МАУ ИЦ «Норильские новости»

На дне морали

На дне морали

На дне морали

Одно дело — добротный боевик или ужастик, и совсем другое, когда всё это происходит в действительности, тем более если по ту сторону экрана творится откровенный беспредел. На базе стримов — интернет–трансляций в реальном времени — неожиданно выросла целая индустрия, дающая жаждущим острых ощущений контент, выходящий далеко за рамки законного и разумного. И только недавно, после нескольких вопиющих инцидентов, власти обратили внимание на происходящее.

На дне морали— Треш–стримы — явление относительно новое, поэтому законодательных норм, их регулирующих, пока просто нет. Отсутствие какой–либо ответственности и привело к тому, что подобные видеотрансляции становятся всё более жестокими, а сами стримеры окончател

Пока не поздно

За проведение треш–стримов нужно ввести уголовное наказание, а организаторов следует штрафовать или лишать свободы, считает сенатор Алексей Пушков. Он заявил, что «пропаганда асоциального, унижающего человеческое достоинство поведения не должна иметь место в соцсетях».

Пушков сообщил, что сенаторы предлагают наказывать организаторов треш–стримов «штрафом от 300 до 600 тысяч рублей, либо принудительными работами на срок от двух до пяти лет, либо лишением свободы на срок от трёх до шести лет».Соответствующие изменения, как пояснил парламентарий, предлагается внести в Уголовный кодекс РФ.

Треш–стримы, а именно та часть этих видео в прямом интернет–эфире, на которых группой лиц намеренно унижается человеческое достоинство (на камеру фиксируются изощрённые издевательства над людьми), вызвали серьёзную озабоченность парламентариев. Чаша терпения переполнилась после записи видео от 2 декабря 2020 года, где девушка погибла в прямом эфире.

Спикер палаты регионов Валентина Матвиенко на одном из заседаний Совета Федерации поддержала Пушкова, отметив, что власти запаздывают с принятием мер по недопущению «порочных явлений, происходящих в Сети». Она предложила более детально обсудить проблему, в том числе в сотрудничестве с Google и другими интернет–гигантами.

Власти против

Комитет Совета Федерации по конституционному законодательству и госстроительству на заседании создал рабочую группу по борьбе с треш–стримами.

«Вопрос все–таки сложный. Кроме того, он оказался резонансным. Давайте как–то совместно поработаем, потому что это регулирование интернет–сферы, возникают непростые вопросы уголовного права», — сказал на заседании комитета его председатель Андрей Клишас.

Он также призвал сенаторов, комментирующих эту тему в СМИ, обращать внимание на то, что они высказывают свою личную точку зрения.

Возглавил рабочую группу председатель временной комиссии СФ по информационной политике, член комитета по конституционному законодательству и госстроительству Алексей Пушков. Известно, что в состав группы войдут сенаторы, которые проявили интерес к этой теме, представители СК, Института законодательства и сравнительного правоведения при правительстве РФ, также возможно участие представителей прокуратуры.

В пределах нормы

В законодательство необходимо вввести норму о возможности внесудебной блокировки ресурсов, где ведутся трансляции треш–стримов, прямых эфиров в интернете, в ходе которых демонстрируются различные противоправные действия. Об этом заявил сенатор Александр Башкин.

Новую норму предлагается внести в Закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации». Кроме того, планируется установить административную ответственность для оператора либо провайдера «за непринятие мер по исполнению законодательства по ограничению либо блокировке таких сайтов».

Говоря о возможности отслеживания треш–стримов для их оперативной блокировки, сенатор Башкин выразил уверенность в том, что технически это возможно. «Алгоритм отслеживания и контроля вполне доступен. Это и контроль со стороны волонтёров, и сообщения граждан, и наблюдение за прямыми эфирами. Особенностью интернета является известность так называемых стримеров и наработка ими аудитории и престижа», — пояснил парламентарий.

Со знанием дела

Эксперт по киберспорту, комментатор–стример Михаил Бахман считает, что обязать платформы следить за треш–стримерами — неэффективное решение. «В правилах любой платформы уже прописано, что во время эфиров нельзя наносить урон самому себе и другим людям. Поэтому со стримерами ничего плохого не случится, ничего не изменится. Государство придёт к платформам, а они ответят: «Да мы и так всё исполняем».

Понимаете, когда у тебя миллион трансляций в секунду, ты никак не уследишь за треш–стримами. Такого искусственного интеллекта нет. Это как сказать: «Мы хотим добраться до Марса за секунду», — отметил Михаил Бахман в беседе с «Газетой.Ru».

