МАУ ИЦ «Норильские новости»

Работа, равная отваге

Работа, равная отваге

Работа, равная отваге

Самоотверженный труд норильчан был их мощным оружием против фашистов. При этом жители нашего города, невзирая на то что сами испытывали глубокую нужду, порой отдавали на фронт последнее.

Работа, равная отвагеПланы выполнялись героическими усилиями металлургов и коллективов других предприятий комбината

Основа всего

Человеческий труд — это основа всего во все времена. Уголь из недр Шмидтихи и руда соседней горы не сами собой попадали в производственные цеха металлургического завода. Металл не сам собой обогащался и плавился. Долгими днями и бессонными ночами ковали Победу норильчане.

Кто расскажет о людях и событиях подробнее и интереснее всего, как не печатные издания — свидетели эпохи. Начать хочется с выдержек из статьи 1982 года, опубликованной в «Заполярной Правде»: «Работа, равная отваге на войне» и посвящённой периоду Великой Отечественной.

«Строительство Норильского комбината определяло прежде всего производство никеля, выпуск других металлов считался сопутствующим. Всё зависело от параметров ведущего предприятия — Никелевого завода, который вначале проектировался только для производства файнштейна. Уникальность норильского месторождения требовала совершенно новой технологии в металлургии. Проект завода составлялся без надёжной технологической схемы. У металлургов страны не было достаточного опыта строительства подобных заводов, а сроки были сжатыми до предела...

Партия выдвинула перед советским народом лозунг: «Хочешь врага победить в войне — план выполняй вдвойне и втройне!» Работы на БМЗ не прекращались ни днём, ни ночью. Каменщики ещё возводили стены, а монтажники уже монтировали плавильные агрегаты...

В приказе начальника комбината по итогам социалистического соревнования за июнь 1942 года отмечалось, что Большой металлургический завод выполнил план месяца по файнштейну на 100,8%. Коллектив выполнил задачу, поставленную руководством комбината. В первом пункте приказа по комбинату за август говорится: «Переходящее Красное знамя металлургических предприятий от ММЗ передать коллективу БМЗ, организовавшему энергичную работу по увеличению проплава и значительно из месяца в месяц увеличивающему выпуск продукции». Это было первое Красное знамя молодого предприятия».

Привет от Сталина

С ростом производственных мощностей комбината менялся и запрос на объёмы. В 1943 году было резко увеличено задание по выпуску металлов. При недостатке завозных технических материалов, одежды, обуви и продовольствия оно могло быть выполнено лишь за счёт героических усилий металлургов и коллектовов всех других предприятий комбината. Норильчане приняли вызов. В июне 1943 года Норильскому комбинату впервые присвоили звание «Лучшее предприятие Наркомата Внутренних Дел СССР», а уже в начале июля большая группа норильчан была удостоена высоких правительственных наград.

В изданном тиражом 325 экземпляров альбоме «Норильский комсомол — фронту» (1944 г.) есть такой документ: «Радиограмма. Высшая правительственная. Из Москвы. Пом. Нач. Политотдела Норильского комбината товарищу Якубову. Прошу передать комсомольцам и молодёжи Норильского Заполярного комбината, собравшим один миллион рублей на строительство самолёта «Заполярник», мой горячий привет и благодарность Красной Армии. И. Сталин».

Без сна и отдыха

Яркий пример стойкого преодоления трудностей и становления характера настоящих норильчан приведён в послевоенных воспоминаниях комсомольца Израиля Бондаровского:

«Нас было шестеро, все из Одессы, все с Канатной или Ремесленной — соседи, друзья, одним словом. Кто — начиная с детсадовских времен, кто со школьной скамьи. Вместе учились на рабфаке, а потом в одной группе Одесского индустриального института (теперь — политехнический). И вот шестеро друзей в Норильске, сидят перед Завенягиным. Беседа длится три часа. К каждому по тридцать вопросов и последний: «Что могу сделать для вас?..».

