МАУ ИЦ «Норильские новости»

Колыбель эволюции

Колыбель эволюции

Колыбель эволюции

В Норильске уже в седьмой раз прошёл форум социальных технологий «Город — это мы!». Более 800 участников из четырёх городов присутствия компании «Норникель» рассуждали о трансформации социальной реальности, последствиях пандемии и её влиянии на общество, современных трендах и важности партнёрских отношений в новых условиях.

Ингеборга Дапкунайте и Александр Цыпкин
Локальные истории

Форум социальных технологий «Город — это мы!» — это одно из мероприятий благотворительной программы «Мир новых возможностей» компании «Норникель». За время существования форума технологии так шагнули вперёд, что в этом году встреча впервые состоялась в формате фиджитал — это объединение диджитал (онлайн) и физического (оффлайн) форматов. Главная тема мероприятия в этом году — «Трансформация социальной реальности».

Форум состоялся одновременно в четырёх локациях: Мончегорске, Норильске, Никеле и Чите. Безусловно, такой формат появился из–за пандемии, однако нельзя не отметить определённые плюсы такого способа проведения мероприятия. Например, находясь в Норильске, мы могли слушать спикеров из других городов, принимать участие в мастер–классах удалённо.

Для норильчан новой стала и площадка, выбранная для форума, — один из залов спортхолла «Айка». До этого в течение шести лет мероприятие проходило в помещениях Дворца культуры компании.

Форум социальных технологий «Город — это мы!» — одно из немногих мероприятий, которое не отменили в 2020 году из–за коронавируса: в прошлом году он прошёл в феврале, ещё до того, как объявили локдаун.

Глава Норильска Дмитрий Карасев в ответ на вопрос ведущего о том, какую роль сыграли отдалённость и некоторая закрытость нашего города в разгар пандемии, сказал:

– Эта удалённость от Большой земли сыграла нам на пользу: в то время как центральные города России фиксировали рост заболеваемости, у Норильска было время мобилизоваться — мы смогли сформировать ковидный госпиталь, подготовить необходимое оборудование и медицинский персонал. Конечно же, люди переживали, в мой адрес ежедневно поступали обращения, связанные с ковидом. Мы старались своевременно решать все вопросы. Компания «Норникель» в свою очередь помогла с приобретением средств индивидуальной защиты, необходимого оборудования и запчастей. Горожане видели, насколько происходящее важно для администрации и компании, люди успокаивались и понимали, что мы делаем всё возможное, чтобы как можно быстрее побороть коронавирусную инфекцию. И это, мне кажется, помогло сплотить людей и изменить их настрой к лучшему.

– В последние несколько лет мы стремительно развивали новые способы создания привычных вещей. И сейчас всё это нам пригодилось. Например, цифровизация — она медленно набирала обороты из года в год, а потом выяснилось, что без неё уже не обойтись. Современные технологии позволили нам сегодня собраться всем вместе, пригласить большое количество гостей и пообщаться, — отметила Лариса Зелькова, старший вице–президент «Норникеля» — руководитель блока кадровой, социальной политики и связей с общественностью.

Владимир Ханжин, бизнес–тренер из Сургута, и председатель Ассоциации креативного класса Югры Сергей Зверьков провели мастер–классы для присутствующих. Они рассказали о первом в стране законе «О креативных индустриях», в создании которого они принимали активное участие:

– Креативная индустрия — это отрасль, которая не работает без коммуникаций. Здесь заимствовать — это хорошо: полезный опыт должен широко распространяться. Мы будем делиться собственными знаниями и кейсами. Креативность — это навык, который тренируется в художественных школах, театральном искусстве, режиссуре. И в Норильске чувствуется потенциал.

