МАУ ИЦ «Норильские новости»

Армяне

Армяне

Армяне

В Норильске живут более 350 армян. Один из них Армен Дарбинян.

Армен Дарбинян

В Норильске нет официально зарегистрированной армянской диаспоры, но, безусловно, все армяне знакомы если не лично, то заочно, через друзей и родственников. Наш сегодняшний герой — яркий представитель этой национальности, коренной норильчанин, врач–нейрохирург Армен Дарбинян.

– Я из грузинских армян, мои предки бежали в Грузию от турецкого геноцида в начале прошлого века. Моя семья уже полвека живёт в Норильске, точнее в Талнахе. Отец, Петрос Дарбинян, в прошлом известный бригадир–строитель. Он приехал на Север в 1963 году: строил Усть–Хантайскую ГЭС, жилые дома Снежногорска, потом перебрался в Талнах, возводил ТОФ. Мама, Нина Дарбинян, больше 25 лет проработала в «Талнахторге». У родителей моих, как в сказке, три сына. Сейчас они уже уехали на материк, а мы с братьями по–прежнему в Норильске: старший брат — предприниматель, я — врач, а младший — горный инженер в «Норникеле».

В Норильске почти все армяне друг друга так или иначе знают. Однофамильцев у нас вообще нет, любой Дарбинян — обязательно мой, пусть и далёкий, но родственник.

Врачом я решил быть ещё в детстве. В нашей семье много медиков, да у армян вообще медицина всегда была в почёте. Помню, классе в четвёртом я посмотрел польский фильм «Знахарь» и понял, что хочу быть «врачом по голове», тогда я ещё не знал, что эта специальность называется «нейрохирургия». После школы окончил Санкт–Петербургскую педиатрическую академию, потом три года учился в клинической ординатуре. В академии познакомился с будущей женой, привёз её в Норильск, сейчас она детский эндокринолог в поликлинике, у нас растут две дочери.

Я работаю врачом–нейрохирургом в городской поликлинике № 1, а также дежурным нейрохирургом экстренной службы в межрайонной больнице № 1 в Оганере. Дело моё непростое: в поликлинике тяжело физически — много пациентов, в экстренной службе тяжело морально — это медицина катастроф, непростые травмы. За многие годы, конечно, привыкаешь ко всему, но мы, врачи, — не роботы и не циники, а такие же живые люди. Бывает, при массовом ДТП привозят сразу по несколько пострадавших, и ты подряд делаешь сложные операции. А бывает так, что над одним «тяжёлым» пациентом одновременно работают две–три бригады: нейрохирурги, травматологи, анестезиологи.

Когда в доме, как у нас, два врача, неизбежны постоянные разговоры о работе, пациентах. На праздники и в памятные дни мы стараемся собираться все вместе, одной большой семьёй: с братьями, их жёнами и детьми. Жёсткого патриархата у нас нет, браки смешанные, но традиций, в том числе и кулинарных, мы придерживаемся. Армянская кухня — это много зелени, пряностей, орехов, это лаваш, долма, хаш, блюда из баклажан. Моя жена уже настолько пропиталась армянским духом, что, например, в приготовлении долмы не уступает армянкам. Впрочем, кавказские народы друг у друга заимствовали многие блюда, и сейчас армянский люля–кебаб или грузинский шашлык стали интернациональными. Дома, в семье мы говорим по–русски. Конечно, я знаю армянский язык, в том числе свой диалект, но думаю всё–таки на русском. Мои дети, увы, по–армянски не говорят. Но зато мы придерживаемся религии предков, ведь армяне — одни из первых православных христиан, последователи армянской апостольской церкви.

В Норильске почти все армяне друг друга так или иначе знают. Однофамильцев у нас вообще нет, любой Дарбинян — обязательно мой, пусть и далёкий, но родственник. Кстати, наша фамилия происходит от слова «дарбин» — что значит «кузнец» (среди армян вообще много строителей, ремесленников, архитекторов). Родители воспитывали нас так, чтобы мы жили, гордясь своей фамилией, чтобы ни один человек ничего плохого не мог сказать о Дарбинянах. Этому же мы сейчас учим своих детей.

Армяне — народ, относящийся к арменоидному типу европеоидной расы. Составляют основное население Армении и непризнанной Нагорно–Карабахской Республики, также это второй по численности народ в Грузии, Абхазии и Ливане, один из наиболее многочисленных народов России. В Норильске, согласно переписи населения 2010 года, армяне находятся на 15–й строчке: в нашем городе таковыми себя считает 351 человек. Армяне внесли серьёзный вклад в историю Норильска, к примеру, «почерк» армянских архитекторов и традиции «знойной» южной архитектуры можно и сейчас увидеть на улицах нашего города.

Наши люди

Микаэл Давидович Мазманян

Заслуженный архитектор Армянской ССР, руководитель Государственной архитектурно–планировочной мастерской № 3, первый директор Ереванского политехнического института. В 1937 году Микаэла Мазманяна вместе с коллегой Геворгом Кочаром за связь с врагами народа арестовали и выслали в Норильск. Мазманян руководил бригадой архитекторов в проектном отделе комбината, совместно с архитекторами Непокойчицким и Кочаром разрабатывал генпланы Дудинки, Норильска и окрестных посёлков. Он работал над проектами зданий в нашем городе, среди них: проекты застройки Октябрьской и Гвардейской площадей; проект планировки и застройки кварталов Норильска; жилые дома и детский сад–ясли на улице Севастопольской; проекты парка имени комсомола, городского сквера имени Пушкина, центрального стадиона на 15 тыс. зрителей.

Геворг Барсегович Кочар (Кочарян)

Заслуженный архитектор Армянской ССР, профессор, руководитель архитектурно–промышленных мастерских в Ереване, коллега и соавтор Мазманяна. В Норильске работал в проектном отделе Норильского комбината над проектами многих зданий города, это: жилые дома на улицах Севастопольской, Б. Хмельницкого, Кирова; баня на ул. Б. Хмельницкого, Дом связи на ул. Октябрьской, школа№ 1 на ул. Комсомольской, здания аэропорта «Надежда» и пассажирского вокзала; въездная арка с проходной на промплощадку и здание управления комбината на пл. Завенягина.

Владимир Ваганович Терпогосов

Металлург, главный инженер цеха комбината «Североникель» в Мончегорске. В 1942 году вслед за своим эвакуированным предприятием приезжает в Норильск. За время работы на комбинате прошёл путь от начальника плавцеха и главного инженера Большого металлургического завода до начальника управления металлургическими заводами. В 1953 году он был и. о. начальника Норильского комбината. Под его руководством плавцех БМЗ в 1943 году выдал первый электролитный никель, черновую медь и платиноиды в шламах. Во время его руководства управлением металлургическими заводами Норильск получил первый промышленный кобальт. Он был одним из инициаторов строительства медного завода с учётом «резерва роста» производственных мощностей.

25 июня 2019г. в 16:45
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.