МАУ ИЦ «Норильские новости»

Врач–инфекционист Галина Меньшикова стала почётным гражданином Норильска

Врач–инфекционист Галина Меньшикова стала почётным гражданином Норильска

Врач–инфекционист Галина Меньшикова стала почётным гражданином Норильска

Врач–инфекционист Норильской городской больницы № 2 Галина Меньшикова встала в один ряд с Николаем Урванцевым, Витольдом Непокойчицким, Александром Хлопониным и другими известными норильчанами — ей присвоили звание почётного гражданина города Норильска.

Галина Меньшикова«Во многом нам помогало то, что у нас сплочённый и давно сработавшийся коллектив» «Я к защитному костюму привыкла настолько, что надеваю его за пару минут и не чувствую в нём дискомфорта»«Я была ошарашена, узнав, что удостоилась столь высокого звания, ведь я просто делала свою работу»
  • Галина Александровна родилась и выросла в посёлке Тура в Эвенкии.
  • Поступив в мединститут, хотела стать врачом– инфекционистом, наличие такой вакансии в Норильске во многом и определило её переезд в наш заполярный город.
  • В разгар пандемии переболела коронавирусом, правда, когда именно, точно сказать не может.
  • Является старейшим врачом Норильской городской больницы № 2. Врачебный стаж — почти 30 лет.

– Галина Александровна, как вы относитесь к присвоению вам этого высокого звания, и стала ли награда для вас неожиданностью?

– Я была уверена, что тот вклад, который внёс наш инфекционный госпиталь в борьбу с пандемией, не останется незамеченным. Но я даже и предположить не могла, что награда будет столь значимой. В моём представлении звание почётного гражданина присваивается тем, кто сделал для города что–то колоссальное, кто оставил неизгладимый след в его истории. И поэтому была ошарашена, узнав, что удостоилась такого звания, ведь я просто делала свою работу. Что тут выдающегося?

– Вы коренная норильчанка?

– Я коренная северянка. Родилась в посёлке Тура в Эвенкии. В Норильске оказалась по стечению обстоятельств. В 1992 году окончила Красноярский мединститут. Моя подруга, с которой мы вместе учились, собиралась после выпуска ехать работать в Норильск и предложила отправиться вместе с ней. Я согласилась. Тем более что здесь мне как раз предложили ставку инфекциониста, о чём я и мечтала. Когда приехала в Норильск, а мне было 23 года, сразу устроилась в городскую больницу № 2. Приятно удивило, как тепло и радушно меня здесь приняли. Все старались помочь, и врачи, и медсёстры. У нас вообще всегда был очень хороший, дружный коллектив.

– Как вы отреагировали на появление COVID–19? Как справлялись с пандемией?

– Проработав столько лет в больнице, я была уверена, что меня уже сложно чем–то удивить. После вспышки свиного гриппа в 2009 году, массового заражения трихинеллёзом, думала, что на мой век врача уже хватит глобальных испытаний, и тут началась пандемия коронавируса. И, надо сказать, она нас, медиков, закалила и сдружила. Когда наша больница первой в Норильске стала оказывать помощь заражённым коронавирусом, все стационары объединились.

До пандемии городская больница № 2 была рассчитана на 60 коек, а став ковид–госпиталем, вмещает 80 человек. Поэтому в самый пик заболеваемости у нас не хватало не только врачей, но и среднего, младшего персонала. Да, мы подтянули силы из других медучреждений, но ведь и другие больные никуда не делись, медики нужны были и в поликлиниках, и на скорой, но все понимали, что госпиталю нужно помочь. Поэтому эти сотрудники пришли к нам. У нас срочно организовали реанимационную службу, сюда перешли работать доктора из реанимационного отделения оганерской больницы. Вообще очень многие врачи из других поликлиник сами вызвались, что называется, на передовую. Так, наш штат пополнился пульмонологом, а когда здесь лежали беременные — и гинекологом. Есть у нас и консультанты–эндокринологи, ведь больше всего коронавирус вызывает осложнений у пациентов, страдающих ожирением, сахарным диабетом. Мы привлекли все имеющиеся резервы для того, чтобы качественно оказывать помощь людям с любой патологией. Даже хирурги у нас были — до того как открылся второй госпиталь на базе межрайонной больницы. И я очень благодарна коллегам за то, что все откликнулись и повели себя как настоящие профессионалы, несмотря на риск.