Будущее за нами

Роман Карманов, генеральный директор радио «Комсомольская правда», сразу заинтриговал участников форума, представив им первого спикера мероприятия Сергея Переслегина — российского литературного критика и публициста, исследователя и теоретика фантастики и альтернативной истории, философа и футуролога. Эксперт поделился с гостями форума своими прогнозами, порассуждал о цикличности истории, естественном отборе и как–то незаметно подвёл разговор к причинам возникновения пандемии.

– С периодичностью в несколько лет в нашу страну приходит та или иная инфекция с Востока, — говорит Сергей Переслегин. — Например, в 1894 году был азиатский грипп. В 1918–1919 годах Россия столкнулась с испанкой, в ХХ веке — с птичьим и свиным гриппом. Любая из инфекций приводила к смертности: какая–то — больше, какая–то — меньше. Пандемия коронавируса могла случиться и раньше, и позже, но всё равно это бы произошло. Для этого были естественные предпосылки, такие как перенаселённость планеты, повышение влажности и температуры воздуха. Смерть людей в таких случаях, к сожалению, неизбежна. Если быть объективным, то ежегодно от инфарктов, инсультов и диабета умирают куда больше людей, чем от того же коронавируса. Просто вокруг этих заболеваний не создаётся такого ажиотажа, они в какой–то степени стали привычными для нас.

Эпидемия — не единственное, что, по прогнозам спикера, может произойти с нами в ближайшие 20 лет. Самое значимое и невероятное событие — это переход от цивилизации книги, то есть от письменности и умения различать реальность и текст, к «цивилизации медиа» и умению мыслить образами. В этот период важнейшим станет умение различить реальность, виртуальность и дополненность, то есть понимать, где ты находишься в каждый конкретный момент, и совершать переходы из виртуальности в реальность и наоборот многократно в течение дня. Те, кто не приобретёт новые навыки, не сможет приспособиться к новым условиям. На следующем этапе развития человечеству предстоит заниматься направлениями, которые напрямую не связаны с выживанием, — это математика, семиотика, астрофизика, лингвистика, философия, теология, а также инженерия, которая претерпит существенные изменения. Человек будет учиться сосуществовать с искусственным интеллектом: и у тех, кто будет жить дальше в третьем тысячелетии, больше шансов оказаться в обществе, разделённом на людей и роботов. Но при этом мир вновь вернётся к вопросам о душе и морали. И эти нюансы смогут различать только люди, этим мы и отличаемся от роботов. Другой прогноз футуролога гласит, что люди начнут уходить от высоток, сложится система «двух квартир». Семья будет жить на два дома: коттедж в пригороде и маленькая квартирка в самом городе.Отдельной темой диалога о будущем стал Норильск и судьба моногородов.

– У «Норникеля» отличная способность приноравливаться к ситуации и адаптировать её под себя, — поясняет Сергей Переслегин. — Его возможности в этой области велики и они в немалой степени связаны с Норильском, который является моногородом. Моя гипотеза такова, что ни один из когда–либо возникших городов исторически никуда не исчезает — до сих пор живут города–базары, города–храмы, города–заводы. Моногорода — это типы населённых пунктов, появившихся в индустриальную фазу. Поскольку индустриальная, как и сельскохозяйственная задачи никуда не исчезнут, то и они будут существовать.

Мы почему–то привыкли негативно относиться к понятию «моногород», а между тем Петербург — это культурный моногород. Когда я слышу реплики: «Давайте увезём людей из Норильска и оставим там вахтовый метод для работы с месторождениями», то я отвечаю: «Хорошо. Завтра увозим весь Санкт–Петербург и оставляем только вахтовиков при Эрмитаже». И то, и другое — абсурдно. Моногорода будут, просто с ними нужно работать осторожно. Эти города востребованы. При этом крупный город даёт больше возможностей для самореализации, обучения, но такой же потенциал сохранится и в небольших поселениях, правда не столь масштабно.

Вернёмся к Норильску. Этот город не готов погибнуть. Благодаря эгрегору, который его окружает, благодаря его истории, он будет существовать. Норильск — это не только производство и «Норникель», это ещё и люди. Этот город уникален, и его нельзя потерять.

