МАУ ИЦ «Норильские новости»

Лёгкой работы не бывает

Лёгкой работы не бывает

Лёгкой работы не бывает

На этой неделе российский уголовный розыск отпраздновал 102–ю годовщину с момента своего создания. Наш сегодняшний собеседник — Насир Абаев, начальник отделения по розыску преступников, лиц, пропавших без вести, установлению личности неопознанных трупов отдела уголовного розыска норильского ОМВД. Он трудится в полиции уже 18 лет. И о сделанном однажды выборе не жалеет.

Насир АбаевИтум–Кали. Подготовка к выезду на заданиеКомандировка в Чечню. 2010 годЧеченская республика. Передислокация группы
  • С 1998 по 2000 год проходил срочную службу в мотострелковых войсках в городе Шали, Республика Чечня.
  • Карьеру стража порядка начинал как милиционер патрульно–постовой службы УВД города Норильска. Имеет 70 поощрений.
  • В 2019 году назначен на должность начальника отделения по розыску преступников, лиц, пропавших без вести, установлению личности неопознанных трупов отдела уголовного розыска норильского ОМВД.
  • Награждён нагрудным знаком «За отличную службу в МВД»; медалью «За воинскую доблесть»; нагрудным знаком «Лучший сотрудник ППСМ»; медалями «За службу на Северном Кавказе», «За мужество и отвагу» и другими.

– Насир Гюлмагомедович, расскажите, пожалуйста, как вы попали в Норильск и где вы жили до этого?

– Я родился в Дагестане. В Норильск приехал в конце декабря 2001 года, сразу после армии. Я всегда мечтал служить в милиции. Профессия привлекала своей нужностью и важностью для общества. Мне хотелось приносить реальную пользу и проживать свою жизнь не впустую. Мог бы трудоустроиться и в Дагестане, в других регионах, но не сложилось. Хотя сослуживцы–срочники звали меня в Тюмень, но, взвесив все за и против, я всё же выбрал Заполярье. Решающим стало то, что на тот момент в Норильске уже жили и работали родственники. Они в первый год стали для меня надёжной опорой, и я очень благодарен им за это.

– Как складывалась ваша карьера на Севере?

– В начале 2002 года пришёл в УВД, в патрульно–постовую службу. До 2011 года был простым милиционером, потом стал инспектором, затем заместителем командира взвода. Работа в ППС дала мне возможность познакомиться с городом и горожанами, заглянуть во все укромные уголки, понять, что за люди здесь живут. В 2014 году меня перевели на должность оперуполномоченного отдела уголовного розыска, в 2018 году дорос до старшего. Год спустя меня назначили на нынешнюю должность. До этого я успел получить высшее юридическое образование в Ивановском государственном университете. Без специальных знаний в нашем деле не обойтись. Именно учёба в университете даёт теоретическую базу, дополняет навыки, усвоенные «на земле». Опыт, который я приобрёл в ППС, тоже неоценим в моей нынешней работе. Служба научила меня находить подход к людям, независимо от их социального статуса, подвигла изучать психологию, не останавливаться на достигнутом, а продолжать совершенствовать профессиональные навыки.

– А что дала вам работа оперативником в уголовном розыске?

– Должность оперуполномоченного — это уже другие обязанности и другой спрос. Основная задача оперативника — раскрытие преступлений, сбор информации, её анализ, работа со свидетельскими показаниями. По сути, вся предыдущая деятельность стала для меня некоей подготовкой к должности, которую я занимаю сегодня.

– «Установление личности неопознанных трупов» — звучит страшно. Насколько сложно вам на новом месте со столь специфичным кругом обязанностей?

– Лёгкой работы вообще не бывает. Всё, что связано с людьми, — это ответственность, порой эмоциональные качели, чьё–то горе и трагедии, реже — приятные моменты. Я не должен поддаваться чувствам, моя задача — установить, было ли совершено преступление или человек погиб по естественным причинам. В Норильске часто приходится устанавливать личность пропавших без вести после длительных поисков в тундре. Люди уходят в тундру, едут на рыбалку, охоту. Не всегда оповещают службу спасения, а порой и своих родных не считают нужным ставить в известность. Бывает, что норильчане пропадают и в других регионах страны, и тогда поисковые мероприятия ведутся за пределами Норильска. Мы плотно работаем с отделами из других городов. Криминальные истории сейчас встречаются нечасто. Такого, как в девяностых годах, уже нет. Криминал возникает в основном на почве неприязненных отношений или стремления к наживе. В ситуации с пропажей человека или установлением личности отрабатываются все возможные версии. Большая часть таких дел раскрывается по горячим следам. Всех, кто пропал без вести в последние годы, нам так или иначе удалось найти.

Кстати, часто люди путают понятия «пропавший без вести» и «безвестно отсутствующий». Это разные определения, но они отчасти друг друга дополняют. Признать человека безвестно отсутствующим может только суд по заявлению родственников или других заинтересованных лиц и при условии, что в течение года о месте нахождения человека не было сведений. Процедура розыска всегда предшествует признанию человека безвестно отсутствующим.

– Насколько сложно разыскивать людей?

– Всё начинается с малого. Выясняем круг общения пропавшего, с кем он общался, дружил, конфликтовал, куда ходил, чем увлекался. Информация собирается по крупицам. Шлём запросы в различные организации. Важна любая зацепка. Бывает, что люди обращаются с заявлением о розыске человека через день–два, а бывает, что намного позже. Чем раньше гражданин обратится в полицию, тем больше шансов найти того, кого он ищет. Есть случаи, когда люди вспоминают о родственниках или друзьях спустя долгие годы. Просят найти отца, сына или брата, с которыми, возможно, расстались из–за ссоры; знакомого, которого потеряли в череде жизненных событий. Бывает, что находят, но слишком поздно — человека уже нет в живых. У нас был случай, когда через 50 лет дядя решил найти племянника и поздравить его с днём рождения. Он помнил его, когда тот был ещё маленьким, знал, где он жил. Пришёл к нам, мы установили личность мужчины, но оказалось, что он уже четыре года как скончался. Вот к какой драматической ситуации привёл разрыв родственных связей.

— Обычные граждане как–то помогают вам в розыске?

– Да. Мы сотрудничаем с ребятами из поискового отряда «Лиза Алерт». Они по своей линии распространяют ориентировки, охватывают большой круг людей в соцсетях. От такого взаимодействия есть реальная польза, но возникают и проблемы. Часто это связано с дезинформацией, какими–то личными домыслами, которые время от времени начинают сопровождать ту или иную ориентировку по пропавшему. Были ситуации, когда человека уже нашли, а информация о его розыске продолжала гулять в соцсетях.

– Кто поддерживает вас в работе?

– Моя семья — жена и трое ребятишек: дочке семь лет, а двойняшкам — дочке и сыну — два с половиной года. Скучать не дают. Бэллу, свою супругу, привёз с материка, через полтора года после переезда в Норильск. Познакомился с ней во время очередного отпуска, мы поженились и уже вместе отправились покорять севера. Она и дети — моя моральная опора и отдушина. Ну и ещё спортзал для поддержания формы. Я считаю, что для каждого человека главное — его семья и родители. Без них жизнь немыслима. Радует и то, что на работе есть полное понимание со стороны руководителей. К ним всегда можно подойти с любым вопросом: выслушают, подскажут и помогут.

– Чего бы вы пожелали своим коллегам?

– Желаю ребятам оперской удачи, здоровья и профессиональных успехов. Спокойствия им и их семьям.

11 октября в 17:35
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.