МАУ ИЦ «Норильские новости»

Страховка от риска

Страховка от риска

Страховка от риска

О том, как выявлять риски и управлять ими, нам рассказал Иван Журавлёв, заместитель главного инженера по ремонтам СШРУ «Норильскникельремонта». Он же является риск–менеджером и специалистом по производственным инициативам.

Иван Журавлёв: «Моя задача – поменять отношение рабочего к соблюдению безопасности»

– Вы совмещаете должность заместителя главного инженера по ремонту и риск–менеджера с ноября прошлого года. Расскажите, как все начиналось.

– Предыдущий специалист передал все полномочия в установленном порядке, однако немалую поддержку в начале моего пути мне оказал руководитель и специалисты Центра оценки и управления рисками, изменениями в области промышленной безопасности и охраны труда «Норильскникельремонта». Я дополнительно собирал информацию в открытых корпоративных ресурсах «ННР», многое почерпнул из общения с руководителями и специалистами в области ОТиПБ, не стеснялся звонить и задавать интересующие вопросы вышестоящему руководству. Лучше быть подкованным наперед, чем краснеть перед работниками за незнание.

– Что включают в себя обязанности риск–менеджера?

– Это умение выявлять опасности и риски, которые могут возникнуть в процессе работы. По сути, с рисками сопряжена вся наша жизнь. Даже передвигаясь по собственной квартире, мы сталкиваемся с ними, только в бытовом формате. Приходя на участки и общаясь с людьми, я пытаюсь донести им простую мысль: «Ребята, это ваша жизнь, она в ваших руках». Когда я начал заниматься риск–контролем, даже дома стал эти знания применять. У меня двое мальчишек, 10 лет и 3 года. Если они будут носиться по дому, то могут травмироваться, будет больно, маме придётся брать больничный, чтобы за ними ухаживать, тогда она получит гораздо меньшую зарплату, а значит, мы меньше сможем потратить на какие–то развлечения, игрушки или вкусняшки. Аналогично, но в масштабе производства, я разъясняю эту цепочку и рабочим.

– Как вас встречает персонал на рабочих местах? В штыки или все же с пониманием?

– В первое время в глазах рабочих читалось недоумение и, как следствие, вопросы: «Зачем это все нужно?» или «До этого спокойно работали, что теперь поменялось?» И только планомерная работа с линейными ИТР помогла во внедрении стандартов в области ОТиПБ, люди стали более ответственно подходить к системе риск–контроля. Стоит отметить, что сыграл свою роль и обмен опытом при посещении предприятия «Север-сталь». Мне понравилась их концепция, и я стараюсь свое общение с трудовыми коллективами выстроить по такому же принципу. Нельзя сказать, что все люди — нарушители. У любого нарушения есть причина, и твоя задача — найти ее и попытаться поменять отношение рабочего к его обязанностям.

Например, я вижу нарушителя и стараюсь выяснить первопричину его опасного действия. Оказывается, от него ушла жена, оставила на него ребенка–инвалида, плюс его недавно перевели в нашу организацию, поменялся коллектив, нужно привыкать. Получается, что человек в состоянии стресса, который выражается вот таким своеобразным протестом. Я не могу помочь разобраться с его жизненными проблемами, но объяснить, что своим неправильным поведением на производстве он не выйдет из ситуации, а только усугубит, — это моя прямая обязанность. Адекватный подход — превыше всего. Однако бывают случаи, когда любая разъяснительная работа бессмысленна, и в случае повторяющихся осознанных нарушений приходится применять серьезные меры.

– Вы специалист по самоходному шахтному оборудованию. Знание ремонтных процессов на практике помогает в оценке рисков?

– Безусловно, практические знания очень помогают. Внедряя какой–либо производственный процесс, я сразу могу провести анализ, на каких этапах какие опасности могут возникнуть, проработать риски, разработать мероприятия по их минимизации и выдать людям подробный расклад, как безопасно выполнить ту или иную технологическую операцию. За счет повышенного контроля в части соблюдения ОТиПБ мы увеличиваем и производительность, и уровень безопасности.

– Требуется ли применять новые инженерные решения, чтобы снизить риски?

– Такое бывает. Я ведь еще и специалист по внедрению производственных инициатив по СШРУ. Все предложения проходят через меня, я их рассматриваю и помогаю реализовать. Например, не так давно мы начали при ремонте применять съёмные приставные стенды. Зачастую во время ремонта работнику приходится подниматься на высоту 1,5 метра, чтобы произвести ремонт. Здесь имеются свои неудобства при натягивании страховочных канатов для присоединения страховочной привязи рабочих, на всё уходит много времени. Для решения проблемы была выдвинута инициатива изготовления стендов с ремонтными площадками, перилами и уже установленной системой канатной страховки. Теперь стоит только подкатить стенд к самоходному оборудованию, подняться по лестнице, зацепить фал страховочной привязи и производить ремонт.

– Вам не мешает такая разнообразная дополнительная нагрузка?

– Не знаю, я такой человек. Думаю, если оставить только одно направление, то я заскучаю. Всегда должно быть движение, стремление к большему. Нужно ставить перед собой цель. Для себя я давно понял, что нет таких задач, которые невозможно решить.

28 мая в 16:53
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.