Август сорокового года. Напротив гаража строили деревянный дом. Один этаж закончили в день приезда одесситов. При нас поставили рамы, застеклили. Мы откуда–то принесли буржуйку, трубу — в окно. Вечером плюс тридцать, к утру в ведре лёд...

Сорок второй год. Предпусковые дни на ТЭЦ. Специалистов эксплуатации тепловых электростанций — мощных по тому времени — не было. Мы, одесситы, и кроме того, Иннокентий Ширяев, Игорь Иванов, Костя Чернышев — он до сих пор здесь работает — и стали основным костяком инженерно–технического персонала...

Декабрь. Помещение станции отапливалось плохо... Температура в котельной на пять–десять градусов выше, чем на улице, не больше. Как–то разморозились задвижки на теплообменнике. Костя Чернышев с товарищами полтора часа работал под струёй холодной воды, пока не заменил.

Бывало, три недели не уезжали домой, одну из комнат превратили в спальню, работали по 18–20 часов, больше четырёх–шести часов не отдыхали. Сначала спали на полу, потом поставили кровати...

Линии (электропередач) были временные, искать в пургу повреждения — ад. Механизмов никаких, транспорт — одна лошадь у диспетчера. Работали в суконных масках с тремя отверстиями — для рта и глаз...».

Помощь отовсюду

Помогать людям, даже когда сам испытываешь нужду, — в нас это заложено на генетическом уровне. О, как переплетается история. И сегодня норильчане помогают Донбассу кто чем может, и в Великую Отечественную без колебаний отдавали последнее. Это подтверждает подшивка газеты «За металл» за 1944 год:

«Пусть наши рубли идут на восстановление угольных шахт любимого Донбасса, разрушенного ненавистным врагом. Пусть снова потоки угля плавят смертоносный металл, который обрушится на головы фашистов — так заявили бойцы и командиры подразделения т. Дрозд. 2200 рублей собрали они на восстановление угольного центра нашей страны — Донецкого бассейна.

Активное участие в сборе приняли тт. Ляпин, Шестак, Дробышевский, Лысак, Черных, Крылов. Эти товарищи отдали 45 процентов своего месячного заработка горнякам Донбасса. Большие суммы отчислили тт. Карлов, Верхотуров, Рябенко, Кузнецов, Прокопьев и др.».

«Горнякам Донбасса цеха управления капитального строительства собрали 97 вещей и 20 800 рублей деньгами. Из этой суммы на ДОЗе собрано 8000 рублей. Наибольшее количество вещей изготовила пошивочная мастерская 2–го отделения. Сбор вещей и денег продолжается».

«Почин портновско–сапожной мастерской подразделения, где начальником т. Пахомов, поддержали работники Главтермоизоляции. 14 марта на склад комиссии по сбору вещей для горняков Донбасса от коллектива термоизоляции поступили вещи, среди которых летние тужурки, майки, трусы, носки, платья детские, брюки и разная домашняя утварь. Металлурги, горняки, энергетики, строители, транспортники! Помогайте восстановить родной Донбасс, собирайте вещи и культурные принадлежности для шахтеров».

«Однажды через железнодорожный пикет № 11 проходил трактор с прицепленной рамой экскаватора «Воткинец». Зацепившись гусеницами за рельсы трактор остановился на железнодорожном пути. В это время со станции Норильск–1 следовал поезд № 807, направляясь на станцию Норильск–2. Авария была неизбежна, если бы дежурившая т. Мирошникова П. А. не побежала навстречу поезду и не подала сигнала остановки. Машинист паровоза заметил сигнал, остановил поезд в 10 метрах от трактора. Тов. Мирошниковой за проявление бдительности и находчивость начальником управления железной дороги объявлена благодарность с занесением в личное дело и выдана денежная премия, которую т. Мирошникова сейчас же внесла в фонд обороны нашей Родины».

