МАУ ИЦ «Норильские новости»

По морским делам в Норильск

По морским делам в Норильск

По морским делам в Норильск

Морская спасательная служба Министерства транспорта России одной из первых прибыла из Мурманска на помощь норильчанам в ликвидации последствий разлива топлива. Точнее будет сказать, Морспас прибыл первым из специализированных служб — сразу за норильскими спасателями. Оперативность, с которой отряд специалистов высадился на Амбарной, свидетельствует об их исключительной подготовке, способности сорваться с места по первому сигналу тревоги.

Тренировка по установке бонов на водеЗакачка водонефтяной смеси во временные емкостиВ лагере на реке АмбарнойПодготовка бонов на берегу

Структура и задачи

Решение о создании Морской спасательной службы было принято на основании Распоряжения Совета министров СССР от 23 августа 1956 года № 5128–р. Согласно этому распоряжению, выполнение судоподъёмных и подводно–технических работ для всех гражданских ведомств было передано новой службе в рамках Министерства морского флота СССР.

За долгие годы своего существования Морспасслужба претерпела ряд структурных и организационных изменений, в результате которых она сегодня входит в состав Федерального агентства морского и речного транспорта Министерства транспорта Российской Федерации. Служба имеет в своём подчинении Главный морской спасательно–координационный центр (ГМСКЦ), решающий задачи организации и координации поиска и спасения людей, терпящих бедствие в море.

Морспасслужба имеет 12 филиалов, организованных на базе бассейновых аварийно–спасательных управлений. В составе службы сейчас Азово–Черноморский филиал, Балтийский, Калининградский, Каспийский, Камчатский, Казахстанский, Приморский, Северный, Сахалинский и Тверской.

Надежный партнёр

За свою 60–летнюю историю Морская спасательная служба выполнила множество уникальных операций, внедрила новейшие образцы оборудования и ввела в строй десятки судов. Сегодня организация продолжает пополнение флота и оснащение новым оборудованием. Как и в прежние времена, Морcпасcлужба остаётся надёжным и ответственным партнёром для морской индустрии по ключевым направлениям деятельности.

К таковым можно отнести не только обеспечение безопасности при работах на шельфовых проектах. Это океанские и морские буксировки плавсредств и сложных сооружений, включая морские буровые платформы, подводно–технические водолазные работы, предоставление судов–носителей для геофизических, геотехнических работ, для размещения и использования подводных телеуправляемых аппаратов. В перечне направлений Морспасслужбы — аварийно–спасательные работы на морских бассейнах, гидрометеонаблюдения и экологические исследования, гидрографические работы, перевозка в специализированной таре опасных грузов, в том числе радиоактивных, обучение в комплексном учебно–тренажёрном центре.

Ежедневно в Морспасе на дежурство заступают более 40 судов и 600 спасателей, готовых оперативно оказывать помощь терпящим бедствие судам, нефтяным платформам, обеспечивать поиск и спасение людей на воде, предотвращать экологические катастрофы при разливах углеводородов. Чрезвычайная ситуация в Норильске — именно такой случай.

Служба также эффективно справляется с пожарами на аварийных судах и объектах в море. Для этого имеются специально построенные многофункциональные суда, оснащённые необходимыми системами пожаротушения. В качестве примера профессиональной подготовки спасателей можно привести блестящую работу Морспасслужбы по ликвидации пожаров в нейтральных водах на танкерах–газовозах Candy и Maestro под флагом Танзании. Или ликвидацию разлива нефти в Мурманске, когда спасатели Северного филиала Морской спасательной службы оперативно устранили последствия аварийного разлива нефтепродуктов в районе причала № 4 Мурманского морского порта с судна Serene Lydia под флагом Багамских островов.

