МАУ ИЦ «Норильские новости»

В обиду не дадут

В обиду не дадут

В обиду не дадут

Международный день защиты детей — отличный повод вспомнить о правах детей и поговорить о том, как их защищают в Норильске. Об этом расскажут Ирина Кравченкова, начальник отдела по делам несовершеннолетних и защите их прав администрации Норильска, и Наталья Уварова, главный специалист Норильского отдела опеки и попечительства.

В обиду не дадут

Под защитой закона

Дети имеют те же права, что и взрослые. Среди них: право на безопасность, охрану здоровья, образование, половую неприкосновенность, жильё и так далее. Одни права у детей имеются с рождения, другие появляются по мере взросления. Защищает права детей мощная законодательная база, а именно — Конституция РФ, федеральные законы и кодексы, регламентирующие базовые потребности людей, законы и нормативно–правовые акты субъектов РФ и органов местного самоуправления. Есть и законы, регламентирующие деятельность служб, стоящих на страже охраны детства и детей. Например, федеральные законы: «Об основах системы профилактики, безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних», «Об основных правах ребёнка», «Об опеке и попечительстве»; постановления правительства РФ «Об отдельных вопросах осуществления опеки и попечительства в отношении несовершеннолетних», «Об утверждении правил передачи детей на усыновление, осуществлении контроля за условиями их жизни в семьях усыновителей на территории РФ»; Закон Красноярского края «О защите прав ребёнка» и так далее.

В первую очередь они защищают детей от неблагополучия в семье, что подразумевает: жестокое обращение, ненадлежащее исполнение родителями своих обязанностей, наплевательское отношение к здоровью и потребностям детей и прочее. Семейное неблагополучие выражается также и в злоупотреблении взрослыми алкоголем, в отсутствии защиты у ребёнка, например, когда один родитель бьёт ребёнка, а второй закрывает на это глаза.

© Заполярная Правда

В Норильске соблюдение прав детей контролирует комиссия по делам несовершеннолетних и защите их прав, координирующая деятельность учреждений системы профилактики детской безнадзорности: здравоохранения, образования, органов опеки и попечительства, органов внутренних дел, социальной защиты и так далее. Ирина Кравченкова поясняет, что задача комиссии — предупреждение безнадзорности, беспризорности, правонарушений и антиобщественных действий, совершённых детьми, выявление и устранение причин, которые этому способствуют. Дети совершают правонарушения или преступления именно из-за семейного неблагополучия. Работать с семьёй непросто. Здесь необходимо уметь выстраивать диалог в любых ситуациях, максимально бережно относиться к детям и сохранять твёрдость в принятии решений.

На первом месте всегда стоит ребёнок, его права, потребности и здоровье.

© Заполярная Правда

Ребёнку нужна семья

По словам Натальи Уваровой, ограничение родительских прав или лишение их применяется как крайняя мера, когда папы и мамы не вняли уговорам и увещеваниям специалистов службы профилактики. Однако бывают экстренные ситуации, сопряжённые с прямой угрозой для жизни ребёнка, когда его необходимо изъять из семьи незамедлительно. В Норильске несколько лет назад был такой случай. Молодая женщина оставила своего двухлетнего ребёнка дома одного и ушла гулять. Три дня пропадала неизвестно где, а в это время малыш пытался выжить в холодной гостинке. Услышав его плач, соседи забили тревогу. Подняли на ноги все службы, какие только могли. Когда специалисты опеки попали в комнату, они увидели жуткую картину. Чтобы спастись от холода, ребёнок натянул на себя все покрывала и тряпки, что были под рукой. Как–то умудрился достать из холодильника мороженые пельмени и грыз их, чтобы утолить голод. К счастью, в последние годы подобных вещейне было.

В иных ситуациях процедура ограничения или лишения родительских прав требует больше времени, но главное — у родителей остаётся возможность их восстановить. Детей, оставшихся без родительского попечения, специалисты органов опеки передают либо в другую семью — это идеальный случай, либо на государственное обеспечение в Дом ребёнка или детский дом.

