МАУ ИЦ «Норильские новости»

Жизнь лоскутков

Жизнь лоскутков

Жизнь лоскутков

Даже коренные норильчане переезжают на материк, когда возраст и здоровье требуют оставить северные широты. Чем же заняться на заслуженном отдыхе, если к огороду не приучен, а просто сидеть на лавочке и обсуждать прохожих не хочется? Бывшая норильчанка Нина Баранникова нашла для себя идеальное хобби — лоскутное шитьё, известное под модным словом печворкинг.

Нина Баранникова бывшая норильчанка, пенсионерка и гуру печворкингаКорова из «фермерского уголка» детского садаКлассический печворк по эскизу из журнала «Работница»Интерьер в стиле прованс

Переехав на материк в Самару, Нина Баранникова задалась актуальным для всех пенсионеров вопросом: на что потратить появившуюся массу свободного времени, да так, чтобы и с пользой, и для удовольствия? Навыки профессиональной швеи и всё необходимое были в наличии, да и сам процесс шитья всегда был по душе Нине Владимировне.

– Я живу одна, времени свободного много, — рассказывает бывшая норильчанка. — Дачи и огорода у меня нет, да и что мне там делать? Овощи выращивать нет желания — куда потом весь этот урожай девать? Ем я немного. А если захочу отдохнуть на природе, то у друзей и знакомых есть дачи и домики. У одной подруги даже коттедж небольшой с бассейном и садиком имеется.

Я для местной дворовой мебели тоже чехлы пошила, получилось очень ярко и удобно. Я думаю, это куда интереснее, чем сидеть на лавочке и обсуждать проходящих мимо людей. Идеи для работ беру отовсюду и по старинке — из старых журналов и вырезок, и из жизни. Например, как–то мы были в Таиланде с дочерью, и я там увидела, что люди ходят с подушечками в виде слоников, мне они понравились и, вернувшись домой, я сшила себе такую же. До коронавируса в музеях Самары постоянно проходили разные выставки рукоделия, куда мастера со всей области съезжались, там всегда можно было интересную задумку подсмотреть. А сейчас в основном из интернета идеи беру. Мне хоть и за 70 лет, а соцсетями я активно пользуюсь.

В 2010–2011 годах Нина Владимировна увлекалась производством мягких игрушек в стиле тильда, тогда это направление хендмейда было на пике. Так что, несмотря на возраст, мастерица держит руку на пульсе современных трендов.

– Когда о том, что я делаю таких кукол, узнала воспитательница моего внука из детского сада, она обратилась с просьбой сделать игрушечный фермерский уголок — пошить разных животных и интерьер для кукольного домика в деревенском стиле, — вспоминает Нина Баранникова. — В результате в Норильск из Самары отправился целый чемодан плюшевой живности.

Помимо шитья одеял, чехлов и кукол Нина Владимировна любит корпеть над картинами из ткани. Такие панно по размеру небольшие, но их создание занимает значительно больше времени, чем пошив одеяла. На одну картину может уйти больше месяца.

– Например, нашла я симпатичный рисунок джунглей с животными и решила его сделать, — делится рукодельница. — Да только вот он маленький, на один альбомный лист помещается. А хотелось сделать большое панно. Вот и пришлось самостоятельно переносить рисунок на ватман, затем делить на сектора формата А4 и делать ксерокопии, потом вырезать шаблоны фигур нужного размера, и только после этого можно было подбирать материалы и приступать к работе. В общем, только подготовительный процесс очень много времени и сил занимает. Затем всё это надо не только сшить, но и простегать, чтобы материал стал плотным. Где–то я синтепон вставляю, где–то просто делаю плотную подкладку. И главное, когда такую работу начинаешь, даже ложась спать, продолжаешь думать, какой кусочек лучше использовать, перед глазами все ткани проходят.

В первые годы увлечения печворкингом Нина Владимировна проблем с материалами не испытывала — помогла приобретённая при Советском Союзе запасливость. Обрезки от пошива одежды она не выбрасывала, а бережно складывала годами и захватила с собой при переезде на материк. Но со временем запасы стали заканчиваться и пришлось вкладывать в любимое хобби не только силы, но и средства.

– Вообще, рекомендуют использовать для лоскутного шитья лён или натуральный хлопок, но он очень дорогой, — отмечает мастерица. — Я чаще использую ситец и бязь, они дешевле. Моя подруга такое одеяло на заказ шила. У неё только на материалы ушло 10,5 тысячи рублей. Правда, там использовался хороший американский хлопок. Мне с моей пенсией это не по карману, тем более что я не на продажу делаю, а исключительно для души. Мне одно покрывало обходится в 2,5 тысячи рублей, я ищу, где купить материал дешевле. Например, у нас в магазине метр ситца стоит 90 рублей, а в соседнем посёлке — 78 рублей, так я туда за материалом ездила. Бывает, увижу дорогую, но очень красивую ткань, тогда покупаю совсем чуть–чуть — 30–40 сантиметров. А ещё до пандемии у нас работал очень хороший секонд–хенд. Причём вещи там продавались новые, с бирками. Всё хорошее. Там можно было за копейки набрать рубашек или джинсов огромного размера и из них потом пошить что–нибудь интересное и необычное. Я из купленных там рубашек одеяло для сына делала. Ему очень понравилось и девушке его тоже, она попросила и ей что–нибудь сделать. Теперь буду ещё одно одеяло шить.