Перспективные направления

За время постоянной работы с загрязнением акваторий, разливами нефтепродуктов, которыми Морспас занимается на протяжении многих лет, накоплен богатый опыт и выверен четкий алгоритм действий. На вооружении службы имеется современное оборудование для локализации разливов нефтепродуктов, которое постоянно обновляется, наращиваются мощности, обустраиваются пункты базирования в морских портах.

Руководитель ФГБУ «Морспасслужба» Андрей Хаустов в интервью одному из отраслевых изданий отметил, что перспективным направлением развития аварийно–спасательной деятельности службы является создание подразделений для решения комплексных задач по глушению фонтанирующих скважин под водой.

– В России специализированные формирования подобного рода фактически отсутствуют, а действующие иностранные компании не обладают требуемой оперативностью в случае чрезвычайной ситуации, — сказал Андрей Хаустов. — Морспасслужба сейчас готовит персонал именно по данному направлению. Специалисты уже прошли специальное обучение и аттестацию на противофонтанные мероприятия. Для этого приобретается аппаратура и оборудование, планируется стратегия действий и различные сценариеи. Практика в ближайшее время будет распространена на шельфовые проекты России.

Кадры спасателей готовят в собственном учебном центре, где каждый класс ориентирован на конкретные задачи с применением наглядных пособий, а также передовых мультимедийных технологий. Ежегодно здесь проходят обучение 700 человек с целью получения допуска к работам по международным стандартам на морских объектах.

В отряде спасателей Морспасслужбы в районе операции по ликвидации последствий техногенной аварии на ТЭЦ–3 под Норильском началась ротация персонала. В начале недели к отряду из 16 специалистов Северного и Балтийского филиалов службы прибыло подкрепление — семь специалистов Азово–Черноморского и Каспийского филиалов, которые привезли с собой дополнительное оборудование.

Весь участок реки Амбарной разбит на секторы. По соседству со специалистами Морспасслужбы работают спасатели МЧС, компаний «Норникель», «Газпром нефть» и «Транснефть–Сибирь». Все совместные действия ликвидаторов аварии координирует оперативный штаб, куда круглосуточно поступает актуализированная информация.

Руководством Морспаса принято решение оставить заместителя директора Северного филиала ФГБУ «Морспасслужба» по аварийно–спасательным работам и ликвидации разливов нефти Михаила Саркова во главе отряда морских спасателей в Норильске. По словам коллег, Михаил Сарков имеет огромный опыт ликвидации серьёзных аварий, за его плечами более 50 крупных спасательных операций, из них 30 — по ликвидации аварийных разливов нефтепродуктов. С учётом приобретённого за неделю работы под Норильском опыта, сейчас он один из наиболее компетентных специалистов, оказавшихся на месте крупнейшей в истории Арктической зоны РФ техногенной аварии, и штабом принято решение пока его не менять.

Как докладывает командир отряда руководству Морспасслужбы и Росморречфлота, состояние здоровья спасателей хорошее. Вместе с тем погода в районе работ ухудшилась: стало холоднее, усиливается ветер. Днём температура упала до 10–13 градусов, ночью — до 0. Но для спасателей это не помеха.

От чего вы спасались?

Говорит эксперт

Михаил Сарков

Михаил Сарков

© Денис Кожевников

– Могу с уверенностью сказать, что Морспас в Норильск прибыл как нельзя вовремя. Следует благодарить того, кому в такой сложной обстановке пришла в голову мысль сразу обратиться за помощью к нам — в специализированную службу, одним из основных профилей работы которой является сбор нефтепродуктов на воде. Причём не просто сбор и не просто на воде, а на море, в сложных климатических условиях, в Арктике.
Михаил Сарков,
заместитель директора Северного филиала Морспасслужбы по аварийно–спасательным работам и ликвидации разливов нефти

– Я до Норильска уже принимал участие в 50 крупных спасательных операциях, в том числе 30 — по ликвидации разливов нефтепродуктов на воде. В основном это были операции на море. Почти сорок лет ходил капитаном на морских судах, в том числе на морских спасателях в США, Китае и Норвегии. Участвовал в спасательных мероприятиях в Персидском заливе во время военной операции НАТО «Буря в пустыне», ликвидировал разливы нефти в Атлантике.