В войну, по инициативе комсомольских, партийных, профсоюзных организаций Норильска, неоднократно собирались средства на постройку боевых самолётов. Всего в фонд обороны было сдано 60 млн рублей, на постройку боевой техники — 12 млн рублей. Кроме того, была оказана помощь осаждённым ленинградцам. Норильчане получили более 20 благодарственных радиограмм за подписью И. В. Сталина.

Строители ТЭЦ, энергетики и комбинат в целом 13 раз удостаивались переходящего Красного знамени Государственного Комитета Обороны. Первыми его обладателями стали строители ТЭЦ в декабре 1943 г., а в 1946 г. два знамени — для энергетиков и Норильского горно–металлургического комбината — были оставлены в Заполярье на вечное хранение, последнее хранится в Музее Норильска.

Указами Президиума Верховного Совета СССР (от 4 июля 1943 г. и 17 мая 1945 г.) были награждены орденами и медалями 525 работников Норильского комбината, среди них десять — орденом Ленина, 54 — орденом Красной Звезды.

В 1985 году «Заполярка» публиковала отчёты группы «Поиск» о фронтовых дорогах норильчан

В одном из рассказов — о Севере Филимоновиче Самойлове, родившемся в 1925 году, примечательной деталью стало то, что, когда он уже пребывал в рядах действующей армии, на его имя в Норильск пришла почётная грамота за успехи в труде, которую политотдел комбината передал матери. «ЦК ВЛКСМ награждает настоящей грамотой в связи с 25–летием ВЛКСМ тов. Самойлова Севера Филимоновича, дежурного по щиту управления центральной электростанции, — за высокую производительность труда и отличное качество выпускаемой продукции. 2 ноября 1943 г.», гласил документ.

Молодёжь электростанции, как писала «Заполярная Правда», «задавала тон в соревновании: ударная вахта, посвящённая 25–летию ВЛКСМ, сбор средств на вооружение Красной Армии, первые комсомольские смены... Мы вправе предположить, что Север «вертелся» в гуще этих дел. Всего в тот год такими же грамотами ЦК были награждены 29 норильчан».

Учеником электрика Север стал в 16 лет, зимой 1942 года. 26 сентября 1943 года, когда ему уже исполнилось 17, Север писал старшему брату Льву: «Можешь поздравить: вчера на экзаменах квалификационная комиссия признала мои ответы отличными. Теперь буду работать самостоятельно, на подстанции... Девчонками не увлекаюсь, некогда... Кончится война, сдам экзамены экстерном и поступлю в институт. Вот увидишь!» Планам юноши не суждено было сбыться: «В июле 1943–го Севера Филимоновича из Норильска направили учиться на стрелка–радиста в школу младшего авиасостава ВВС Военно–Морского Флота (город Рузаевка под Саранском). Не позднее августа он прибыл в 7–й гвардейский штурмовой авиационный полк на Балтику. Весной 1944–го лётчики начали осваивать топ–мачтовое бомбометание на двухместных Ил–2, когда цель поражается с бреющего полёта на высоте «топ–мачты» корабля. Это давало высокие результаты, но и увеличивало наши потери — из–за малых скоростей самолётов и встречного огня. Рано утром 19 мая 1944 года экипаж «топ–мачтовика», которым командовал командир звена лейтенант А. И. Стратилатов, вылетел на боевое задание. Самолёт подбили. Стратилатов и младший сержант С. Самойлов приняли решение обрушить горящий Ил на вражеский тральщик..., — говорилось в отчёте исследователей. — Недалеко от Калининграда есть посёлок Чкаловск. Местные энтузиасты собрали небольшую экспозицию о подвиге двух гвардейцев — лейтенанта А. Стратилова и младшего сержанта С. Самойлова».

Благодарим за помощь в подготовке материала норильский городской архив, Музей Норильска и Централизованную библиотечную систему города Норильска.
16 апреля в 15:15
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.