«Разговор по душам» провели писатель, публицист, один из попечителей фонда «Дети–бабочки» Александр Цыпкин и Ингеборга Дапкунайте, актриса и сопредседатель попечительского совета благотворительного фонда помощи хосписам «Вера». Говорили они о благотворительности, о том, какой она должна быть и для кого, на что необходимо обращать внимание, что должно быть в приоритете и как изменились люди в пандемию. Ингеборга считает, что «в людях появилась более глубокая забота о близких», они стали более чуткими и внимательными. Александр полагает, что пандемия дала понять людям, насколько они уязвимы: от больничной койки или смерти их не смогли спасти ни деньги, ни положение, ни статус. Болели, а порой и умирали бедные и богатые, молодые и возрастные, жители крупных городов и удалённых деревень. В период пандемии нужно помогать всем, потому что каждый мог попасть в ту же самую больницу и на ту же койку. Писатель считает, что пандемия сделала людей чуть менее высокомерными. Мир изменился и он уже не будет таким, как прежде.

– Пандемия заставила людей развиваться, — говорит Ингеборга Дапкунайте. — Посмотрите, сколько творческих и интеллектуальных проектов появилось в интернете. Она подтолкнула к приобретению новых знаний и взрослых, и детей. Люди больше стали ценить такие простые радости, как встречи с друзьями, походы в кино и театр, возможность выпить кофе в кафе. С другой стороны, люди избирательнее стали относиться к своему кругу общения и допускать в него только тех, кто по–настоящему им дорог.

Есть другой момент, который я усвоила благодаря своей работе в фонде. Мы помогаем людям в их последние дни, и нам понадобилось много времени, чтобы добиться в обществе понимания, что каждый день, который мы проживаем, даже если знаем, что наша жизнь скоро прервётся, ценен и его хочется прожить достойно. Очень важно, чтобы в этот момент у каждого тяжелобольного был тот, кто его обнимет и успокоит. Ради этого я и занимаюсь фондом: просто для того, чтобы хоть кому–то становилось чуточку лучше.

Было затронуто и множество других важных, а порой и болезненных вопросов. Например, кому должны помогать благотворители и волонтёры, а кому нет; как расставить приоритеты, когда на чаше весов — жизни и судьбы людей; как правильно организовать системную и адресную помощь; как избежать самовыгорания в этой деятельности. Затронули и непростую тему о том, нужно ли платить волонтёрам. Спикеры делились своими победами и провалами, вызовами и планами на будущее.

– Это нормально, когда внутри фонда сотрудники работают за зарплату, — говорит Александр Цыпкин. — Они ежедневно берут на себя боль людей, которые приходят в организацию. Это нелегко. Абсурдно думать, что в фондах все работают за идею, в том числе и волонтёры. Это не так. Туда приходят обычные люди, у которых есть семьи, какие–то свои потребности. Они просто будут искать работу в другом месте, если им не платить зарплату.

– Если ты работаешь в фонде директором, то отвечаешь за очень большой бюджет и за большое количество людей. Хорошо, если у организации есть попечитель и финансовые дотации от него, а если их нет, то фонд вынужден зарабатывать для своих сотрудников самостоятельно. И это правильно, когда фонд параллельно со своей основной работой реализует проекты, которые позволяют ему платить зарплату основной команде благотворительной организации и помогать своим подопечным, — добавляет Ингеборга Дапкунайте.

На вопрос: «Зачем люди занимаются благотворительностью?» — Александр Цыпкин ответил, что у каждого человека своя мотивация. Но за последние десять лет можно наблюдать множество людей, которые готовы делиться своим ресурсом.

– По крайней мере в Москве и среди публичных людей считается дурным тоном не заниматься благотворительностью. Это странно, когда ты этого не делаешь. Хорошо это или плохо, покажет время, — добавил он.

4 апреля в 13:04
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.