Вот уже три недели Виталий обитал в своей старенькой полупустой квартире. Когда пять лет назад его «принимали» полицейские, она уже не блистала новизной, а за то время, что он пробыл в местах не столь отдалённых, жилище окончательно пришло в упадок. Виталий завалился на кровать и уставился в потолок — телевизор он пропил ещё до отсидки, а читать не любил. Так что вечера для него были временем глубоких раздумий. Ещё до условно–досрочного освобождения он твёрдо решил, что, выйдя на волю, начнёт жизнь с чистого листа. И теперь строил далеко идущие планы. Какую–никакую работу найти удалось, теперь мужчина хотел привести в порядок квартиру, съездить на море и, конечно же, найти себе спутницу жизни. Мечтатель покосился на потускневшую иконку на тумбочке рядом с кроватью и вслух спросил изображённого на ней старца: «Одобряешь?». «Собеседник» молчал. «Ну, молчание — знак согласия», — разумно рассудил Виталий. В этот момент в дверь позвонили. Часы показывали за полночь. Гостей хозяин квартиры не ждал, поэтому открывать не торопился. Звонок раздался снова, в этот раз более настойчивый. Мужчина вздохнул и побрёл к двери. На пороге, пошатываясь и источая алкогольные пары, стоял сосед по лестничной клетке. Из открытой двери рвались музыка и гортанный гогот гостей. «Здорова, Веталь! Что не спишь?» — весело поинтересовался подвыпивший соседушка. — «Пузырь» хочешь заработать?» У Виталия засосало под ложечкой. До отсидки он не просыхал несколько лет, и отказ от спиртного был его первым шагом к новой жизни. «Но тут же, считай, бесплатно...» — подумал мужчина. — «Да и пить я не буду, водка — хорошая валюта, обменяю потом». Договорившись с собой, он спросил у нежданного гостя, что нужно сделать.

Сосед объяснил, что праздник у них в самом разгаре, и, чтобы не сбавлять градус веселья, необходимо пополнить запасы горячительного. И задача Виталия — поработать курьером. Не успел он опомниться, как в руках его оказалась кредитная карта соседа и бумажка с пин–кодом. Руки бывшего сидельца задрожали. Старец с иконки смотрел на него с укоризной. «Да я только куплю то, что просят и всё!» — возмутился про себя Виталий и отправился в магазин.

«Гонец», нагруженный пакетами с коньяком, виски и водкой уже собирался выходить из магазина, когда наткнулся на банкомат. Виталий замер. С трудом, но он всё же поборол желание вставить в банкомат соседскую карту и разжиться наличными. В итоге алкоголь был успешно передан страждущим, курьеру вручили заслуженную награду, а дверь в мир веселья и праздника вновь захлопнулась. Виталий вздохнул, вспоминая прежние разгульные деньки, запустил руку в карман куртки в поисках ключей от входной двери и замер как вкопанный. Чужая кредитка так и осталась у него. «Ну вот за что такое искушение?» — чуть не плача подумал мужчина. Где–то в комнате взгрустнулось и старцу на потускневшей иконке.

Голова Артёма гудела после попойки, он с трудом разлепил глаза и потянулся к телефону, чтобы узнать который час. Обед давно миновал. «Знатно юбилей отметили», — подумал металлург, вспоминая вчерашний вечер. Полежав немного, он снова взял мобильник, тут–то его внимание и привлекли несколько СМС–сообщений от банка. Трезвея и холодея с каждым прочитанным отчётом, Артём довольно быстро осознал, что от трёхсот тысяч рублей, лежавших на карте, остался большой круглый НОЛЬ.

Полицейские нашли Виталия дней через пять в одной из частных саун за городом. Он пребывал в компании разбитных девиц и товарищей из прошлой жизни. Отрицать свою причастность к краже средств он не стал, лишь заявил, что правда пытался начать жизнь с чистого листа, но судьба была против. А сосед его — змей–искуситель. Давая признательные показания, задержанный попросил полицейских об одной услуге — привезти ему из квартиры обветшавшую иконку со старцем.

Кто в хате главный

На воле Светлане нелегко давался отказ от зоновских привычек. Выйдя на свободу, она устроилась работать швеёй в небольшую частную мастерскую. На тот момент там работали несколько бывших сиделиц, так что в компанию она влилась легко. Вот только каждый раз, усаживаясь за швейную машинку, девушка чувствовала, будто снова оказалась по ту сторону решётки — тот же сленг, то же окружение, та же работа...