Могу с уверенностью сказать, что Морспас в Норильск прибыл как нельзя вовремя. Следует благодарить того, кому в такой сложной обстановке пришла в голову мысль сразу обратиться за помощью к нам — в специализированную службу, одним из основных профилей работы которой является сбор нефтепродуктов на воде. Причём не просто сбор и не просто на воде, а на море, в сложных климатических условиях, в Арктике. Северный филиал в Мурманске — как раз то подразделение, которое занимается именно такими бедствиями.

Когда летели в Норильск, я поначалу даже немного сердился: мол, сейчас прибудем на место, а там после местных придётся всё переделывать под свои профессиональные стандарты. С удовольствием констатирую, что ошибся: норильские спасатели не просто сработали оперативно и на отлично, но и фактически подготовили нам плацдарм для быстрого развёртывания.

Правда, некоторые коррективы спасателей всё-таки пришлось внести, но это были чисто технические детали. Например, у норильчан высота боновых заграждений оказалась меньше, чем того требовали погодные условия, — волна и ветер вместе с соляркой, случалось, перехлёстывали через край бонов. Это было сразу же исправлено. Впрочем, оно и понятно — ведь у нас на вооружении стоят боны для морского применения, под волну.

Норильчане и Морспас, я считаю, вовремя успели остановить пятно дизельного топлива. Я специально ездил смотреть водную акваторию до самого озера Пясино — там всё было чисто. Локализовав загрязнение в Амбарной, теперь следует кропотливо собирать топливо во всех ручейках и заводях реки. К сегодняшнему дню толщина слоя в местах разлива уменьшилась в разы, пропорционально снизились и цифры превышения ПДК. На помощь пришли бойцы МЧС, специалисты «Норникеля» и крупных нефтегазодобывающих компаний, свою помощь предложили Норвегия и США. Мне это в некоторой степени даже льстит, поскольку я работал и у тех, и у других.

Есть у людей такая особенность — объединяться в общей беде. Я человек верующий и думаю, что всё это неспроста. Это значит, что мы обязательно справимся со случившимся. Я вот на Амбарной уже и чаек заметил, и рыбу в глубине. Надо только заниматься делом целенаправленно и методично, и всё получится. Я видел, как горят нефтехранилища во время войны на Ближнем Востоке — думал, в этих местах уже никогда не смогут жить люди. Приехал через год, а жизнь продолжается!

Подумаем вместе

Ирина Даниленко, спецкор «Заполярной Правды»:

— В 2014 году, когда я навещала сына в Ирландии, мы попали в страшный ураган у знаменитых скал Мохер на атлантическом побережье этой чудесной страны. Вдруг налетел ветрище такой силы, что невозможно было добраться до автобуса, где уже находилась часть экскурсантов из разных стран мира. Люди страшно кричали, падали в обморок, нам с сыном пришлось буквально ползти к автобусу, у которого уже согнуло одну из дверей, но водитель героически пытался вырулить подальше от опасного крутого берега, куда нас сносило. Огромные экипированные ирландцы–спасатели ничем не могли нам помочь, мы надеялись только на чудо. Я могла лишь горячо молиться. Водителю удалось выскочить из зоны урагана. В ближайшем пабе тем, кто был покалечен, оказали первую медицинскую помощь. Мы особенно ощутили, что нам очень повезло, когда вечером в гостинице по новостям увидели, что ураган перевернул немало гружёных машин и выдернул с корнем могучие деревья.

