МАУ ИЦ «Норильские новости»

Музей норильской цивилизации

Музей норильской цивилизации

Музей норильской цивилизации

В студии общественно–политической программы «Городской диалог» побывала директор музейно–выставочного комплекса «Музей Норильска» Наталья Федянина.

Наталья Федянина: «Музей сегодня — очень подвижная структура»Голосование за присуждение Норильску звания «Город трудовой доблести» стартовало именно в нашем музее Современный музей не ограничивается витринами и экспонатами. Это место притяжения для образования, дискуссий и развлеченийВ Арктическом музее современного искусства появятся общественное пространство и открытый депозитарийХудожественная галерея — одна из основных культурных площадок Норильска

– Наталья Николаевна, музейно–выставочный комплекс, помимо самого музея, включает филиалы и выставочные площадки, расположенные в разных районах города. Как живёт и чем сейчас дышит этот организм?

– Действительно, музейный комплекс очень большой. Наверное, один из крупнейших муниципальных в стране. Дополняет эту команду ещё и огромная коллекция. Если говорить о дыхании, то можно сказать, что дышит он очень часто, потому что слишком быстро для музея бежит время. У нас огромное количество и событий, и выставок. На слуху, конечно, реконструкции. Больше известно про АММА — Арктический музей современного искусства, но она не единственная. На очереди реконструкция здания на Ленинском пр., 14. Кроме этого, мы активно выигрываем много грантов на реализацию различных проектов. Сейчас это хорошо заметно не только по посещаемости площадок, но и в профессиональном сообществе. Мы приняты и в Союз музеев России, и в Международный комитет ИКОМ — самый представительный профессиональный орган для музеев во всем мире. Коллеги видят, как мы работаем, перенимают этот опыт, приглашают в ассоциации. То есть музей — очень подвижная структура сегодня.

– Музей всегда в центре городской жизни. В своей работе вы предпочитаете классические методики или стараетесь искать новые подходы?

– Музей — это в понимании людей консервативная структура, классические подходы невозможно отменить. Но новые у нас тоже присутствуют. Мы проводим выставки современного искусства, потом привозим Русский музей. Не даём своей аудитории расслабляться. Стараемся, чтобы каждый человек мог найти для себя что–то в нашем музейном предложении: от классики до современного искусства; от истории до экспериментальных проектов.

– Строительство Арктического музея современного искусства анонсировали уже несколько лет назад. Когда начнутся активные работы?

— Музей, действительно, занимается этим несколько лет. К старту программы реновации у нас был проект, созданный профессиональной командой экспертов, архитекторов, кураторов. Он вошёл в план комплексного социально–экономического развития города, но оказался сложным и дорогостоящим для скорой реализации. Недавно этот объект был выставлен на конкурс по выбору генерального проектировщика. Проектирование будет идти около 1,5 года. Мы определяем 2026 год как год реализации.

– Согласно опросам, больше половины россиян не понимают современное искусство. Как вы думаете, почему так происходит?

– Когда говорят о современном искусстве, это больше про образование, про новые формы. Современное искусство — это способ научиться критическому мышлению, пониманию других людей. Чтобы разбираться в нём, человек должен быть начитанным, насмотренным. Это действительно форма непрерывного образования. Искусство в классическом понимании отражения мира осталось где–то далеко. Современный художник строит совершенно другие миры. Он пытается объяснить свой опыт людям. Но иногда эти вещи интуитивны, понятны детям и молодёжи например. Биеннале искусства будущего в Москве собирала огромные очереди. Это были в основном молодые люди.

– Как музей современного искусства планируется сделать центром притяжения горожан?

– Самыми разными способами. Во–первых, это ещё и общественное пространство, которые в городе становятся всё популярнее. Музей АММА будет находиться неподалёку от парковой зоны. При планировке музея мы предусмотрели момент, что людям нужно будет тёплое пространство. Это возможность и продемонстрировать местные творческие силы, и согреться. И самое главное — это открытый депозитарий. В музее АММА будет единое хранилище на отдельном этаже. Эта коллекция станет открытой и доступной. Вся память города собрана внутри музея современного искусства, послужив ещё и контекстом для работы современных художников.

– Не так давно состоялся круглый стол с участием историков и краеведов, на котором обсуждали возраст Норильска. Есть те, кто считает, что его нужно исчислять едва ли не с Великой северной экспедиции с середины XVIII века. Как вы относитесь к такой инициативе?

– Заманчивое предложение, но для музея оно точно не новое. В 2017 году у нас была попытка сделать отдельную экспозицию из разных вариантов на тему: «Сколько зим Норильску?». Мы предложили специалистам, краеведам — всем, кто может в городе что–то дельное на эту тему сказать, обсудить версии, сколько лет нашему Норильску. Я подчёркиваю «версии», потому что мы не собирались в экспозиции утверждать, что город 1742 или ещё каких–то других годов, отличных от официальной даты. Одна версия была любима Владимиром Владимировичем Лариным. Он говорил, что отсчёт можно вести от падения метеорита в Патагонии. Что именно тогда образовалась наша удивительная земля с очень богатыми недрами. История с недрами мне и нашим музейным специалистам кажется даже более перспективной, чем история с 1742 годом, поскольку первопричина создания города на этом конкретном месте именно его богатые месторождения.

Сама тема Великой северной экспедиции не нова. Ещё в 1950 году в окрестностях Норильска в районе «Надежды» был найден удивительный предмет. В конце 1970–х он поступил в фонд музея и был атрибутирован директором Арсением Ивановичем Башкировым. Это солнечные часы аугсбургской системы начала или середины XVIII века. Самое привлекательное объяснение их появления, выдвинутое Башкировым: часы упали с обоза кого–то из Великой северной экспедиции. Мы в коллективе музея считаем, что если рассматривать продление истории города, то не до момента, когда в его окрестностях проходили люди, дискретно работали экспедиции или существовали зимовья, а с появления первых построек. Аргумент этой версии — Первый дом Норильска. И также тот факт, что одним из основателей города всеми признан Николай Николаевич Урванцев, экспедицией которого в 1921 году и построен мемориальный дом.

– Какой проект вы считаете самым главным достижением за последний год и какой очень хочется реализовать?

– Самое сложное в музее — то, чего никто не видит. Я очень горжусь издательской программой. Мы несколько лет ведём тотальную сверку всех предметов, а их почти 80 тысяч. Огромное количество этих предметов оцифрованы в госкаталоге и доступны для исследователей. Сейчас мы начали третий этап. Вышло два объёмных каталога, посвящённых Витольду Непокойчицкому и художнику Анатолию Шульжинскому. Но ещё больше я горжусь историей реконструкции городского музея.

– Наталья Николаевна, вы личность значительная и размах крыльев у вас большой. Вы бы и в другом городе нашли себе достойное призвание. Почему вы остаётесь в Норильске?

– Хороший вопрос, на который сложно ответить. Для меня это осознанный выбор и связан он, скорее всего, с незаконченностью, незавершённостью. За это время закрутилась такая каша, которую нельзя оставить. Вот перфекционизм и желание завершить держат. В память о Сергее Панченко, который мечтал о художественном музее, мы продолжаем работу над АММА, но уже с другими людьми. Норильск мне кажется для самореализации творческих людей одним из потрясающих мест. Периодически поступают какие–то предложения, но они только усиливают моё желание здесь остаться, потому что позволяют ощущать чувство свободы. Выбор есть всегда. Опять же, оглядываясь, я думаю и выбираю Норильск по–прежнему.

26 ноября 2022г. в 15:35
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.