МАУ ИЦ «Норильские новости»

Полярное мнение

Полярное мнение

Полярное мнение

Покорить Антарктику норильчанин Кирилл Тимофеев мечтал с детства — ему было интересно, каково оно там, на другом конце земного шара. Став взрослым, он исполнил свою мечту — добрался до Антарктиды.

Путешественник Кирилл ТимофеевКараван с побережья на станцию «Восток»Даже в Антарктике знают о НорильскеОдин из указателей на зимнике «Прогресс»-«Восток»Контейнеровоз «Мыс Дежнева»

Если Север наш герой изъездил вдоль и поперёк по долгу, так сказать, спасательской службы, бывал даже на дрейфующей во льдах станции «Барнео» в ста километрах от Северного полюса, то отправиться на Южный полюс ему мешали всё та же работа и семейные заботы. Кроме того, путешествия к полюсам Земли считаются самым дорогим видом туризма, и позволить их себе могут лишь очень состоятельные люди. Кирилл Тимофеев к ним, увы, не относится. Тем не менее, проснувшись однажды утром, он решил: время пришло.

– Почему меня озарила эта мысль именно в тот момент? Если честно, не могу сказать. Просто вдруг захотелось съездить, — вспоминает Кирилл Тимофеев. — Дальше всё было довольно просто. Загуглил в интернете, какие организации работают по данному профилю. Узнал, что существует институт Арктики и Антарктики. Позвонил, предложил свои услуги в качестве специалиста. Меня связали с начальником похода. Выяснилось, что сейчас очень нужны рабочие руки – собираются строить новый «Восток». Старая станция маленькая, давным–давно устарела, а новая должна быть современной и огромных размеров. Поэтому необходимо было доставлять с побережья большое количество грузов и техники. Требовались и люди для строительства. Так я подрядился на работу в Антарктику водителем тягача. Доставлял грузы на станцию «Восток» с побережья, со станции «Прогресс». В общей сложности я проработал в тех краях восемь месяцев. За это время сходил в два похода, всего же их было около десяти. Там ещё возить и возить, конечно. Думаю, сезона два–три на это понадобится. Расстояние между станциями не маленькое — примерно полторы тысячи километров. И рейс в одну сторону занимает около 12 дней. Это притом, что караван двигается практически без остановок 24 часа в сутки, а водители работают посменно.

Конечно, не каждый желающий может принять участие в великой антарктической стройке. Но у северян, имеющих рабочие специальности, есть шанс побывать на противоположном конце земного шара. Возводить новый «Восток» будут не менее четырёх лет. С учётом объёма задач — а на побережье доставили почти семь тысяч тонн грузов — понадобятся представители практически всех рабочих профессий. Отдавать предпочтение будут тем, кто имеет опыт работы в суровых климатических условиях. Вместе с Кириллом в прошлом году на побережье доставили почти две сотни специалистов.

– Стартовали мы из Санкт–Петербурга. Шли на контейнеровозе «Мыс Дежнева». Но вообще судов было много: ещё один контейнеровоз «Андрей Осипов», танкер «Ярослав Мудрый», сопровождал нас ледокол «Капитан Хлебников», — рассказывает путешественник. — На ледоколе находилось около сотни человек. Плюс на других кораблях были как специалисты института, так и рабочие. Вышли мы 7 сентября и пробыли в пути полтора месяца. Довольно быстро — недели через две — дошли до кромки льда и месяц там толкались: ледокол пробивал дорогу и осуществлял поочередную проводку каждого судна. Так что от путешествия осталась масса впечатлений. Я вообще до этого на судах не ходил и в море не был, а тут всю Атлантику прошёл. Самым интересным событием в пути стал праздник в честь пересечения экватора. Как я потом выяснил, эта традиция практически изжила себя, но нам повезло — капитан «Дежнева» придерживается старинных морских обычаев. По сути это тот же День Нептуна. Команда наряжается в чертей и русалок, а старпом — в повелителя морей. Ещё мяса нажарили и прямо на палубе соорудили из подручных материалов бассейн, заполнили его тёплой водой — экватор же.

По заверениям Кирилла, особой разницы между Арктикой и Антарктикой он не увидел: те же холод, белый снег и синее небо. Но это внутри континента, а вот на побережье в полной мере открывается красота Южного полюса.

