МАУ ИЦ «Норильские новости»

Один в тундре не воин?

Один в тундре не воин?

Один в тундре не воин?

От чего зависит успех в реализации северной пищевой продукции? Эксперты считают, что производители арктических продуктов должны объединяться в кооперативы. Такое мнение было высказано на заседании дискуссионного клуба Проектного офиса развития Арктики на тему «Первичная переработка и хранение биоресурсов в Арктической зоне Российской Федерации».

Как в Европе

Развитие Арктической зоны России требует решения проблем продовольственного обеспечения как нынешнего, так и особенно будущего населения севера страны. Эта задача поставлена и в руководящих документах, так как от качества и разнообразия продуктов зависит качество жизни населения Арктики. Идёт целенаправленная работа по развитию производства продуктов питания — программа «Арктический гектар», программы по поддержке предпринимательства в Арктической зоне, программа государственной поддержки традиционной хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов. Также важен вопрос поставки северной пищевой продукции как в регионы России, так и на экспорт. Это, естественно, положительно скажется на экономике арктических регионов.

По мнению участников заседания дискуссионного клуба ПОРА, производители арктических продуктов, только объединившись, смогут повысить объёмы производства и качество арктических продуктов питания, которые обладают большим экспортным потенциалом. В частности, координатор экспертного совета Проектного офиса развития Арктики Александр Воротников отметил, что именно так зачастую организовано производство пищевых продуктов в европейских странах. В кооператив входят поставщики сырья, транспортные компании и другие сопутствующие бизнесы.

А давай меняться!

Два основных вида сельскохозяйственной продукции на Севере — это рыба и оленина. Притом что у их заготовки и производства есть особенности, существуют и общие проблемы для всех производителей — единодушны эксперты. Переработка и хранение рыбы и оленины — важный вопрос для полуострова Таймыр, где программа компенсаций по итогам этнологической экспертизы последствий разлива топлива в 2020 году предусматривает закупку оборудования для производства арктических продуктов.

«Сейчас на Таймыре распространён натуральный обмен: мясо меняют, например, на дизтопливо по очень низким расценкам. Одна из наших целей — дать возможность представителям коренных малочисленных народов получать добавленную стоимость. Для этого мы планируем построить перерабатывающие мощности, которые затем будут переданы в управление конгломерату общин», — рассказал ещё об одном важном плюсе, которого удастся достичь в случае объединения, исполнительный директор Проектного офиса развития Арктики Константин Деринг.

На выдумку хитры

«Хранение добытой рыбы является одним из важнейших вопросов на Севере, — полагает Любовь Абрамова, заместитель директора департамента Всероссийского научно–исследовательского института рыбного хозяйства и океанографии (ВНИРО). — Перерабатывать на месте, где нет никаких мощностей, довольно неразумно. Целесообразнее было бы замораживать рыбу и привозить её к централизованным перерабатывающим мощностям».

«Как точки сбора сельскохозяйственной продукции из удалённых районов Якутии можно использовать создаваемые в регионе торгово–логистические центры. На их базе должны действовать фактории, куда можно сдавать мясо и рыбу, чтобы обратный транспорт доставлял их до крупных городов республики», — высказал похожую мысль Роман Калитин, член экспертной комиссии Государственного собрания (Ил Тумэн) Республики Саха (Якутия) по вопросам коренных малочисленных народов Севера и делам Арктики.

«В морях Северного Ледовитого океана добывается более трети рыбных ресурсов России. Очень важным вопросом является утилизация биологических отходов, которые остаются после производства продуктов. В Арктике необходима их комплексная переработка, так как в отходы уходит от 20% до 70% выловленной рыбы. Например, в отдалённых районах Аляски и Норвегии непереработанные отходы разрешается хранить максимум неделю. Нужно стремиться к тому, чтобы отходы рыбной промышленности не наносили вреда природе и приносили добавленную стоимость. Так, из рыбьих шкур можно получать коллаген для косметической промышленности, кормов и медицины. Мука с содержанием протеина 60% стоит порядка 1500 долларов США за тонну, но для её производства нужно хорошее оборудование», — заметила Анна Ридигер, заместитель директора Национального комитета экологической безопасности, старший научный сотрудник ВНИРО.

Маловато будет

«Вопросы финансирования являются ключевыми, — согласен Михаил Погодаев, заместитель министра по развитию Арктики и делам народов Севера Республики Саха (Якутия). — Например, процесс убоя оленей принципиально отличается от убоя обычного крупного рогатого скота: оленей порой приходится перегонять за сотни километров. Сделать процесс гораздо более выгодным для производителей могли бы мобильные комплексы для убоя и мясопереработки, подобные тем, что используются в Финляндии».