Навыки швеи, которые она освоила в тюрьме, были её единственной профессией. До этого девушка с горем пополам получила аттестат, поступила в ПТУ, но так его и не окончила, решив попробовать себя в весьма прибыльном, хоть и опасном деле — размещении закладок с запрещёнными веществами. И пару месяцев новоиспечённой наркобаронессе сопутствовала удача. Денег хватало и на дорогие покупки, и на беззаботную жизнь. Всё рухнуло в одночасье вместе с выбитой СОБРом дверью. А дальше потянулись серые унылые будни осуждённой. Вновь оказавшись на свободе, девушка твёрдо решила пойти другим путём — найти себе состоятельного мужа. Собственно, поискам подходящего кандидата она и посвящала всё свободное время. Поэтому, когда её соседка по цеху Ольга (тоже из «бывших») сообщила, что на вечер есть интересное предложение, девушка с радостью согласилась.

Трое мужчин оказались командированными из какой–то московской, строительной фирмы. О том, что гости города не простые рабочие, говорили просторная съёмная квартира с дорогим ремонтом и лощёный вид её обитателей. Светлана сразу же оценила возможные перспективы. Один был слишком стар, у второго на пальце блестело обручальное кольцо, а вот третий выглядел многообещающе. Статный парень на вид лет 25, и никаких белых следов на загорелом пальце. Проблема заключалась в том, что глаз на молодого и перспективного положила и её напарница Ольга.

Участники застолья ещё не успели толком познакомиться, а девушки уже окружили потенциальную «жертву». Бывалые мужички, смекнув, что происходит, не расстроились, что их обошли женским вниманием, явно наслаждаясь неожиданным реалити–шоу. Битва за внимание молодого человека шла с переменным успехом, пока в какой–то момент разгорячённая спиртным и кухонной духотой Ольга не сняла кофту. На плече красовалась татуировка — обвитый колючей проволокой женский портрет на фоне креста и надпись: «Чего хочет женщина, то угодно Богу». Один из мужчин поперхнулся пивом. «Зоновская?» — с ходу определил он. Ольга замерла, поняв, что совершила ошибку. Но отрицать очевидное было уже поздно. Вздохнув, она скормила слушателям давно знакомую её коллеге байку о невинно осуждённой. Света сначала обрадовалась просчёту своей соперницы, но история вызвала неподдельный интерес у потенциального жениха. И тогда девушка решила пойти ва–банк — сняла кофту, представив на обозрение собравшихся пышные формы, едва прикрытые коротким топом, и целую «картинную галерею» зоновской нательной живописи. Татуировки она любила ещё до отсидки, а оказавшись на нарах в компании весьма талантливой художницы, не отказала себе в удовольствии обзавестись десятком новых рисунков.

Шах и мат. Парень не отрывал от неё взгляда. Ольга осталась не у дел и злобно косилась на победительницу, а Светлана, водя пальчиком по телу, рассказывала о значении каждого символа, недвусмысленно намекая парню на эксклюзивный показ рисунков из «частной коллекции». «Не воровские, а лоховские у тебя наколки», — перебила заклятую подружку на полуслове Ольга. «Я на зоне хату держала, а ты под шконками спала», — зло добавила она. Светлана была уже изрядно пьяна, поэтому тоже не стала стесняться в выражениях, объяснив, у какого предмета тюремного интерьера её обидчица провела весь срок. Глаза Ольги налились кровью. «Пойдём–ка на балкон, свежим воздухом подышим?» — позвала она. Соперница, фыркнув, согласилась. Светлана вышла первой и неожиданно Ольга схватила девушку за волосы и пару раз ударила о перила, крича: «Ну что? Кто теперь старшая в хате?». Светлана взревела, тоже вцепилась в шевелюру соперницы и потянула её вниз через перила, а затем, наклонившись, подкинула её ноги. Перед глазами мелькнули каблуки, где–то пятью этажами ниже раздался глухой удар тела об асфальт. «Не судьба», — подумала Светлана, медленно сползая спиной вниз по стене. В голове её мелькнула шальная мысль: «Зато теперь точно в хате старшей стану».