Фаина Глухова, библиотекарь Норильского медицинского техникума:

— В августе 2002 года я приехала в Норильск из Самары, хотела за несколько лет поправить материальное положение семьи: мы воспитывали сыновей–близнецов. Средств в дороге было крайне мало, на теплоходе в целях экономии разводила кипятком «Доширак», добрые люди помогли бесплатно добраться до Талнаха. Первую зарплату в школе, куда устроилась, я могла получить только в октябре (так уж сложились обстоятельства). Мне не забыть, как в этой экстремальной для меня и стрессовой ситуации помогли новые коллеги. Я не жаловалась, не просила о помощи, но недоедала. И люди, заметив это, очень тактично предлагали помощь. Однажды коллега попросила зайти в кабинет, чтобы забрать предложенную посуду, но там оказались и продукты. До сих пор об этом вспоминаю. Мне очень хочется поблагодарить своих бывших коллег из 36–й школы, которые были рядом в то трудное для меня время.

Михаил Волков, турист:

— Два года подряд я с товарищами открывал водный сезон на реке Хараелах. В этом году в связи с оттепелью реки вскрылись раньше, а значит, и сплав должен был состояться в паводок. Стартовали хорошо, но из–за того, что лёд под водой не растаял, на поверхности было множество препятствий — в виде валов высотой до 1,5 м и порогов с бочками. Я отлично прошёл хороший вал, но сразу за ним пакрафт перевернулся. Я вынырнул из–под воды, держась одной рукой за лодку, другой — за весло, от ледяной воды невозможно вдохнуть воздух, при этом меня постоянно накрывает волна. Оглядевшись вокруг, заметил, что ещё несколько ребят тоже перевернулись. Пытался встать на ноги, но течение было очень сильным и не давало возможности задержаться на месте. Я решил плыть по течению, высматривая впереди тихое место для причаливания. Руки уже не ощущаюли ни боли, ни холода, еле чувствовал весло, но вскоре и его ветром вырвало из рук. Шансов спастись практически нет... Выручил всех ледово–снежный затор в устье Скалистого: там течение стихло, и все благополучно выбрались на берег.

Анна Карлова, преподаватель–организатор ОБЖ:

— Мы как-то группой отдыхали на озере Лама и попали в бурю: ураганный ветер, град, потом проливной дождь. А самое жуткое – падающие деревья: их ветром вырывало с корнем, и валились они прямо на наш лагерь. Всем срочно пришлось выбежать на берег и там под небольшим навесом пережидать стихию (а нас было ни много ни мало 60 человек). Несколько палаток рухнувшими деревьями разорвало в клочья. Тем не менее никто не пострадал, если не брать в расчёт множество синяков от выпавшего града. Зато приключение это останется в памяти на всю оставшуюся жизнь.

Егор Тулновский, внештатный корреспондент «Заполярки»:

— Был я как–то в экспедиции. Стояли мы на косе Цветкова, что на побережье моря Лаптевых. Середина июля, по морю ветер гоняет льдины. Весь лагерь уже лёг спать, а я сидел на берегу примерно в 150 метрах от палаток и смотрел на плещущиеся волны. Когда всё же решил вернуться, смотрю, а между мной и лагерем белый медведь стоит. Первый порыв — бежать! С трудом сдержался. Ведь у мишки рефлекс хищника может сработать: если кто–то бежит, надо догнать. Думаю, буду медленно идти вдоль берега к лагерю. Медведь тоже решил, что я никуда не денусь, и не спеша пошёл мне наперерез. Я понимаю, что как раз на середине пути мы встретимся. Чтобы привлечь внимание, пытаюсь свистеть, но с перепугу не получается. Сложно предсказать, чем могла закончиться эта встреча... Благо Петруха, охотник из Хатанги, вышел из палатки и увидел всю эту картину. Ругаясь на чём свет стоит и попутно стреляя в воздух, он устремился мне на выручку. Медведь ретировался. Я был спасён. А мишка окопался на берегу и ещё долго сидел там, периодически выглядывая из засады, но потом ушёл восвояси.

11 июня в 13:59
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.