А основные проблемы рыболовства, по мнению эксперта, находятся в правовой плоскости: в частности, федеральные нормативные документы не учитывают специфику Арктики. У рыболовов вызывают вопросы суточные нормы вылова, распределение рыбопромысловых участков, а также чрезмерная бюрократизация выдачи разрешений.

«Финансирования требует и такой этап производства, как вакцинация оленей — в тундре это более сложное дело, чем в обычном фермерском хозяйстве. В первую очередь, высоки транспортные расходы по доставке медперсонала к местам выпаса оленей — зачастую это возможно организовать только вертолётом. Между тем без вакцинации от опасных заболеваний не приходится говорить об эффективности агропромышленного комплекса», — заметил таймырский депутат Сергей Сизоненко, вице–президент Ассоциации коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока РФ по правовым вопросам, глава межрегиональной организации «КМНСОЮЗ».

Засушить или заморозить?

Среди проблем развития АПК на Крайнем Севере многие также называли плохую инфраструктуру, например, отсутствие водоотведения.

«Для развития производства продуктов в Арктике необходимо удешевлять источники электроэнергии, особенно для представителей коренных малочисленных народов», — считает Павел Иванкин, президент Института исследования проблем железнодорожного транспорта.

«Сегодня мы остановились на том, что продавать сушёную рыбу значительно выгоднее, чем мороженую. Транспортировка в другой регион увеличивает затраты вдвое. Тонна рыбы в сушёном виде превращается в 300 кг, это сокращает транспортные расходы. Из отходов мы делаем муку, которая очень востребована как корм для оленей», — рассказал якутский предприниматель Алексей Томский, который занимается рыбопереработкой с 2008 года.

«Еще 4–5 лет назад отходы убоя оленей никем не перерабатывались, в лучшем случае шли на корм пушному зверю. Сегодня сформировался рынок продуктов убоя. Мы предлагаем кооперацию — берём на себя обучение и, главное, сбыт продукции на рынке товаров для животных. Производителю не надо бегать и думать, кому это продать», — поделился опытом предприниматель Владлен Хван, который занимается переработкой отходов оленеводства в лакомства для собак и кошек.

В ТЕМУ

Эксперты считают, что повысить объёмы производства можно, только объединившись в кооперативы

Эксперты считают, что повысить объёмы производства можно, только объединившись в кооперативы

Главные составляющие общего для арктических территорий гастрономического бренда — сырая рыба, оленина, в некоторых случаях — мясо морских млекопитающих, а также дикорастущие ягоды и травы. Все эти продукты содержат большое количество полезных веществ, необходимых для поддержания здоровья тех, кто постоянно живёт в сложных условиях Крайнего Севера, в том числе и приезжающих туда вахтовиков.

Северная рыба: сиг, чир, нельма, щука, муксун, арктический омуль, ряпушка, корюшка — основной источник белка для местных жителей. Она содержит полиненасыщенные жирные кислоты омега–3, которые улучшают эластичность кровеносных сосудов и снижают уровень холестерина в крови. Северная рыба ценится также тем, что содержит фосфор — минерал, который благотворно влияет на восстановление организма при тяжелых физических нагрузках и нормализует энергетический обмен.

В мясе северного оленя содержится до 12 миллиграмм витамина С, что в 13 раз больше, чем в мясе крупного рогатого скота; также в нем на 6% больше белка, чем в говядине. Коренные народы Арктики используют в пищу не только мясо и молоко оленя, но также кровь и внутренние органы.

Использование продуктов арктического региона развивается. Ягодные растения: бруснику, чернику, жимолость, голубику — используют для повышения пищевой ценности блюд. Морошка, популярная на материке, служит источником органических кислот, витаминов и микроэлементов. Коренное население использует в пищу дикорастущие травы, такие как черемша и цетрария исландская.

Черемша содержит витамин C, эфирное масло и обладает фитонцидными свойствами. Цетрария исландская — лишайник, который выдерживает температуру до –750C и накапливает влагу от 12 до 44%. Растение используют как загуститель для приготовления первых блюд и десертов.

Традиционное питание коренных народов Крайнего Севера имеет свои особенности. В их рационе до 97% жира и до 78% белка имеют животное происхождение, то есть исторически сформирован белково–липидный тип обмена. Несмотря на то что в пище высоко содержание жира, концентрация липидов в крови человека остается в норме — так организм приспособился к подобной пище.

Юкола — традиционное блюдо народов Севера. На фото — из рыбы

Юкола — традиционное блюдо народов Севера. На фото — из рыбы

7 августа в 12:30
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.