Хорошее алиби

Откинувшись с зоны, Вован и Серёга особо не утруждали себя поисками работы. «Да и смысл её искать–то, если сидельцев нигде не берут», — оправдывал своё безделье Сергей. На биржу труда он тоже не встал: «В лучшем случае дворника предложат. Я нормальный пацан, а не лох какой–то, чтобы дворы за копейки мести». Таких же взглядов придерживался и его давний знакомый — вместе сидели, вместе откинулись. Несмотря на отсутствие постоянной работы, деньги у закадычных друзей водились — «магия» воровской жизни. Правда, и исчезали они так же легко и быстро, как появлялись, уходя на алкоголь и продажную любовь, которых так не хватало на зоне.

Вот и сейчас пара бутылок водки бодро позвякивала в пакете, а товарищи держали путь к последнему из трёх алкомушкетёров. До Вована дошёл слух, что корешок хорошо «приподнял» деньжат и уже пару дней прогуливает нежданное богатство. План был незамысловат: вписаться на хату и помочь товарищу освоить бюджет. Купленное спиртное как раз должно было послужить входным билетом на этот праздник жизни. Придя на место, товарищи пару минут настойчиво нажимали кнопку дверного звонка. Тот заливался соловьиной трелью, но за дверью была тишина. Проходившая мимо соседка зло покосилась на гостей, понимая, что вечером за стеной опять будет гулянка, но промолчала, тихо проскользнув в свою квартиру. Вован ухмыльнулся, подумав: «Боишься? Правильно, что боишься». Серёга крикнул: «Братан, открывай, ты уже бухой что ли?». Он облокотился на входную дверь, но та оказалась не заперта, и гость с грохотом ввалился в квартиру, растянувшись в прихожей и чудом не разбив драгоценное «топливо». Товарищи вошли в полутёмную квартиру. В зале надрывался включённый телевизор, а вот собутыльника нигде не наблюдалось. Решив, что товарищ отсыпается после вчерашней гулянки, друзья устремились на кухню. И там их взорам предстала неприглядная даже для бывших уголовников картина — хозяин квартиры лежал на полу рядом с заставленным пустыми бутылками столом, а из его груди торчал нож для разделки мяса. Побросав вещи, незваные гости бросились на помощь товарищу. Но тот был уже мёртв. Первое инстинктивное желание смыться с места преступления гости подавили, вспомнив, что у квартиры их видели соседка и ещё несколько человек. Вздохнув, Сергей достал телефон и вызвал полицию.

Когда сотрудники переступили порог квартиры, то увидели весьма банальный сюжет — два бывших сидельца в окровавленной одежде и их собутыльник–покойник. Своё незавидное положение понимали и сами подозреваемые. Всё в этой истории указывало на их причастность к убийству. А возвращаться в места не столь отдалённые ещё не вкусившие все прелести вольной жизни товарищи не хотели. Тем более что в кои–то веки они были ни при чём. Когда эксперты–криминалисты установили время смерти хозяина квартиры, задержанные вздохнули с облегчением — на это время у них было железное алиби.

С видом победителя Вован извлёк из кармана слегка потрёпанный, но весьма дорогой мобильник и гордо предъявил его следователю. «Мы с корешком как раз работали», — пояснил задержанный. Оказалось, что в момент убийства, парочка грабила случайного прохожего.

Услышав настойчивую трель звонка, Дмитрий с трудом разлепил отёкшие от побоев веки и медленно поковылял открывать дверь. Проходя мимо зеркала, он вздрогнул. Лицо было залито запёкшейся кровью, нос явно сломан, а глаза едва можно было разглядеть. Последствия вчерашней вечерней прогулки, что называется, были на лицо. «Надо бы в милицию заявить, — подумал Дмитрий. — Хотя... Есть ли смысл? Разве найдёшь этих гопников?» Открыв дверь, молодой человек с изумлением заметил, что на пороге стоит полицейский. Козырнув и представившись, он протянул парню его мобильный телефон: «Ваше?» Изумлению пострадавшего не было предела, ведь он даже заявить о преступлении не успел, а его уже раскрыли.

А тем временем в полицейском участке довольные Вован и Серёга уже собирали вещи и строили планы, как будут отмечать счастливое избавление от казённого дома. Но радость их была недолгой. В процессе «отработки» мобильного устройства товарищи явно перестарались. Серьёзные побои и сломанный нос вкупе с умышленным нападением следователи квалифицировали как разбой, да ещё и совершённый рецидивистами. Планам устроить вечером весёлую попойку не суждено было сбыться. Разбойников из тёмного переулка осудили на шесть лет лишения свободы. А вскоре в места не столь отдалённые отправился и настоящий виновник убийства.

5 июня в 12:05
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.