МАУ ИЦ «Норильские новости»

Смена караула

Смена караула

Смена караула

В России часто встречаются фамильные династии: врачи, учителя, военные. А наш герой из крайне необычной семьи — семьи инспекторов исправительной колонии № 15.

Семейная династия инспекторов ИК №15Без пяти минут выпускник Джамал с отцомСуровые будни студента ведомственного вуза

Солнечный Дагестан

Всё детство Джамала Кузеева, старшего инспектора отдела охраны ИК–15, неотрывно было связано с силовыми структурами. Пока сверстники играли в компьютерные игрушки, кормили тамагочи и спорили, чей телефон лучше, Джамал катался с отцом на полицейском уазике, примерял форму и тренировался. Тогда в далёком Дагестане отец служил в МВД. Пропитанный полицейской романтикой мальчишка просто не мог избрать себе другого пути.

С Юга на Север

В Норильск семья Кузеева переехала в 2003 году, и отец сразу поступил на службу в норильскую «пятнашку», в отдел охраны.

– Переехать решили потому, что время такое было. Тяжёлое, — вспоминает Джамал. — Денег особо не имелось, а на Севере и зарплаты повыше и льготный стаж. Переезжали, как все, наверное. Отец отправился первым, когда устроился, перевёз в Норильск и семью. Я тогда учился в четвёртом классе. Обосновались мы в Кайеркане. Как–то получалось, что всё детство жил на два города. Год в Норильске, затем обратно в Дагестан на несколько лет. В седьмом классе вернулся в Заполярье, а 10 и 11 оканчивал у себя на родине. Так что сложно сказать, где я всё–таки вырос.

Выбор пути

Но вот настал неизбежный момент, когда молодому человеку предстоит выбирать свой жизненный путь. Джамал, как и многие его сверстники, провёл немало бессонных ночей в раздумьях о том, каким курсом идти. В итоге судьба сама все расставила по местам и направила по проторенному пути.

– Долго сомневался над выбором профессии: юрист или экономист, — вспоминает сотрудник ИК–15. — В общем, что–то из этих сфер рассматривал. А отец предложил отправиться на обучение от исправительной колонии в правоохранительный вуз. Тут долго думать не пришлось. Образование юридическое, как я и хотел, специализация — правоохранительная деятельность, которая мне всегда нравилась, ну и самое привлекательное, что обучение бесплатное: кормят, одевают, предоставляют общежитие, ещё и деньги платят за то, что учишься. Кто детей отправлял в другой город или здесь в вуз устраивал, те понимают, почему вариант сразу показался и мне, и отцу подходящим. Но надо понимать, что это всё не по доброте душевной. Чтобы воспользоваться такой возможностью, нужно заключить контракт с территориальным органом по Красноярскому краю ФСИН, согласно которому ты обязуешься после окончания учёбы отработать минимум пять лет на территории края.

Студенты в погонах

В 2014–м началась учёба в ведомственном вузе Новокузнецка, которую Джамал вспоминает как самые весёлые и яркие годы своей жизни. Впрочем, такими, какими и должны быть студенческие годы. Разве что ходить строем и носить форму всё же приходилось. Первые два года учёбы больше походили на службу в армии. Военная кафедра — обязательная часть программы для высших учебных заведений силовых структур.

– Выбрали новокузнецкий вуз, потому что у меня уже там учился одноклассник–норильчанин. Собрали документы, отправили, и поступил. Не знаю, повезло или наоборот. Наш курс был последним, кто учился пять лет. Со следующего года срок обучения сократили до четырёх лет. Так как институт ведомственный, первые два года было жёсткое казарменное положение. Мы приехали в июле на вступительные экзамены. После сдачи ждали до августа. А потом нас забрали на загородную базу. И сразу началось НВП: строевая, устав, казарменный быт. А в сентябре, по всем правилам военнослужащего, приняли присягу и начали учиться уже по специализациям. Жили в казарме прямо на территории института. Именно казармы, не общежития. С той лишь разницей, что там по этажам всё разделено было. На четвёртом этаже первый курс, на пятом — второй курс, а на третьем — девушки. Да, девушки там тоже учились. Ну а на третьем курсе курсантов уже перевели в обычное студенческое общежитие недалеко от кампуса. Самое прекрасное было на пятом, последнем курсе, — нас, выпускников, по квартирам расселили. В Норильск вернулся только в 2019–м.

Семейный подряд

Сразу после окончания вуза, получив корочки юриста на руки и звёздочки на погоны, Джамал прибыл на службу в отдел охраны местной исправительной колонии, где уже без малого шестнадцать лет работал его отец. Федеральная служба исполнения наказаний не то место, где приветствуют семейный подряд — устав запрещает совместную работу родственников, так что отца и сына развели по разным сменам. Но наставничество и мудрые советы родителя, безусловно, помогли и влиться в коллектив, и быстро вникнуть во все тонкости работы.

