МАУ ИЦ «Норильские новости»

Эвенки

Эвенки

Эвенки

В России живут около 37 тысяч эвенков, в том числе и 266 — на Таймыре, 22 в Норильске.

Артур Хукочар

Артур Хукочар родом из эвенкийского посёлка Эконда (сейчас это Эвенкийский район Красноярского края). Когда мальчику было десять лет, его отправили в школу–интернат в Туру. После окончания девятого класса Артур переехал в Норильск и поступил в училище на художественное отделение по направлению «художник–резчик по дереву». Но по профессии работать так и не пошёл: вместо этого устроился на медный завод, чтобы обеспечить семью достойным заработком. По его собственному признанию, больше всего ему нравится выезжать в тундру, охотиться и рыбачить, как и его предкам, для которых это было основным занятием, Артур также находит здесь отдушину для себя.

— В нашем посёлке жили примерно 800 человек, в основном эвенки. Люди, как правило, вели промысел: охотились, рыбачили. Но были у нас и оленеводческие бригады, в одной из которых, самой передовой, работали мои бабушка и дедушка. Кстати, бабушка, Дарья Фёдоровна — ветеран труда и почётный охотник. В детстве мне больше нравилось проводить время с ними в лесотундре, чем в посёлке. Я любил и до сих пор люблю эти нетронутые цивилизацией места. Оглядывая бескрайние просторы, начинаешь понимать, что такое настоящая свобода, и ещё больше проникаешься уважением к матери–природе.

Поскольку в нашем посёлке была только «трёхлетка», меня, как и других ребят, отправили в Туру в школу–интернат. Его я вспоминаю с теплотой, благодарен учителям и воспитателям, которые не просто учили нас, но и были нам как родные. Порой, конечно, жилось непросто, а иногда и тоскливо — хотелось домой... Но интернат стал для нас и хорошей школой жизни. Там учились ребята разных национальностей, и все между собой хорошо ладили. На летние каникулы и новогодние праздники нас вертолётами отвозили домой.

В школу периодически приезжали люди, которые рассказывали о том, куда мы могли бы поступить в дальнейшем. У меня было два варианта: училища в Дудинке и в Норильске. Я выбрал Норильск, поскольку когда–то давно, когда город ещё начинали строить, здесь по линии комсомольского десанта трудилась и моя бабушка. Так в 1990–м году я и оказался здесь. Город меня не сильно поразил, разве что по меркам нашего посёлка он был очень большим. Училище, куда я поступил, мне очень понравилось. Я сразу же завёл друзей, с интересом изучал художественное дело. К слову, я был первым жителем Эвенкии, поступившим сюда.

В 1994 году окончил учёбу. Ремесло, которым я овладел — резьба по кости и дереву, — очень интересное. Но поскольку наступили тяжёлые, в том числе и с точки зрения заработка времена, по профессии я толком и не продвинулся. К тому же я женился, появился ребёнок, нужно было в первую очередь думать о том, чтобы кормить семью. Я устроился на медный завод и работаю здесь уже 27–й год.

Я не жалею, что когда–то приехал в Норильск: город мне в итоге пришёлся по душе, люди общительные и дружелюбные, коллектив на работе сплочённый.

Ещё в молодости я заметил, что норильчане — особый народ. Когда кто–то попадал в передрягу, например в аэропорту на материке, то мог всегда рассчитывать на поддержку земляков, вплоть до денег на билет до дома. А ещё мне по нраву здешняя природа: стоит отъехать от города, как перед тобой открывается новый, насыщенный красками мир. Ну, а поскольку я, как и мои предки, искренне люблю тундру и всё, что с ней связано, — будь то охота, рыбалка или просто прогулки вдали от людской кутерьмы, — мне здесь не бывает скучно. Именно поэтому, наверное, я уже и представить не могу, что мог бы жить по принципу, свойственному многим другим: работа — дом. Даже во время отпуска, отдохнув месяц на море, оставшиеся два месяца я непременно пропадаю в лесотундре.

И всё–таки практически каждый норильчанин рано или поздно задумывается о переезде на материк. Подумываю об этом и я: планирую переехать поближе к Красноярску. Пока не знаю, когда именно это произойдёт. Но твёрдо знаю, что буду жить в частном доме.

Каждый народ стремится сохранить свои традиции, приумножить культуру. Что касается малочисленных народов, для нас эта тема ещё более актуальна. Когда выдаётся возможность, я с удовольствием посещаю различные национально–культурные фестивали. Конечно, чаще всего этнокультурные мероприятия, проводимые народами Севера, проходят в Дудинке, но и в Норильске в последние годы устраивается немало таких праздников. Хочется верить, что эта практика будет продолжаться и дальше, ведь нас, выходцев из народов Севера, действительно мало. Поэтому, для того чтобы сохранить традиции и уклад жизни, которые сегодня, к сожалению, и так уже подверглись сильному влиянию, нужно приложить большие усилия. Мой народ, как и другие народы Севера, обладает интересной, уникальной историей, и мне хочется верить, что наши дети, а затем и их дети будут помнить о корнях и останутся самими собой.

Эвенки — один из самых многочисленных северных народов, сохранивший самобытность и традиционные религиозные верования. До 1930–х годов были известны как тунгусы. Самоназвание эвенков — эвэнкил, что переводят как «народ, живущий в горных лесах» или «идущие поперёк хребтов». Населяют обширную территорию от Енисея на западе до Охотского моря на востоке. Южная граница расселения проходит по левобережью Амура и Ангаре. Эвенкийский язык принадлежит к тунгусо–маньчжурской семье наряду с негидальским и эвенским. В мире около 77 тысяч эвенков, многие из которых живут в Китае. По данным Всероссийской переписи 2010 года, в России проживают порядка 37 тысяч представителей этого народа, в том числе и 266 — на Таймыре. По данным той же переписи, в Норильске живут 22 эвенка.

Наши люди

Фёдор Елогир

Фёдор Елогир

Фёдор Елогир

Родился в посёлке Хантайское Озеро в 1886 году. Один из первых коммунистов колхоза «Красный промышленник». Возглавляемая им бригада добилась высоких показателей. За достигнутые успехи в развитии народного хозяйства награждён орденом Ленина. Занесён в Книгу почёта Таймырского национального округа за активный вклад в подъём экономики и культуры округа.

Николай Утукогир

Николай Утукогир

Николай Утукогир

Подростком работал оленеводом, потом дорос до бригадира. Оказался последним оленеводом на Хантайском Озере. Во времена перестройки, когда закрыли совхоз, принял остатки прежних стад — 300 голов оленей. Награждён медалью «Заслуженный работник сельского хозяйства».

Николай Салаткин

Подростком работал оленеводом, потом дорос до бригадира. Оказался последним оленеводом на Хантайском Озере. Во времена перестройки, когда закрыли совхоз, принял остатки прежних стад — 300 голов оленей. Награждён медалью «Заслуженный работник сельского хозяйства».

30 мая в 11:49
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.