Привычка экономить и искать оптимальное соотношение цены и качества привела к появлению у бывшей норильчанки ещё одного увлечения — скандинавской ходьбы. В день Нина Владимировна обязательно проходит пешком не менее восьми километров, что позволяет сохранять бодрость духа и подвижность, которые весьма полезны при таком статичном увлечении, как шитьё. А главное, прогулки отлично совмещаются с поисками необходимых для работы материалов. В результате, несмотря на скромную пенсию, у рукодельницы имеется внушительный запас тканей, который подвергается строгой системе сортировки.

– Хорошо, что у меня трёхкомнатная квартира, рассказывает Нина Владимировна. Одна из комнат отведена под мастерскую — часть тканей хранится там. Есть ещё и внушительных размеров кладовка, куда я установила специальные стеллажи с коробками, там всё рассортировано: трикотаж, хлопчатобумажные ткани, искусственный мех и т. д. Ещё и комод полностью занят материалами. Но благодаря строгой системе я всегда могу найти нужную ткань за пару минут, не перерывая все закрома.

Несмотря на то что Нина Владимировна уже почти двадцать лет живёт в Самаре, в город молодости — Норильск — её работы приходят регулярно благодаря живущей здесь дочери. Вообще, география распространения изделий из ткани включает Курск, Астрахань, Самару, Санкт–Петербург и многие другие города, куда разъехались бывшие коллеги мастерицы.

Предмет

Печворкинг имеет множество направлений и стилей и позволяет создавать практически любой предмет интерьера — от дизайнерских одеял, наволочек и чехлов для диванов до уникальных мягких игрушек, одежды и даже картин. Суть этого вида творчества заключается в создании рисунка или композиции путём сшивания разных лоскутков ткани воедино.

Коллекция

За 11 лет увлечения данным хобби Нина Владимировна создала такое количество предметов, что даже с трудом может назвать их приблизительное количество. Одних только кукол было сделано без счёта. А одеял, наволочек и чехлов для мебели хватило бы для открытия собственного отеля в деревенском стиле.

Старт

Шитьём Нина Владимировна занималась всегда — в детстве для удовольствия, после замужества в силу необходимости, одевая всю семью и принося уют в дом. Со временем пошив одежды стал и дополнительным источником заработка. Норильские модницы выстраивались в очередь к мастеру за нарядом, подсмотренным в иностранном журнале. Тогда–то, в середине 1980–х, женщина впервые и столкнулась с техникой лоскутного шитья.

– Как–то в 1980–х коллега по работе довольно много времени провела на больничном, а когда вышла, принесла с собой лоскутное одеяло и показала нам, — вспоминает Нина Баранникова. — Сделано покрывало было из старых халатов и детских платьишек, из которых дочь выросла. Мне очень понравился результат, а главное, идея делать что–то совершенно новое и уникальное из старых вещей, которые обычно идут на выброс. Это сейчас интернет есть, а раньше мы выписывали: «Работницу», «Крестьянку» и т. д. Я стала листать журналы и нашла там информацию об этой технике. В итоге собрала обрезки тканей, оставшиеся от пошива одежды, и сделала своё первое лоскутное одеяло. Впрочем, на этом эксперименты с лоскутным шитьём тогда и закончились. Пока жила в Норильске, были более важные дела: семья, работа, опять же заказы по пошиву одежды.

Развитие

Вернулась к этому занятию наша героиня лишь много лет спустя, выйдя на пенсию и переехав в Самару. Заводить новую клиентскую базу профессиональной швее не хотелось, да и работать хотелось уже больше для собственного удовольствия, а не ради денег.

– До сих пор по старым связям иногда люди обращаются с просьбой пошить какую–нибудь одежду, хотя из Норильска я уехала ещё в 2003 году, но это бывает крайне редко, — делится Нина Владимировна. — Так что шью теперь исключительно для собственного удовольствия, а изделия рассылаю дочери, внукам, друзьям, бывшим коллегам по работе. Вот и сейчас как раз работаю над новым лоскутным одеялом — подарок для подруги, которая живёт в Курске, а когда закончу, планирую ещё одно сшить для сына. Потом думаю вернуться к созданию картины из лоскутков, которую начала уже давно, но так и не закончила. Да и по созданию мягких игрушек тоже соскучилась. В общем, работаю в своё удовольствие и с пользой для родных и близких людей.

16 января в 16:00
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.