МАУ ИЦ «Норильские новости»

Немцы

Немцы

Немцы

В Норильске по последней переписи населения проживают 497 немцев, в том числе и Елена Бачинская (Штюрмер).

Елена Бачинская (Штюрмер)

Елена Фридриховна родилась в Томске. Отец — немец, мать — русская. Как и многие советские немцы, её предки по отцовской линии, как и сам отец, столкнулись с репрессиями, связанными с началом Великой Отечественной войны. В начале 1980–х годов Елена переехала в Норильск и по специальности, полученной в Ленинградском государственном театре музыки и кинематографии, устроилась в норильский театр художником–декоратором. Также она была главным художником во Дворце культуры и техники комбината, а с конца 1980–х перешла работать в Норильский колледж искусств. Сейчас наша героиня продолжает работать на благо Норильска: заведует отделением декоративно–прикладного искусства и народных промыслов в НКИ, который, по её словам, стал для неё родным и любимым.

— Мой отец, Фридрих Августович, был по материнской линии из приволжских немцев, которых ещё Пётр I пригласил ко двору. По отцовской линии его предки попали в Россию в 1920–х годах — они были инженерами. Отец родился в Куйбышеве (ныне — Самара), в 1940 году ушёл в армию, откуда с началом войны как лицо немецкой национальности был сослан в Читу, работал в шахтах. Благо там он пробыл недолго и вскоре оказался в Томске, где и познакомился с моей мамой, сибирячкой Марией Игнатьевной. А вот судьба деда была печальнее: в начале войны его расстреляли за неосторожную фразу о том, что Красной Армии будет сложно справиться с Гитлером.

Я родилась в Томске в 1946 году. Детство у меня было счастливое. Родители очень любили друг друга, что не могло не отразиться и на мне.

Тем не менее, когда я была ребёнком, сверстники иногда дразнили меня из–за немецких корней. Отец успокаивал, убеждал не обращать внимания. Вообще, мои родители были изумительными людьми: очень просвещёнными и много читающими.

У нас был хороший круг друзей, и это были люди совершенно разных национальностей — русские, немцы, евреи...

Я хорошо помню смерть Сталина, когда по всей стране прокатился траур, и был какой–то ужас в сердцах людей. Но в Сибири этот ужас был часто демонстративным, по крайней мере, у моих родителей по этому поводу не было никакой печали. Они с оптимизмом приняли приход к власти Хрущёва и последовавшую за этим оттепель.

Отец великолепно знал немецкий язык, он учил ему и нас с мамой. А когда к нам в гости из Казахстана приезжала бабушка, мы часто отмечали праздники на немецкий манер: Рождество, Пасху... Я помню, как перед едой мы обязательно, сидя за столом, молились по католическому обычаю.

Отучившись в Ленинграде, по распределению я попала в Пермскую область, где четыре года проработала главным художником театра. В 1982 году познакомилась с актёрами Норильского драматического, которые гастролировали в Ленинграде, и вскоре оказалась на Севере.

Норильская зима меня не сильно удивила, поскольку о морозах я знала не понаслышке. Поразило другое — любовь норильчан к театру.

По понятным причинам в Норильске хватало немцев. Поэтому неудивительно, что в середине 1980–х здесь появилась община. Мы вместе праздновали памятные даты, устраивали культурные вечера, проводили курсы по изучению языка, шили национальные костюмы, готовили немецкие блюда. Что вполне логично, многие интересовались жизнью на исторической родине и не прочь были бы переехать. Я и сама могла уехать в Германию, даже стала собирать необходимые для этого документы, но моя семья не захотела покидать родные края, а я настаивать не стала.

Сегодня в Норильске осталось не так много немцев, в основном это люди старшего поколения. Конечно, есть и молодёжь, но немцами они себя практически не считают. Я и сама, признаюсь, несмотря на знание языка, культуры и обычаев немецкого народа, являюсь больше русской, хотя и от своих баварских корней не отказываюсь. Человек живёт там, где чувствует себя как дома. Мой дом в России, в Норильске, где я познакомилась со многими хорошими и приветливыми людьми.

Немцы — нация, произошедшая от древних германцев, основное население Германии, Австрии, Швейцарии и Лихтенштейна. Славяне образовали слово «немец» от «немой, неспособный говорить на понятном языке». До XX века в России они также именовались германцами. Немцы внесли заметный вклад в развитие российской науки и культуры. Многие из них отличились, находясь на государственной и военной службе. В Норильске по последней переписи населения проживают 497 немцев, они занимают 13–е место по численности.

Наши люди

Карл Денцель

Родился в Воронежской области, окончил Одесский мединститут. В 1942 году Денцеля репрессировали, до 1955–го он был в Норильлаге. После реабилитации работал в норильском здравоохранении: главным рентгенологом города, заведующим рентгенологическим отделением, а также в онко– и противотуберкулёзном диспансерах. Основатель рентгенологической службы Норильска.

Александр Горр

Родился в семье поволжских немцев. После ареста отца семья переехала в Потапово. Александр Горр работал в местном совхозе, заочно окончив Московский фининститут, стал главбухом Дудинской конторы управления торговли комбината. Почти 40 лет работал на НГМК, из них 17 лет возглавлял управление торговли Норильска. Организовал бесперебойное снабжение НПР продуктами и промтоварами.

Ганс Мюнценмайер

Родился в Штутгарте, жил с родителями в Ленинграде. После ареста отца Ганса с матерью выслали в Киргизию, в 1941–м арестовали и их. Срок он отбывал в Норильлаге. После освобождения работал в ДИТРе киномехаником, был первым режиссёром народного театра медного завода. Стоял у истоков телевидения — был главным режиссёром на НСТ.

10 декабря 2019г. в 17:00
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.