Ирина Кравченкова говорит, что социальное сиротство — это самое страшное, что может произойти в жизни ребёнка, поэтому специалисты учреждений системы профилактики прилагают массу усилий, чтобы сохранить семью. Главная задача всех учреждений системы профилактики — оказание помощи и поддержки семьям.

© Заполярная Правда

Отцы и дети

Ирина Кравченкова и Наталья Уварова считают, что прежде всего детей нужно защищать от негативного влияния взрослых. Яркий пример— недавняя ситуация, когда подросток набросился с ножом на своего товарища. В ходе расследования выяснилось, что отец с сыном распивали пиво. В гости к парню пришёл знакомый, его тоже пригласили выпить. Во время возлияний возник конфликт, который перерос в поножовщину, — гость ранил приятеля. К счастью, пострадавший остался жив. Наверняка соседи замечали, что в этой семье что–то не так, но не вмешивались — и вот результат. Стереотип о карательной функции профилактических служб и равнодушие взрослых приводят к тому, что дети совершают преступления и портят себе жизнь. Сотрудники служб профилактики отрабатывают все сообщения о детских проблемах. Обращают внимание на информацию, которая передаётся из дружественных ведомств, например органов образования, здравоохранения, социальных служб, административной
комиссии.

За каждой семьёй, попавшей в поле зрения специалистов комиссии по делам несовершеннолетних (КДН), закрепляется куратор, который знает о подопечных практически всё: особенности поведения членов семьи, трудности, которые там возникают, взаимоотношения между родителями и детьми и так далее. По каждой семье составляется план реабилитации с учётом уже выявленных проблем и потребностей, и каждый из специалистов учреждений системы профилактики решает поставленные задачи в своей сфере. Помимо куратора с семьёй или ребёнком работают порядка восьми специалистов различных служб. Каких именно — определяется в зависимости от имеющихся в семье неурядиц.

По словам Ирины Кравченковой, часто преступления против детей носят скрытый характер, их трудно выявить. В основном это случаи жестокого обращения с детьми и преступления против половой неприкосновенности в отношении несовершеннолетних.

Часто КДН рассматривает материалы, касающиеся распития детьми спиртных напитков, ухода из дома, совершения общественно опасных деяний и так далее. Сотрудники отмечают, что в таких семьях мамы и папы не уделяют внимания поведению детей, считая, что главная задача родителей — обеспечить материальный достаток. А воспитывать, мол, должна школа, инспекторы по делам несовершеннолетних. Это ещё одно заблуждение взрослых. Также комиссии рассматривают случаи, когда взрослые плохо справляются с родительскими обязанностями. Так, в 2019 году к административной ответственности по этой причине в Норильске были привлечены 377 родителей.

Легче предупредить

Кропотливая работа специалистов по защите прав детей приносит свои плоды. Примерно в 75–80% случаев им удаётся достучаться до мам и пап, и те начинают предпринимать шаги по изменению привычного образа жизни. В дальнейшем эти семьи снимаются с учёта служб системы профилактики. Но и всё же некоторое время их контролируют, чтобы избежать срывов и рецидивов.

Специалисты учреждений службы профилактики оказывают консультативную помощь семьям, столкнувшимся с житейскими трудностями, а при необходимости практическую помощь юристов, психологов, педагогов, сотрудников социальной защиты населения и так далее.

Детство шалостей полно?

Говорит эксперт

Игорь Зайчик

Игорь Зайчик

© Денис Кожевников

Раньше родители не были такими тревожными, как сегодняшние, возможно, потому, что не обладали таким количеством информации. И советские дети, предоставленные сами себе, приобретали при этом навыки безопасного поведения и учились жизни, в том числе и на своих ошибках.