Он подчеркнул, что законопроект должен создаваться с людьми, знакомыми со стриминг–индустрией. «Если закон будут принимать люди, которые оторваны от этого, они точно не смогут предусмотреть все нюансы», — уверен Бахман.

Член комитета по информационной политике Госдумы Антон Горелкин обратил внимание на важную деталь: как правило, жертвы треш–стримов не пишут заявления в полицию. «Потому что, как и агрессор, они этим зарабатывают. То есть жертва — такой же инициатор и выгодополучатель стрима, как и агрессор. Это ролевая игра с коммерческой составляющей», — считает он.

Однако автор инициативы Алексей Пушков ранее объяснял, что треш–стримеры должны быть наказаны вне зависимости от позиции жертв. «Допустим, в ходе треш–стрима проводятся действия, которые привели к увечью человека, а жертва не пишет жалобу, она, например, говорит, что это произошло по её собственному согласию, но мы хотим ввести понятие интернета как общественного пространства. Человек же не придёт со своим напарником в кафе и не сломает ему там руку демонстративно? Он будет арестован вне зависимости от того, подадут жалобу или нет. Его накажут за нарушение общественного порядка», — пояснил сенатор.

Тем не менее Горелкин считает, что правоохранители должны подключаться к процессу, только когда происходящее в стриме нарушает Уголовный кодекс. «Если же всё происходящее находится в рамках закона и пострадавший отказывается признавать себя таковым, с этим вряд ли можно что–то поделать. Иначе треш–стримом можно будет считать трансляцию боксёрского поединка или реалити–шоу с испытаниями», — уточнил депутат.

Между тем, по словам члена Совфеда Ирины Рукавишниковой, сенаторы уже направили предложение об ответственности за треш–стримы в профильные министерства и ведомства.

Свой взгляд

– Прямые стримы — живые трансляции в интернете — начинались вполне невинно, с обзоров и прохождения компьютерных игр. Блогер просто играл в игрушку и комментировал происходящее, но такое развлечение быстро наскучило зрителям. В топ стали подниматься экстремалы — паркурщики, альпинисты, парашютисты и другие люди, имеющие немалый опыт и сноровку, готовые рисковать жизнью ради лайков. Вскоре зрителям надоело и это. Сегодня многомиллионные просмотры набирают неадекваты, и чем безумнее ведёт себя блогер, тем популярнее стрим.

Треш–стримы — явление относительно новое, поэтому неудивительно, что законодательных норм, регулирующих данный, мягко говоря, развлекательный интернет–контент, пока просто нет. Отсутствие какой–либо ответственности за свои действия, собственно, и привело к тому, что подобные видеотрансляции становятся всё более жестокими, а сами стримеры окончательно теряют связь с реальностью, считая, что раз всё происходит в интернете, то Уголовный кодекс им не писан.

Что именно представляет из себя треш–контент, и как это работает? Всё просто: стример в прямом эфире пьёт, дерётся, материт и избивает окружающих, а порой и себя. При этом те, кто смотрят на происходящее, могут «донатить» — платить ведущему трансляции живые деньги за определённое действие, допустим, облить себя зелёнкой, разбить сырое яйцо об голову одного из гостей трансляции или даже избить, как это сделал блогер Андрей Бури (Mellstroy), ударивший участницу своей передачи несколько раз головой об стол. Ну и конечно, дном интернет–треша и последней каплей, преполнившей чашу терпения общественности, стала смерть фактически в прямом эфире участницы стрима Станислава Решетникова (Reeflay). Он выгнал пьяную девушку полуголой на мороз и пошёл спать, а на утро обнаружил её уже мёртвой. При этом блогер не растерялся, запустил очередную интернет–трансляцию и только после затащил тело девушки в дом, поближе к камере. Стримил блогер вплоть до прихода полицейских. Последнее, что услышала многомиллионная аудитория, — фразу следователя «Ну что, достримился?», и служители закона прервали эфир.

Сейчас любителю треша грозит до 12 лет лишения свободы, а он продолжает недоумевать — за что, считая смерть девушки случайностью. А между тем подобного рода вещи продолжают набирать популярность в интернете, причём не на скрытых, подпольных сайтах, а на популярных ресурсах с общим доступом, куда может случайно забрести любой подросток. Как отразится просмотр таких видеороликов на детской психике, даже страшно представить. Ведь облить одноклассника зелёнкой или как следует пнуть в спину проходящую мимо девчонку — это, пожалуй, самые безобидные «фишки», что дети могут вынести из такого «кино». Наличие подобного контента остаётся серьёзной проблемой, которую, безусловно, необходимо решать на законодательном уровне, пока желание собрать больше лайков окончательно не размыло границы дозволенного у тех, кто зарабатывает таким образом.

14 февраля в 14:15
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.