МАУ ИЦ «Норильские новости»

Универ. Первый сезон

Универ. Первый сезон

Универ. Первый сезон

Норильский государственный индустриальный институт вновь поменял название и статус, превратившись в Заполярный государственный университет им. Н. М. Федоровского.

О том, что даёт смена статуса и какие изменения ждут студентов, «Заполярной Правде» подробно рассказал ректор высшего учебного заведения Дмитрий Дубров.

Дмитрий Дубров

Дмитрий Владимирович, поздравляю вас и теперь уже заполярный университет с новым статусом. Знаю, вам и всем преподавателям пришлось немало потрудиться, чтобы повысить статус заведения.

– Это да. Ещё каких–то пять лет назад, когда я пришёл работать в вуз, никто бы не поверил, что Норильский индустриальный институт может получить статус университета. Собственно, примерно тогда и началась работа над изменениями в нашем учебном заведении. В первую очередь были проведены довольно подробные исследования того, на какой позиции в рейтинге мы находимся, какие показатели отстают, а какие в норме. На основе этого анализа и принимали решения, в каких направлениях будем развиваться дальше и что менять.

Начали потихоньку и новые обучающие программы вводить, и преподавателей с материка приглашать и существенно усилили научные программы и исследования. Всё это привело к тому, что в министерских рейтингах мы начали ощутимо расти. А это позволило увеличить получаемое финансирование и организовать больше бюджетных мест для действительно талантливых студентов.

Была запущена довольно крупная программа развития института, теперь уже университета, которая реализуется и в этом году. Не обошёл нас вниманием и «Норникель». Например, в этом году Владимир Потанин не только выделил пять миллиардов рублей на реконструкцию здания, но и одним из первых отметил, что институт уже готов получить статус университета.

А почему университет именно имени Федоровского?

– Мы долго думали, чьим именем будем называться. Ну хотя бы потому, что принято называть вузы именами выдающихся учёных, желательно связанных с данным учебным заведением, а Николай Михайлович Федоровский — выдающийся советский учёный–минеролог и основоположник прикладной минералогии, который преподавал в стенах нашего тогда ещё института. Правда, в Норильске он оказался не по своей воле, был политзаключённым Норильлага. Памятная доска с его именем уже давно висит на стене нашего вуза. Поэтому, когда всем коллективом обсуждали, чьё имя дать университету, все согласились, что именно Федоровский подходит лучше всего.

И тут мы столкнулись с неожиданной проблемой. Так как Николай Михайлович — довольно видный учёный, для того чтобы назвать его именем учебное заведение, необходимо было получить и разрешение родственников, и даже одобрение руководителя субъекта Федерации. В результате этот процесс затянулся на месяц.

Почему именно заполярный университет? Можно же было назвать его и арктическим? Сейчас это модно, все осваивают Арктику.

– А мы изначально так и хотели, но оказалось, что арктических университетов уже довольно много по стране. И после обсуждений с министерством сошлись на том, что в Норильске будет Заполярный государственный университет. В результате получилось, что теперь мы один из немногих вузов, которые географически не привязаны к тем городам, в которых находятся, но это и хорошо, потому что мы фактически выходим за рамки и Норильска, и Красноярского края.

По сути, мы стремимся к тому, чтобы стать точкой на мировой карте образования и науки. И конечно, слово «заполярный» говорит о том, что мы находимся за полярным кругом и работаем не только в Арктике или Норильске и Красноярском крае, наши научные исследования ведутся для всего Севера.

Всё название по косточкам разобрали. Осталось главное. Что даёт вузу статус университета? Красивую табличку?

– Ну и её в том числе. Шучу, конечно. Для понимания: изначально в названии института фигурировало слово «индустриальный», когда он только создавался, 60 лет назад, вместе с целой сетью подобных учебных заведений по всей стране. Как и ему подобные, он играл роль спутника–партнёра ключевого предприятия на территории. И это существенно ограничивало заведение как в исследовательской деятельности, так и в подготовке специалистов. Например, мы понимаем, что сегодня в городе не хватает педагогов, но было бы странно видеть учителя биологии — выпускника индустриального института.

Теперь мы можем спокойно увеличить выбор направлений и учить и другим специальностям, несвязанным с интересами компании. Мы нацелены на те профессии, которые востребованы и в городе, и в крае, и в целом за полярным кругом. Это первое и самое главное изменение, связанное с новым статусом. И что немаловажно — спектр научных исследований сильно расширился, теперь мы можем проводить изыскания не только, скажем, в горном деле, а в любом направлении, которое может быть интересно для Заполярья.

Какие новые специальности появятся? И когда планируете открыть по ним набор?

– Что касается ближайших планов, к сожалению, в следующем году новых профессий не будет. Тут всё упирается в процесс лицензирования. Для того чтобы объявить набор на новую специальность на следующий год,

необходимо было до конца сентября этого года выставить её на сайт, а для этого нужна лицензия. Университетом мы стали позже. А вот в 2023 году мы планируем существенно расширить набор специальностей.

Конечно, за рамки индустриального института мы вышли уже давно, когда у нас появились специальности из сферы информационных технологий и экономические. IT–специалисты — вообще отдельная история. Они очень востребованы, и выпускники этого направления без работы не остаются. Кто в «Норникеле», кто в администрации, а некоторые и на материке без проблем нашли работу.