Игорь Зайчик,
главный врач детской больницы

– Я был самым обычным советским ребёнком. Пока жили в Ростове, много времени проводил с друзьями на улице. Мы лазили по деревьям, сигали через заборы, шныряли по свалкам, бегали по железнодорожным путям. Из бутылок из–под «Белизны» и корпуса шариковых ручек делали брызгалки; плевались пластилином через трубки, найденные на территории трубозавода; в чужих огородах собирали яблоки и вишню с земли и ели их немытыми; вместо жевательной резинки, которая была в дефиците, жевали смолу... Да много чего делали, что сегодня я своему ребёнку делать не разрешу. А в то время родители не были такими тревожными, как сегодняшние, возможно, потому, что не обладали таким количеством информации. И советские дети, предоставленные сами себе, приобретали при этом навыки безопасного поведения и учились жизни, в том числе и на своих ошибках.

Когда мне было 12 лет, мы переехали в Норильск, и я всё своё свободное время стал отдавать тренировкам — учился в школе
№ 35 со спортивным уклоном, занимался силовым троеборьем. К учителям и тренерам тогда было больше уважения — родители никогда не шли против педагогов, а если и возникали какие–то проблемы, взрослые решали вопросы между собой, не втягивая детей в разборки. И дети знали: старших нужно уважать в любом случае, их авторитет неоспорим, если провинился — придётся отвечать. И это правильно.

То, что я решил стать врачом, для отца и матери стало полной неожиданностью, так как в школе я больше других предметов любил физику. Но меня, видимо, впечатлил опыт старшей сестры — педиатра. Во–первых, она, учась в медицинском институте (у нас с ней разница в 16 лет), использовала меня как подопытного кролика, например отрабатывала на мне технику постановки уколов. А во–вторых, став доктором, она рассказывала, как хорошо лечить детей — они позитивны, открыты, как правило, быстро восстанавливаются. Единственный минус, о котором она не упомянула, — то, что у детей есть родители... Хотя в действительности и с самыми беспокойными из них можно найти общий язык.

Уже 21 год я работаю детским реаниматологом и ни разу не пожалел о выборе профессии, даже став главврачом, не перестаю реанимировать. Настаивать на том, чтобы моя дочка связала свою жизнь с медициной, не буду, но и отговаривать — тоже. Сейчас ей шесть лет и какого–то особого интереса к врачеванию она не проявляет, но и я в детстве в больницу не играл.

Пользуясь случаем, хочу обратиться к норильчанам–родителям с просьбой: не создавайте ребёнку тепличные условия, не помещайте его в стерильную среду. Если ваше чадо болеет простудными заболеваниями раз 5–7 в год, ничего страшного в этом нет. Ведь когда ребёнок болеет, его иммунная система тренируется. Детский организм более сильный, чем взрослый, и пусть в юном возрасте сформируется иммунная память, которая поможет легче переносить болезни. Забота о здоровье ребёнка, конечно же, – первейшая обязанность мам и пап, но не нужно при этом доводить её до абсурда. Ограждая детей от жизни, мы не даём им получить опыт — и тем самым вредим.

Подумаем вместе

Елена Мелехова, преподаватель хора Талнахской детской школы искусств:

– Мое норильское детство было очень весёлым и щедрым на безобидные шалости. В нашем дворе на Талнахской, 35, стояла металлическая ракета, так что в любой момент можно было «улететь» в космос. Зимой мы усердно рыли лабиринты в снежных горках. Во дворах тогда, в 1980–х, ребята чем только ни увлекались — от хоккея и футбола до рисования мелом на асфальте. Мне, благодаря старшему брату, особенно нравилось играть с мальчишками. А одного, который намеренно испугал меня своей собакой, я даже сумела побить. Осенью с классом мы ходили в тундру, а дома любимым занятием были игры со старшим братом. Мы строили шалаши из гладильной доски, стульев и одеял, играли в охотников — вместо ружья была труба от пылесоса, а однажды я каким–то волшебным образом умудрилась запрыгнуть на высокий шкаф. Нынешние дети тоже любят пошалить — и дочка моя Галина, и ученики в школе искусств.