– Живность там, конечно же, другая: пингвины, чайки, тюлени, морские котики. Очень красивые виды! Выходы скальников удивительные, кругом небольшие озерца. Особенно впечатляют айсберги. От них порой отламываются огромные глыбы и, сползая, погружаются в море. В общем, как показывают кадры документальных фильмов про Антарктику, так оно и есть на самом деле, только вживую это куда ярче смотрится. Кстати, живность там не пуганая. Подпускает к себе довольно близко. Пингвины очень забавные вблизи, чем–то на гагар похожи, только лапы у них другие, ну и не летают они. Эти птицы боятся хищников, которые их, бедолаг, едят. Но когда человека увидят — подходят. У них же всё, что не белого цвета, — потенциальная еда. Вот ты стоишь, не двигаешься, а он к тебе подкрадывается и начинает клевать рукав куртки, как шевельнёшься, он с перепугу тебя клюнет — и наутёк. Гладить не советую — могут цапнуть, причём больно. Проверено на собственном опыте. В общем, им тоже интересно на пришельцев из другого мира посмотреть, хотя и опасаются, как бы ты их не слопал. Больших колоний пингвинов мы не видели, но малыми группами штук по десять встречали много. Тюлени тоже любопытные. К ним довольно близко подходили.

Такие короткие вылазки в дикую природу Тимофееву удавалось совершать между рейсами во время базирования на станции «Прогресс». Основную же часть времени он проводил в дороге, переправляя грузы по белой безмолвной пустыне в анклав человеческой цивилизации в сердце Антарктики. Работа, признаётся Кирилл, не самая простая.

– Обычно в одном таком походе участвовало шесть–восемь машин, одни везут груз, вторые — топливо, третьи — тащат жилые балки. Отпахал смену в 12 часов — меняешься с напарником. Всё на ходу, только пересменка небольшая — час–полтора — и часовая остановка на обед. Основная сложность в такой работе — монотонность. Ты день за днём едешь и едешь по ровному белому полотну. Бывало, конечно, что кто–то с колеи сворачивал и застревал, случались и поломки, пару раз приходилось метель пережидать, но в основном кругом бесконечные снега и бескрайнее синее небо.

Время, отведённое на отдых, я проводил в балке, ещё перед поездкой накачал в ноутбук фильмы и музыку, то есть скучно мне не было. А питались каждый на своё усмотрение. Перед походом на станции «Прогресс» набирали необходимые припасы. Там есть кухня, даже целый поварской цех, в котором специально к поездке готовят много самой разной еды и замораживают её. Мы загружали эти «заготовки» на крышу балка в специальный ящик. Тут тебе и супы, и котлеты, и пельмени... Выбирай, что душе угодно. Так что голодать в дороге не приходится. Захотел супчику — взял топор, отколол кусок, закинул в кастрюлю и разогрел. Нельзя только овощи морозить, а уже готовые блюда и полуфабрикаты — легко. Тот же хлеб — тоже замораживали, а потом разогревали, и он получался как свежий. Разогревали припасы либо на плите, либо в микроволновке.

От антарктических красот и тамошней живности у нашего героя остались исключительно позитивные впечатления, а вот сами станции «Восток» и «Прогресс» вызвали смешанные чувства.

– Станция «Восток» находится в плачевном состоянии, поэтому и строят новую. Вокруг неё — то, что я называю свалкой, а другие — политкорректно — «складами открытого хранения». Куча брошенной техники, старых бочек и, бог знает, чего ещё. Удручающее зрелище, — рассказывает Кирилл. — Сама станция целиком погребена под снегом. Хотя в Антарктике очень мало осадков, зато постоянные ветра, и станцию постепенно замело. Так что живут учёные под толщей снега. А наружу ведут туннели, прорубленные в сугробах. За годы существования станции проложили целую сеть таких коридоров — настоящий лабиринт со множеством закоулков и пещер.

Большая часть отсеков станции не функционирует. По сути, из всех помещений сотрудники занимают только радиодом. Кстати, добрался до Южного полюса и коронавирус. Все переболели, был даже один случай со смертельным исходом, и это несмотря на то, что перед отправкой в Антарктику всех тщательно проверяли.

Что касается связи, в прошлом году на станциях поставили сотовые вышки, так что теперь здесь можно пользоваться мобильниками. Интернета нормального, конечно, нет, но связь с Большой землёй теперь имеется стабильная и недорогая. Это делалось как раз для рабочих, которые будут возводить новый «Восток», а институтские, как ходили со спутниковыми телефонами, так и ходят.

В общем, от этой поездки у Кирилла осталась масса ярких впечатлений. И отличный пунктик для резюме: «Участник Южной полярной экспедиции».

2 мая в 13:05
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.