– Какой период пандемии был самым тяжёлым? И в чём заключалась основная сложность?

– Очень трудно пришлось летом. Вначале мы прекрасно справлялись всего тремя боксами — это специальные помещения для пациентов с инфекционными заболеваниями. Затем количество больных стало увеличиваться, и в первую очередь трудности возникли с уточнением диагноза. Тогда все анализы отправлялись в Красноярск, а это драгоценное время. То есть для того чтобы поставить диагноз, назначить правильное лечение и, не дай бог, не выписать пациента с положительной реакцией на ковид, нам приходилось ждать результатов из края. Но потом ситуация стабилизировалась, наши лаборатории на базе детской больницы и Центра гигиены получили разрешение проводить исследования на территории, что позволило значительно ускорить и упростить работу. Ну а в конце лета открылся госпиталь на базе межрайонной больницы, и нам стало значительно легче.

Сложно было, когда дело касалось пациентов с тяжёлой коморбидной патологией. Когда параллельно с основным заболеванием у человека наблюдался ряд других патологий, плюс усложнённых пневмонией, приходилось собирать целые консилиумы специалистов из разных областей, чтобы назначить правильное лечение. Сейчас всё гораздо проще.

– Вы как заведующая отделением ковидного госпиталя испытывали беспокойство за своих сотрудников? Как помогали им справляться с нагрузками?

– У меня порой до слёз доходило. Здесь же были сконцентрированы все тяжелобольные. И как ни горько вспоминать, такой летальности, как нынешним летом, у нас никогда за все годы в Норильске не фиксировалось ни при каких инфекционных заболеваниях. Это очень влияло и на сотрудников, и на пациентов, и их всех надо было подбадривать. Особенно медперсонал, который знал обо всех рисках и последствиях. И не по себе, когда понимаешь, что смерть совсем рядом ходит, а непоправимое может случиться с каждым.

Во многом нам помогало то, что у нас сплочённый и давно сработавшийся коллектив. И благодаря взаимопониманию, которое у нас сложилось за долгие годы, мы находили общий язык в тяжёлые времена. И как могли помогали друг другу. Не только я их поддерживала, но и они меня, а это дорогого стоит.

– Я заметил у вас в кабинете несколько икон и лампадку со свечой. Вы верующий человек?

– Мне кажется, в нашей профессии нельзя быть неверующим человеком. А иконы у меня в кабинете появились в начале 2019–го, когда мы открыли в больнице молитвенную комнату, посвящённую Матроне Московской. И я глубоко верю в то, что благодаря покровительству этой святой у нас пандемия протекала не так критично, как в некоторых других регионах.

– Как сейчас обстоят дела в «красной зоне»?

– Достаточно стабильно. Оборудования хватает, специалистов тоже, врачи набрались опыта, два дополнительных госпиталя нас хорошо разгрузили. Да и персонал уже ко всему привык: и к риску, и ко всем обязательным процедурам. Взять хотя бы костюм — я его теперь за пару минут надеваю, да и привыкла за эти месяцы к нему настолько, что даже дискомфорта не испытываю. И заразиться не боюсь, потому что уже переболела ковидом. Причём когда — даже не знаю. Мы же тесты на антитела постоянно сдаём, вот один из них и показал, что у меня появился довольно мощный приобретённый иммунитет. При этом никаких симптомов у меня не было. Так что работаем спокойно и стараемся сделать всё, чтобы вылечить наших пациентов.

– Как родные относятся к тому, что вы постоянно находитесь в эпицентре ковидной инфекции?

– Мой сын учится на последнем курсе медицинского вуза в Красноярске, он, конечно, переживает, но понимает, что это моя работа.

– Ваши прогнозы: когда мы победим пандемию?

– Рано или поздно эта инфекция, как и все остальные, станет управляемой. Не исчезнет полностью, но её можно будет контролировать. Что для этого нужно? Глобальная иммунизация населения. Здесь два варианта. Первый: иммунитет, наработанный в результате перенесённого заболевания, правда, пока у экспертов нет данных, как долго антитела сохраняются в организме и смогут ли они противостоять другому штамму вируса. Поэтому самый надёжный вариант — вакцинация. Как только большая часть населения будет привита, мы сможем победить это заболевание.

17 января 2021г. в 13:54
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.