У нас есть направление «строительство», туда мы внедрили особый курс по вечной мерзлоте. А ещё мы разрабатываем большую магистерскую программу, в которой примут участие ведущие учёные в этой области, будем готовить высококвалифицированных специалистов, которые напрямую будут связаны с эксплуатацией зданий и сооружений в условиях вечномёрзлых грунтов. Проще говоря, будем обучать специалистов–мерзлотников.

Что ещё... У нас уже открылся особый класс, который располагается на нулевом этаже. Это центр подготовки специалистов по работе с оборудованием фирмы Schneider Electric, он единственный в России. Это совместный проект нашего университета с указанной фирмой, который позволяет заглянуть в будущее нашего учебного заведения и понять, что со временем у нас здесь будет то, чего точно нет ни в одном другом учебном заведении, даже в столице. В его создание фирма вложила около миллиарда рублей. Некоторые агрегаты были столь внушительных размеров, что пришлось частично разобрать стену здания университета — техника не проходила в дверной проём. Здесь собрано всё оборудование Schneider Electric, которое имеется в компании «Норникель», причём это последние и самые современные образцы.

В лабораторных условиях можно будет изучить и отработать все нештатные ситуации, которые могут возникнуть при эксплуатации установок в реальности. И студенты, придя на предприятие, уже будут знать, что делать, если возникнет ЧС или оборудование просто будет нестабильно работать.

Как сами студенты относятся к новому статусу вуза?

– Только рады, ведь поступали в институт, а диплом получат университета. Да и вообще, после того, как студенты на себе ощутили, что вуз активно развивается, тоже начали расти, постоянно ездят на конкурсы, соревнования, олимпиады и привозят грамоты.

В общем, планов много, перспективы самые радужные.

В тему

– У нас есть лаборатория, предназначенная именно для научной деятельности университета, и она уже работает. Это мерзлотная лаборатория. Пока небольшая, но мы будем в дальнейшем её расширять. Каких–то три года назад, когда мы только заявляли о том, что собираемся открыть мерзлотный центр, было очень много скептически настроенных людей. Звучали вопросы: «А зачем? А кто заниматься будет? А где оборудование взять?». Я ещё тогда отвечал, что мы аккумулируем в себе именно науку, а все бизнес–интересы оставим заточенным под это фирмам. В результате нашли и экспертов, и оборудование. Центр работает уже 2,5 года.

Он был востребован с момента появления, так как за всеми строениями в городе надо внимательно следить. А после появления проекта реновации Норильска до 2035 года мерзлотные исследования — одно из важнейших и востребованных направлений на территории. С научной точки зрения у нас давно никто непосредственно на территории мерзлотой не занимался. Осуществляли только надзор, но исследований не проводилось. В результате мы решили взять на себя функцию научного сопровождения в данном вопросе. Для этого мы собрали всех мерзлотников на территории и обсудили с ними, какая именно им нужна помощь, затем изучили, какие изыскания проводятся в этой области как в стране, так и за рубежом, какие получают данные и сведения, какое используют оборудование. И на основе проведённого анализа собрали свою лабораторию.

Она небольшая, но для научных, а не промышленных исследований её достаточно. Впрочем, сейчас будем докупать новое оборудование и расширять возможности, потому что в рамках реновации необходимо будет провести колоссальный объём изысканий в сжатые сроки. В перспективе в нашем мерзлотном центре будет несколько лабораторий, которые будут заниматься разными направлениями научной и исследовательской деятельности. Однако наука — это не только лаборатория, но и полевые исследования. Это мерзлотные трубки под зданиями и на открытой местности. Мы планируем установить такие на глубину 100 и 200 метров для изучения и анализа сразу всей толщи вечной мерзлоты. Когда–то на территории Норильска была такая глубинная трубка под магазином «Очаг», но от неё осталось всего семь метров. Поэтому на данный момент мы глубинные процессы изучать не можем.

Вообще, похожая 200–метровая мерзлотная скважина осталась только в Канаде и всё. Когда мы создадим на территории НПР сеть таких приспособлений, то сможем чуть ли не единственные в мире детально изучать глубинные процессы и дать ответ на вопрос: что же влияет на изменение вечной мерзлоты? А пока мы проводим исследования по тем термальным скважинам, которые установлены под домами на меньшую глубину.

Мы совместно с IT–специалистами разработали специальное программное обеспечение для оценки этих данных. Ввели собранные за несколько лет показатели в программу, и анализ показал, что на данный момент у 52% зданий в городе проморозка грунтов продолжается. Дальнейшая наша задача — определить, из-за чего она происходит и что нужно сделать на тех участках, где идёт растепление, чтобы остановить эти процессы. Кроме того, предстоит подробно изучить, какие именно факторы воздействия являются ключевыми, а какие оказывают незначительное влияние. Так что хоть сама лаборатория небольшая, её деятельность весьма обширна, а задачи амбициозны.

Вообще, мы решили использовать подвальную площадь по полной. Здесь появятся новые учебные классы, лаборатории, научная и исследовательская базы и даже хороший тренажёрный зал.

9 октября в 15:20
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.