Марина Нестерова, временно безработная:

– Каждая совершённая глупость – это жизненный урок. Во втором классе я стала злостной прогульщицей — не ходила в школу несколько дней. А всё потому, что сильно обиделась на учительницу. О своих школьных бедах родителям рассказывать не стала, нашла своё решение проблемы. И вот каждый день, делая вид, что иду в школу, я поднималась на этаж выше и ждала, когда родители уйдут на работу, а после возвращалась домой. Такие
«каникулы» имели для меня суровые последствия. После того как обман раскрылся, воспитательный процесс вышел на новый уровень: дома мне грозили ремнём, в школе — исключением из октябрят и комиссией по делам несовершеннолетних. К счастью, всё очень быстро утряслось. Учительница, возможно, сделав правильные педагогические выводы, стала ко мне добрее. Я стала ходить в школу с удовольствием и больше никогда не прогуливала.

Рустам Шайхисламов, в детстве очень любил приключения:

– Помню, как в родном Кайеркане мы ватагой гуляли летними белыми ночами. Однажды мы увлеклись слежкой за подозрительным дядей с чемоданом, который под хмельком бродил по пустым улицам: решили, что это может быть преступник. А он, заметив, что мы подглядываем за ним из–за угла, кинулся к нам: «Дети, стойте!» Оказалось, что он прилетел в Норильск в командировку, а таксист почему–то высадил его в Кайеркане. И здесь очень помог отец, который как раз бежал к нам, загулявшим пацанам, с ремнем. Он расспросил мужчину и нашел способ ему помочь, они потом даже друзьями стали. А еще на каникулах в деревне в Башкирии у дедушки–фронтовика я самостоятельно отправился ловить волков, которые стали беспокоить чабанов. Нашел волчье логово, и когда начал доставать волчат, почувствовал взгляд волчицы с ближайшего холма. Каким–то чудом всё обошлось, мы с собаками и кобылкой Маней убрались восвояси.

Юлия Рафикова, главный специалист государственного учреждения:

– Я вспоминаю свои детские шалости у бабушки на Украине. Тогда–то они мне таковыми не казались. Я на полном серьёзе «спасала из плена» привязанных в поле бабушкиных коз — отвязывала их и отпускала на волю. А с маленьким козлёнком так активно играла, что он от меня вынужден был спасаться, однажды даже спрятался под подушку на веранде. А когда мне недосуг было возиться с козами, я забиралась в будку к нашей дворовой собаке и наводила там свои порядки: тащила туда игрушки, ещё одного нашего щенка и «приглашала в гости» саму собаку, хозяйку будки. Но та с пониманием относилась к моим играм.

Татьяна Кудленко, директор Норильского детского дома:

– В детстве я очень любила измерять глубину луж, поэтому после дождя в моих резиновых сапогах постоянно хлюпала вода. Мама относилась к этому спокойно и всегда на прогулку брала запасную пару обуви. И у многих моих воспитанников ходить по лужам — любимое занятие. А я не против. Ведь хорошо, когда ребёнок — исследователь, таким образом он развивается, а переодеть его в сухое, постирать заляпанную одежду и высушить обувь — не проблема.

Родители у меня были строгие, могли, например, лишить прогулки за невыполнение каких–то обязанностей, но всегда поощряли мою тягу к познанию мира. Я и сегодня стараюсь быть такой же. И всегда помню о том, какой я была в детстве, — это очень помогает в воспитании. Сейчас я понимаю, что взрослым со мной было очень непросто, поэтому могу адекватно оценить поступки нынешних детей. По себе знаю, что важно направить энергию ребёнка в нужное русло, поощрять инициативность, а самое главное — очень его любить.

28 мая в 18:29
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.