– Меня поставили на должность начальника караула, а отец на тот момент работал помощником начальника караула. В разные смены нас определили для того, чтобы не возникало конфликта интересов. Но я опирался и на его опыт, и профессионализм, так что преодолеть все трудности службы было значительно проще. Он всегда подсказывал, что и как делать, мог сориентировать и направить. Огромное ему за это спасибо. Вместе мы проработали недолго. В марте этого года отец вышел на пенсию.

Суровые будни

У старшего инспектора отдела охраны много задач. В первую очередь это оформление весьма внушительного объёма документации. Практически любое действие в ФСИН должно быть задокументировано и запротоколировано — таков устав.

– В обязанности старшего инспектора входит вся ежедневная служебная документация. Ну и, естественно, инспектор контролирует качество исполнения обязанностей караульной службы. В первую очередь — это контроль смены караула. Мы присутствуем при процессе передачи караула. Следим, чтобы наряд был в полном составе, здоров и адекватен. Служба не самая простая, да ещё и с оружием. Потому данному моменту уделяется особое внимание. Затем проходим по периметру. Иногда из–за мороза бывает, что какие–то системы могут выйти из строя. Ещё постоянно проводим занятия с сотрудниками. Проверяем их знания и по материально–технической части, и по инструкциям, как действовать в той или иной ситуации. Также в моём ведении огневая подготовка младшего инспекторского состава. Стрельбы проходят регулярно, каждый месяц — контрольные и учебные стрельбы. В том числе и из тяжёлого оружия: автоматов, снайперских винтовок и даже пулемётов. Это всё стоит на вооружении, и есть люди с определённым допуском, которые имеют право ими пользоваться. За время моей службы это оружие не пригодилось, но лучше уметь и не воспользоваться, чем наоборот.

Что касается работы самого охранника ИК–15, то внутри системы их принято называть часовыми постов. Звучит более статусно, да и обязанностей у часового куда больше, чем у охранника в магазине. В первую очередь часовой — лицо неприкосновенное. Никто из других служб колонии, какую бы высокую должность он ни занимал, не может отдавать часовому приказы. Подчиняется он исключительно начальнику караула. Впускать и выпускать на территорию без приказа он не имеет права. Помимо соблюдения пропускного режима, следят часовые на вышке и за тем, чтобы на территорию колонии не летели «гостинцы с воли».

– Есть перечень предметов, которые заключённому запрещено иметь при себе, поэтому часовые и следят за тем, чтобы не было «перебросов». Хотя, если честно, то за всё время, что я служу, таких случаев не было. Если говорить о работе сотрудников на КПП, конечно, им сложнее, потому что службу несут на улице в основном, а морозы крепкие бывают. Они досматривают машины на въезде–выезде. Помимо поиска запрещённых предметов сверяют документацию, чтобы накладные грузу соответствовали. Забот много, у нас же на территории дерево- и металлообработка, да и заказов немало. Например, едет машина с лесом. Постовой смотрит в пропуск: какая доска, какого размера, длины. Очень важно, чтобы он убедился, что вывозится именно то, что указано в накладной. Если произойдёт ошибка, вся ответственность ложится не только на часового, но и на начальника караула. Работа очень ответственная. Бывает, что находим в машинах ножи. У хорошего водителя всегда инструмент под рукой, так что возят они их с собой без преступного умысла, просто забывают об их наличии. Однако надо понимать: закон есть закон, а запрет есть запрет.

Сын за отцом

Несмотря на то что отец Джамала недавно вышел на пенсию и снял погоны, оставить работу в стенах колонии он так и не смог. Теперь трудится в качестве гражданского специалиста в производственном отделе колонии и о переезде на материк пока не думает.

— Вообще отец отработал в органах 26 лет. Мог бы через 15 лет уже получать увеличенную пенсию ветерана силовых структур и переехать на материк жить, ни в чём себе не отказывая, но не решился сразу уйти. Отчасти потому, что я пошёл учиться. Вроде за обучение платить не надо, но деньги всё равно требовались Потом у меня девушка появилась, отец ждал, пока женюсь. Только когда я завёл свою семью, он успокоился, решив, что теперь можно выдохнуть. А вообще он у меня человек такой. Не может без службы, ему для душевного комфорта работа нужна. Говорит, что ещё чуть-чуть поработать хочет, прежде чем на юга и в тепло. Вот такая вот жизнь и служба у нас с отцом.

27 ноября 2022г. в 13:10
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.